Разное

Комплекс неполноценности альфред адлер: Комплекс неполноценности

10.11.2020

Содержание

Комплекс неполноценности по Альфреду Адлеру

Бессознательное всемогущество

Альфред Адлер — выдающийся австрийский врач, невропатолог, психиатр и психолог. Работал вместе с Зигмундом Фрейдом над основами психоанализа. Человека Адлер рассматривал с точки зрения его индивидуальности, считая личность цельной системой, потому-то его подход и получил название индивидуальной психологии.

Одно из самых известных достижений Альфреда Адлера – введение им понятия «комплекс неполноценности».

«Эти представления Адлера во многом сложились под впечатлением концепции фикционализма, разработанной немецким философом-позитивистом Гансом Файхингером (1852-1933). В опубликованной в 1911 году работе «Философия «как если бы» Файхингер выдвинул положение о том, что поведение огромного числа людей определяется некими социальными «фикциями» (такими, например, как «все люди равны в своих возможностях» или «чтобы добиться успеха в жизни, главное – желание»), которые совершенно не соответствуют действительности.

В погоне за этими фикциями люди понапрасну расточают свои силы и энергию, так ничего реального и не добиваясь. Аналогичным образом, согласно Адлеру, протекает жизнь невротика, который, стремясь компенсировать чувство собственной неполноценности, преследует цель достижения фиктивного превосходства.

Хотя компенсация и сверхкомпенсация чувства неполноценности через стремление к превосходству может принос

Комплекс неполноценности и комплекс превосходства

Комплекс неполноценности и комплекс превосходства. Альфред Адлер. Каждый симптом в жизни человека проявляется в динамике, то есть в развитии. Поэтому можно сказать, что у него есть прошлое и будущее. Будущее неразрывно связано с нашими стремлениями и целью, тогда как прошлое указывает на характер неполноценности или неадекватности, которую мы стараемся преодолеть. Вот почему комплекс неполноценности нас больше интересует в начале, в то время как комплекс превосходства нас интересует в его динамике, развитии. Более того, эти два комплекса естественным образом связаны.

Каждый симптом в жизни человека проявляется в динамике, то есть в развитии. Поэтому можно сказать, что у него есть прошлое и будущее. Будущее неразрывно связано с нашими стремлениями и целью, тогда как прошлое указывает на характер неполноценности или неадекватности, которую мы стараемся преодолеть. Вот почему комплекс неполноценности нас больше интересует в начале, в то время как комплекс превосходства нас интересует в его динамике, развитии. Более того, эти два комплекса естественным образом связаны. Нас не должно удивлять, если в случае, в котором мы рассматриваем комплекс неполноценности, мы обнаруживаем более или менее скрытым комплекс превосходства. С другой стороны, если исследуем комплекс превосходства в динамике, мы всякий раз находим более или менее скрытый комплекс неполноценности.

Общие положения

Необходимо уяснить, что слово «комплекс», которое мы употребляем в отношении неполноценности и превосходства, отражает прежде всего преувеличенные чувство неполноценности и стремление к превосходству. Если мы посмотрим на вещи таким образом, это снимет кажущийся парадокс о двух противоположных тенденциях, существующих в одном индивиде, так как очевидно, что в норме стремление к превосходству и чувство неполноценности дополняют друг друга. Если мы удовлетворены нынешним положением дел, в нас не должно быть места для стремления превосходить и добиваться успеха. Поэтому, ввиду того, что так называемые комплексы развиваются из естественных чувств, они не более противоречивы, чем обычные чувства.

Стремление к превосходству никогда не исчезает, и фактически, именно оно формирует разум и психику человека. Как мы говорили, жизнь — это достижение цели или формы, а стремление к превосходству — это движущая сила для достижения формы. Это своего рода поток, несущий вперед весь материал, который может найти. Рассмотрим для примера ленивых детей. Недостаток у них активности, отсутствие интереса к чему бы то ни было могут создать у нас впечатление полного отсутствия у них движения.Но и у них мы найдем желание превосходить других, желание, которое заставляет их говорить: «Если бы я не был так ленив, я мог бы стать президентом».Ихразвитие и стремление, если можно так сказать, относительны.Они высокого мнения о себе и придерживаются представления о том, что могли бы многое совершить и принести немало пользы, если бы…! Конечно же, это — ложь, выдумка, но все мы знаем, что человечество очень часто удовлетворяется выдумками. И это особенно справедливо в отношении людей, которым не хватает смелости: они вполне довольствуются фантазиями. Не чувствуя в себе большой силы, они всегда идут в обход, желая избежать трудностей. И благодаря этому бегству, благодаря постоянному уходу от битвы, у них появляется ощущение, что они сильнее и умнее, чем это есть на самом деле.

Нам известны дети, которые начинали воровать из чувства превосходства.Они полагают, что, обманывая, дурача других и оставаясь непойманными, они, таким образом, становятся богаче без особых хлопот. То же чувство очень сильно выражено у преступников, которые считают себя героями.

Это не имеет ничего общего со здравым смыслом или общепринятой логикой, когда убийца думает о себе как о герое — это его субъективное представление. Ему недостает смелости, и он хочет так уладить дела, чтобы увернуться от необходимости действительно решать проблемы жизни. Следовательно, преступность — это результат комплекса превосходства, а не проявление фундаментальной и изначальной порочности.

Похожую симптоматику мы наблюдаем у невротических личностей. Например, они страдают бессонницей, а на следующий день им недостает сил, чтобы справиться с требованиями дела, которым они занимаются. Им кажется, что из-за бессонницы у них нельзя требовать безупречной работы, так как они не в состоянии справиться с тем, что могли бы исполнить. Они жалуются: «Вот если бы я выспался, я бы вам показал!»

Нечто подобное происходит с депрессивными личностями, которых мучает чувство тревоги. Тревога делает их тиранами. Фактически, они используют свою тревогу, чтобы управлять другими: с ними постоянно кто-нибудь должен находиться, их нужно сопровождать повсюду, куда бы они ни направлялись, и так далее. Близкие вынуждены строить свою жизнь, подчиняясь требованиям депрессивного человека.

Депрессивные и больные люди всегда являются центром внимания в семье. Таким образом, комплекс неполноценности является источником их силы. Они беспрестанно жалуются, что чувствуют слабость, теряют в весе, и прочее, но, несмотря на это, они сильнее всех остальных. Они подавляют здоровых людей — факт, который не должен нас удивлять, так как в нашей культуре болезнь может давать определенную силу и власть.(И если бы мы задались вопросом, кто сильнейшие люди в нашей культуре, логично было бы ответить – младенцы. Младенцы правят, сами же оставаясь неподвластными.)

В заключении нашего изложения общей идеи комплексов неполноценности и превосходства, мы не можем не сказать несколько слов о них применительно к нормальным людям. Как мы уже говорили, чувство неполноценности есть у каждого человека. Оно не является психическим расстройством, но, напротив, стимулирует нормальные стремления и здоровое развитие. Патологическим же это чувство становится только тогда, когда в человеке побеждает чувство неадекватности, и это тормозит его полезную активность, делает его депрессивным и неспособным к развитию. В такой ситуации комплекс превосходства может стать одним из методов избежать своих трудностей. Человек с комплексом неполноценности притворяется лучшим, чем он есть на самом деле, и этот фальшивый успех компенсирует чувство неполноценности, ставшее для него невыносимым. У нормального человека нет ни тени комплекса превосходства. Конечно же, он стремится превосходить других в том смысле, что всем нам не чужды амбиции и желание добиться успеха, но пока это стремление выражается в работе, оно не ведет к ложным оценкам, лежащим в основе душевных расстройств.

Комплекс неполноценности

Кирилл Карпенко

Комплекс неполноценности – это болезненная неуверенность в себе, низкая самооценка, ощущение ущербности в сравнении с другими людьми. Комплекс неполноценности — это один из симптомов депрессии.

Понятие «комплекс неполноценности» в научный оборот ввёл венский психоаналитик Альфред Адлер.

Причины комплекса неполноценности

Причинами развития комплекса неполноценности могут быть разные факторы:

  • физический недостаток, дефект;
  • гиперопека над ребёнком, то есть чрезмерная забота, приводящая к выученной беспомощности и зависимости;
  • гипоопека над ребёнком, то есть недостаток заботы о нём, порождающий ощущение неуверенности, незащищённости и уязвимости;
  • жестокое обращение с ребёнком;
  • дискриминация;
  • неудачи, ошибки;
  • нелогичное, неадекватное, негативное мышление;
  • неконструктивная критика и пессимистичное окружение.

Компенсация и устранение комплекса неполноценности

Комплекс неполноценности может приводить к освоению роли жертвы, стремлением вызвать жалость к себе, заботу и опеку.

Либо он может приводить к комплексу превосходства, надменности, хвастовству и высокомерию.

Эффективным способом устранения комплекса неполноценности является труд и стремление к достижениям. Продуктивный труд и личные успехи поднимают самооценку и приводят к самоуважению.

Для предотвращения развития комплекса неполноценности нужно правильно воспитывать детей. С одной стороны, ребёнку нужно дать необходимую заботу и поддержку. С другой стороны, нужно систематически поощрять и развивать самостоятельность, трудолюбие и ответственность детей.

Чтобы избавиться от комплекса неполноценности важно формировать адекватное, объективное и позитивное мировоззрение.

Если комплекс неполноценности вызван негативным окружением, то нужно учиться противостоять психологическому давлению.

Альфред Адлер о комплексе неполноценности:

«Стремление к превосходству никогда не исчезает, и фактически именно оно формирует разум и психику человека. Жизнь — это достижение цели или формы, а стремление к превосходству — это движущая сила для достижения формы. Это своего рода поток, несущий вперед весь материал, который может найти…

Альфред Адлер (1870-1937).

Чувство неполноценности есть у каждого человека. Оно не является психическим расстройством, но, напротив, стимулирует нормальные стремления и здоровое развитие. Патологическим же это чувство становится только тогда, когда в человеке побеждает чувство неадекватности, и это тормозит его полезную активность, делает его депрессивным и не способным к развитию. В такой ситуации комплекс превосходства может стать одним из методов избежать своих трудностей.

Человек с комплексом неполноценности притворяется лучшим, чем он есть на самом деле, и этот фальшивый успех компенсирует чувство неполноценности, ставшее для него невыносимым. У нормального человека нет ни тени комплекса превосходства. Конечно же, он стремится превосходить других в том смысле, что всем нам не чужды амбиции и желание добиться успеха, но пока это стремление выражается в работе, оно не ведет к ложным оценкам, лежащим в основе душевных расстройств».

Анекдот о комплексе неполноценности

— Доктор, у меня комплекс неполноценности!

— Ну что вы, у вас не комплекс неполноценности, у вас настоящая неполноценность!

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

38) «КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ ПРИСУЩ КАЖДОМУ ЧЕЛОВЕКУ» (АДЛЕР)

Одним из крупных представителей психоаналитического движения является известный австрийский врач-психиатр и психолог Альфред Адлер, который родился в 1870 году в Вене. Учась в Венском университете, Адлер увлекся психоанализом и начинает свое сотрудничество с Фрейдом, продолжавшееся 10 лет. Но в 1911 году из-за многочисленных разногласий с Фрейдом он выходит из состава психоаналитической ассоциации и начинает самостоятельные исследования. В начале 30-х годов Адлер уезжает в США, где ведет активную просветительскую деятельность. Умер в Шотландии в 1937 году.

Заслуга Адлера состоит в том, что он стал одним из основателей неофрейдизма, которое хотя и базировалось на теории Фрейда, но внесло в нее значительные изменения. Перенеся центр тяжести с внутрипсихических процессов на межличностные отношения, это направление истолковывает психические нормы как приспособление личности к социальной среде, то есть защитные формы поведения субъекта внутри общества.

Иными словами, на то, как в тех или иных ситуациях ведет себя индивид, напрямую влияют особенности окружающей социальной среды. Поведенческая реакция складывается в течение всей его жизни таким образом, чтобы в любом случае он чувствовал себя защищенным, находился в безопасности благодаря тому, что его поведение полностью соответствует требованиям и нормам социума.

Идеи Адлера освещены в его сочинениях: «О нервном характере», «Теория и практика индивидуальной психологии», «Человекознание», «Смысл жизни» и многих других. Здесь он неоднократно заявляет о том, что жизненная позиция формируется в раннем детстве и образует эталон поведения человека, который диктует его характерные поступки, манеру разрешать различные проблемы.

В его работах освещается принцип единства личности и подчеркивается значение социального, а не биологического фактора в мотивационной деятельности человека. В них же в области индивидуальной психологии он рассматривал довольно сложную концепцию человеческой личности, с которой не все с легкостью соглашались. И на сегодняшний день проводятся бурные дискуссии о его выводах, находятся и сторонники, и противники взглядов Адлера.


Альфред Адлер не раз доказывал, что фантазии, сновидения и прочие психические феномены являются не искаженным выражением прошлых душевных переживаний, как считал Зигмунд Фрейд, а попытками «предсказания» жизненных трудностей личности. И поэтому главными вопросами индивидуальной психологии он считал обнаружение и нужную корректировку бессознательного «плана» жизни, то есть судьбы человека.

«Комплекс неполноценности присущ каждому человеку», – неустанно повторял Адлер. Он рассматривал комплекс неполноценности не только как патологию, но и как естественное, нормальное состояние человеческой психики. Некоторые люди утверждают, что они без комплексов – и полноценны во всех отношениях. Такие выражения, по мнению Адлера, люди используют только для внушения уверенности самим себе. А это уже есть комплекс неуверенности в себе.

По Адлеру, главной причиной возникновения комплексов неполноценности являются возраст и стремление в определенном возрасте играть определенные социальные роли. Например, частая и неоправданная жестокость в подростковой среде есть проявление комплекса неуверенности в себе и борьбы за лидерство. А у взрослых мужчин, говорил Адлер, при недостатке чувства собственного превосходства и уверенности в себе проявляется стремление к поискам новых ощущений, к любовным интрижкам, пьянству, сомнительным приключениям.

Но не все так мрачно, так как, согласно его учению о человеческой психике, другой ее важной компонентой является компенсация. Она является как бы продолжением проявлений комплексов неполноценности в качестве противостоящей им силы. Дело в том, что каждый индивид стремится преодолеть свои комплексы. На эти действия его толкает страх потерпеть из-за них поражение в жизни. Как утверждает Адлер, принцип компенсации заложен уже в физиологическом строении человека (Например, слепой способен очень хорошо слышать), но условием реализации компенсации в психологической сфере являются энергия воли к власти и стремление к превосходству.

Компенсация поддерживает интерес человека к своим жизненным проблемам, при этом индивид стремится преодолеть негативное чувство неполноценности с помощью самоутверждения своей личности среди других, то есть здесь возрастает роль социального фактора. Благодаря реализации своих творческих возможностей в обществе, человек преодолевает чувство неполноценности. Социальная адаптация личности – основная причина проявления различных комплексов и единственная возможность, когда их можно как-то исправить.

Стремление к преодолению чувства неполноценности является условием или даже стимулом творческой деятельности личности, развития и реализации ее способностей, позволяющих компенсировать различные физические недостатки, ущербность социального статуса и т. д., – в общем, всего того, что мешает личности быть уверенной в жизненных ситуациях.

В некоторых случаях стремление освободиться от чувства неполноценности может привести к невротическим срывам; то есть, чтобы получить превосходство над остальными людьми, индивид пытается любыми способами представить свою персону с наилучшей стороны. Сверхкомпенсация – это особая форма реакции на чувство неполноценности, именно она проецирует людей на гениальные достижения.

Саму личность он рассматривает без отрыва от социальной среды. Такое утверждение не способно охватить все реальные движущие силы человеческого поведения, так как сама суть и механизм влияния этих сил на человеческую натуру не раскрыты и не изучены до конца. Но эта идея приобретает огромный интерес у современных психологов и становится крупным объектом для изучений.

Если рассматривать структуру человеческого поведения вне общества и внутри его, тщательно изучить все особенности и провести сравнительный анализ, то только в этом случае можно с уверенностью заявить, что биологический фактор не имеет никакого значения в поведении человека, а социальный – диктует, то есть обуславливает комплексы неполноценности у личности.

* * *

В то время, когда Адлер выработал собственную концепцию «индивидуальной психологии», он перестал быть соратником Фрейда. Это произошло в 1911 году. А в 1924 году благодаря деятельности Адлера была впервые создана Международная ассоциация индивидуальной психологии.



Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке


Альфред Адлер: размышления о невротиках — Психология эффективной жизни

СПРАВКА

Альфред Адлер (1870–1937) — австрийский психолог, психиатр, мыслитель, создатель системы индивидуальной психологии. Автор понятия «комплекс неполноценности». Был убежден, что самое сложное — понять и изменить себя и что сотрудничество важнее, чем соревнование. Главной движущей силой считал не сексуальность, а жажду власти.

 

Мы прочитали для вас книгу Альфреда Адлера «Индивидуальная психология как путь к познанию и самопознанию человека» и сделали саммари лучших идей: https://psy.systems/post/alfred-adler-individualnaya-psixologiya.

— Господин Адлер, а нельзя ли жить просто так, не ставя перед собой целей и ничего не планируя?

— Мы не способны думать, чувствовать, желать, действовать, не имея перед собой цели. Подтверждение этому привести очень легко. Достаточно с позиций этой гипотезы посмотреть на попытки ходить, которые предпринимает маленький ребенок. Конечная цель у каждого возникает осознанно или неосознанно, но ее значение всегда неизвестно. В какой мере эта точка зрения способствует нашему психологическому пониманию, проявляется прежде всего тогда, когда нам становится понятной неоднозначность вырванных из контекста душевных процессов. Представим себе человека с плохой памятью. Как только удается сделать определенный вывод об органических причинах, обязательно задают вопрос: на что нацелена слабость памяти? Какое это имеет для нее значение? Эту цель мы можем раскрыть лишь на основе знания об индивиде в целом, потому что понимание части проистекает только из понимания целого.

Мы обнаружили бы примерно следующее (что подходило бы ко многим случаям): этот человек может доказать себе и другим, что он по каким-то мотивам, которые не называются или не осознаются, но благодаря слабости памяти оказываются особенно действенными, должен остаться в стороне от какого-либо дела или решения (смена профессии, учеба, экзамен, женитьба). В таком случае мы выявили бы, что слабость памяти является тенденциозной и служит орудием в борьбе против подчинения, и при любой проверке способности запоминать мы ожидали бы, что обнаружится именно такой дефект, относящийся к тайному жизненному плану данного мужчины. Следовательно, эта слабость имеет функцию, которая становится понятной только при рассмотрении системы всех жизненных отношений данной личности.

— А что отличает невротика от здорового человека и есть ли вообще здоровые?

— Невротика отличает более сильная защитная тенденция, которой он «оснащает» свой жизненный план. Что же касается целевой установки и соответствующего ей жизненного плана, то здесь нет никаких принципиальных различий, кроме одного крайне важного факта: «конкретная» цель невротика всегда находится на «бесполезной» стороне жизни. Следовательно, я могу говорить об общей цели людей. При ближайшем рассмотрении оказывается, что нам очень легко понять разные движения души, признав в качестве самой общей предпосылки то, что они имеют целью достижение превосходства.

Будь то художник, желающий быть первым в своем деле, или домашний тиран, беседует ли он с глазу на глаз со своим Богом или унижает других, считает ли он свое страдание самым большим, перед которым все должны преклоняться, стремится ли он к недостижимым идеалам или разрушает старых богов, старые рамки и нормы — на каждом участке пути им руководят страстное стремление к превосходству, мысль о собственном  богоподобии, вера в свою особую волшебную силу. В любви он одновременно хочет ощущать свою власть над партнером, при выборе профессии это проявляется в преувеличенных ожиданиях и опасениях, даже в самоубийстве он видит победу над всеми препятствиями, испытывая жажду мести. Чтобы овладеть вещью или человеком, он может идти по прямой линии, властолюбиво, гордо, упрямо, жестоко и отважно приняться за дело. Или же, наученный опытом, он предпочтет довести свое дело до победы окольными и обходными путями, через послушание, покорность, кротость и скромность. Черты характера тоже не существуют сами по себе, они всегда соответствуют  индивидуальному жизненному плану и представляют собой его наиболее важные средства борьбы.

Нередко эта цель всеобщего превосходства выглядит весьма причудливо. Если  рассматривать ее саму по себе, мы должны отнести ее к «фикциям», или «воображениям». Эта фиктивная цель превосходства, абсолютно противоречащая действительности, стала  основным условием нашей прежней жизни. Она учит нас различать, придает нам твердость и уверенность, формирует и руководит нашими действиями и поведением, заставляет наш ум заглядывать вперед и совершенствоваться. Однако есть и теневая сторона: она легко привносит в нашу жизнь враждебную, воинственную тенденцию, лишает нас непосредственности ощущений и постоянно стремится отдалить нас от реальности, настойчиво подталкивая к тому, чтобы совершить над ней насилие. Тот, кто рассматривает эту цель богоподобия как реальную и личную, воспринимает ее буквально, вскоре будет вынужден в качестве компромисса избегать настоящую жизнь, искать жизнь рядом с жизнью, в лучшем случае в искусстве, но чаще всего в пиетизме, в неврозе или преступлении.

Отчетливый признак этой сверхвысокой цели обнаруживается, пожалуй, у всех людей. Иногда она бросается в глаза в поведении и манерах человека, иногда выдает себя лишь в требованиях и ожиданиях. Иной раз ее след отыскивается в смутных воспоминаниях, фантазиях или сновидениях. Если всерьез попытаться ее выявить, то вряд ли можно об этом спрашивать. Однако физическая или духовная установка отчетливо свидетельствует о том, что она происходит от стремления к власти и содержит в себе некий идеал совершенства и безгрешности. В случаях, близких к неврозу, всегда будет обращать на себя внимание стремление сравнивать себя с окружающими и даже с умершими и героями прошлого.

— Сравнение с окружающими — всегда только в собственную пользу?

— Если человек носит в себе идеал превосходства, что особенно часто наблюдается у невротиков, то столь же часто должны обнаруживаться действия, направленные на подчинение, принижение и дискредитацию других. Такие черты характера, как нетерпимость, несговорчивость, зависть, злорадство, самомнение, хвастливость, подозрительность, жадность — короче говоря, все качества, соответствующие состоянию борьбы, должны проявиться в значительно большей степени, чем это требуют, например, инстинкт самосохранения или чувство общности.

Наряду с этим одновременно или сменяя друг друга вслед за рвением и самоуверенностью, с которыми человек стремится к конечной цели, иногда появляются честолюбие, соперничество, отвага, желание помогать, одаривать и руководить. Психологическое исследование здесь должно быть настолько объективным, чтобы моральная оценка не заслонила собой перспективу. Следует также добавить, что разные черты характера, как правило, вызывают у нас симпатию или презрение. И, наконец, черты враждебности, особенно у невротиков, зачастую бывают настолько скрыты, что обладатель этих качеств справедливо удивляется и негодует, когда ему на них указывают.

— Если мы не замечаем в себе какие-то черты, значит, мы замаскировываем и причины своих поступков? Можете привести пример, как это проявляется в отношениях с другими людьми?

— Один весьма одаренный мужчина, добившийся благосклонности достойной девушки благодаря хорошим манерам и любезному обращению, помышляет о помолвке. Вместе с тем в соответствии со своим идеалом воспитания он предъявляет к девушке большие претензии, требуя от нее поистине огромных жертв. Какое-то время она сносит его беспредельные требования, а потом прекращает испытания, разорвав отношения. И тут мужчина буквально начинает «разваливаться» в нервных приступах. Индивидуально-психологическое разъяснение этого случая показало, что цель превосходства у этого пациента, проявившаяся во властолюбивых притязаниях к невесте, не допускала брака, и он, сам того не ведая, должен был довести дело до разрыва, поскольку не считал себя готовым к открытой борьбе, которой ему представлялся брак.

Эта неуверенность в себе проистекает из самого раннего детства пациента, когда он, единственный сын рано овдовевшей матери, жил довольно замкнуто, отгороженный от внешнего мира. Из детских лет, проходивших в постоянной домашней борьбе, он вынес неизгладимое впечатление, в котором никогда себе открыто не признавался: он недостаточно мужественен, ему никогда не справиться с женщиной. Эта психическая установка сопоставима с постоянным чувством неполноценности и определенным образом вторгается в судьбу человека, заставляя его поддерживать свой престиж иным способом, а не в исполнении реальных требований на «полезной» стороне жизни.

Нельзя не заметить, что пациент добился того, что было целью его тайной подготовки к безбрачию и к чему подталкивали его страх перед партнером, сцены борьбы и тревожное отношение к женщине. Равно как и то, что он относился к своей невесте как к матери, которую тоже хотел подавить. Такое отношение, продиктованное стремлением к победе, было неправильно истолковано фрейдовской школой как инцестуозная влюбленность в мать.

— А на самом деле?

— Детское чувство неполноценности пациента, подкрепленное болезненным отношением к своей матери, понуждает его второй в своей жизни раз довести дело до борьбы с женщиной, опираясь на сильнейшую защитную тенденцию. То, что мы обычно понимаем под любовью, в данном случае является не развитым чувством общности, а всего лишь ее видимостью, карикатурой — средством достижения цели. Цель же сводится к тому, чтобы наконец-то добиться триумфа над подходящим существом женского пола. Отсюда постоянные испытания и требования, отсюда и ожидаемый разрыв отношений. Разрыв не «случился», он по всем правилам искусства был инсценирован, а при его «конструировании» были использованы старые испытанные средства, в которых мужчина упражнялся на своей матери. Теперь поражение в браке исключено, поскольку брак был им предотвращен.

Он опять конструирует нервный срыв с помощью старых, проверенных на опыте средств, подобно тому как, будучи ребенком, отказывался, например, от еды, сна, работы и играл роль умирающего. Теперь чаша с виной возлюбленной опускается, а сам он возвышается над ней по уровню воспитанности и силе характера. И вот он достиг того, к чему стремился: он выше, лучше, а его партнерша «плохая, как и все девушки». Они не могут сравниться с ним, мужчиной. Тем самым он исполнил долг, который ощущал еще ребенком, — показал, что стоит выше, чем женский пол, не подвергая испытанию свои силы. Мы понимаем, что его нервная реакция не может оказаться слишком острой. Он обязан жить на земле как живой укор женщине.

— Допустим, парень не осознает причин своего поведения. А осознал бы — тогда что?

— Если бы он знал о своих тайных планах, то все его деяние было бы проявлением враждебности и злого умысла, поэтому поставленная цель — его возвышение над женщиной — была бы вообще недостижима. Ведь он увидел бы себя таким, каким его видим мы, он обнаружил бы, как фальсифицирует все и подводит к заранее намеченной цели. То, что с ним происходило, не было бы больше «судьбой», не говоря уже о том, что для него это оказалось плюсом. Его цель, жизненный план, жизненная ложь требуют этого плюса! Поэтому и «получается», что этот жизненный план остается в бессознательном. И таким образом можно думать о судьбе, за которую не отвечаешь, а не об осуществлении долго готовившегося, ухищренного плана, за который несешь ответственность.

Оставлю в стороне подробное изображение «дистанции», которую невротик устанавливает между собой и решением (в данном случае браком), а то, как он это делает, ограничу описанием «невротического конструирования». Следует только указать, что эта дистанция отчетливо проявляется в «боязливой установке» пациента, в его принципах, мировоззрении и жизненной лжи. Наиболее действенными для ее проявления всегда оказываются невроз и психоз. Необычайно велика также склонность к проистекающим из этих же источников перверсиям и разного рода импотенции. Сделка и примирение человека с жизнью проявляются в конструкции, состоящей из одного или нескольких сослагательных предложений: «Если бы что-то было по-другому!..»

— Выходит, невротик стремится поддерживать в себе иллюзию того, что он значим, но при этом ничего не делает для того, чтобы стать значимым в реальности?

— Невротик значительно сильнее, чем нормальный человек, устремляет свою душевную жизнь на достижение власти над ближними. Его стремление к превосходству приводит к тому, что принуждение, требования окружающих и обязанности перед обществом в основном упорно отвергаются. Знание этого фундаментального факта душевной жизни невротика настолько облегчает понимание его душевных связей, что должно рассматриваться как наиболее приемлемая гипотеза для исследования и лечения нервных заболеваний, пока постоянно углубляющееся понимание индивида не позволит прочувствовать реальные факторы данного случая.

Здорового человека в этой аргументации и выводах больше всего смущает одно сомнение: неужели фиктивная цель превосходства, продиктованного чувством, может действовать сильнее, чем превосходство, продиктованное разумом? Но мы столь же часто сталкиваемся с таким переключением на идеал и в жизни здорового человека и любого народа. Войны, политические преобразования, преступления, самоубийства, аскетическое покаяние предоставляют нам такие же неожиданности; многие наши мучения и страдания создаем мы сами и переносим их, находясь в плену идеи. То, что кошка умеет ловить мышей уже в первые дни своего развития, даже никогда этого не видев, столь же поразительно, как и то, что невротик в силу своего характера и предназначения, своей позиции и самооценки пасует перед всяким принуждением, считает его невыносимым и тайно или открыто, осознанно или неосознанно ищет предлоги, чтобы от него избавиться, а чаще всего эти предлоги сам и создает. В жизни он стремится исключить любые отношения, как только начинает скорее ощущать, чем осознавать и понимать, что они мешают его чувству власти или разоблачают его чувство неполноценности.

— Из-за чего у человека вообще возникает это самое чувство?

— Из-за незрелости органов, неуверенности и несамостоятельности, в силу потребности опираться на более сильного и болезненно переживаемого подчиненного положения среди других у ребенка развивается чувство ущербности, которое проявляется во всех сферах его жизнедеятельности. Чувство неполноценности вызывает у него постоянную тревогу, жажду деятельности, поиск новых ролей, желание сравнивать свои силы с силами других, предусмотрительность, физическую и психическую подготовку. От чувства неполноценности зависит вся познавательная способность ребенка.

Таким образом, будущее становится для ребенка краем, который должен принести ему компенсацию. Состояние борьбы также отражается на чувстве неполноценности ребенка, и компенсацией для него является только то, что надолго упраздняет его нынешнее жалкое положение и возвышает над всеми остальными. Таким образом, у ребенка возникают целевая установка и фиктивная цель превосходства, где его нищета превращается в богатство, подчинение — в господство, страдание — в радость и удовольствие, незнание — во всезнание, а неумение — в мастерство. Эта цель устанавливается тем выше и удерживается тем принципиальнее, чем сильнее и длительнее ребенок испытывает неуверенность в себе и чем больше он страдает от физической или умеренной умственной слабости, чем сильнее он ощущает, что его оттесняют на задний план. Тот, кто захочет раскрыть эту цель, должен понаблюдать за ребенком во время игры, за его занятиями в свободное время или фантазиями о выборе будущей профессии.

Постоянные изменения в этих устремлениях — это лишь видимость, в каждой новой цели он предвосхищает свой триумф. Необходимо указать еще на один вариант такого построения планов, часто обнаруживающийся у менее агрессивных детей (у девочек и особенно у тех, кто часто болеет): они научаются использовать свою слабость и тем самым заставляют других подчиняться себе. Такие дети и в дальнейшем будут постоянно пытаться это делать, пока их жизненный план и жизненная ложь не будут полностью раскрыты. Внимательному наблюдателю открывается особый аспект: характер этой компенсаторной динамики выдает неполноценность половой роли и стремление к сверхмужским целям.

В нашей культуре, ориентированной на мужчину, от девочки, равно как и от мальчика, требуются совершенно особые усилия и уловки. Среди них, бесспорно, много полезных. Сохранить их, но при этом раскрыть и обезвредить бесчисленные руководящие линии, ошибочные и приводящие к болезни, является нашей сегодняшней задачей, выходящей далеко за рамки врачебного искусства, от которого наша общественная жизнь и система воспитания могут ожидать ценнейших ростков. Ведь целью этого жизненного воззрения являются усиление чувства реальности, ответственность и замена скрытой враждебности взаимной доброжелательностью, чего можно добиться, лишь сознательно развивая чувство общности и сознательно разрушая стремление к власти.

Мастерское изображение властолюбивых фантазий ребенка можно найти в романе Достоевского «Подросток». У одного моего пациента они проявлялись особенно ярко. В его мыслях и сновидениях всегда повторялось желание: пусть другие умрут, чтобы у него самого был простор для жизни, пусть другим будет плохо, чтобы он получил лучшие возможности. Такая манера поведения напоминает безрассудность и бесчувственность многих людей, объясняющих все свои беды тем, что слишком много людей живет на свете. Подобные побуждения сделали более приемлемой идею о мировой войне. Уверенность в таких фикциях заимствуется из других сфер, в данном случае из основополагающих фактов капиталистического производства, при котором действительно чем хуже одному, тем лучше другому. «Я хочу стать могильщиком, — сказал мне один четырехлетний мальчик, — я хочу быть тем, кто закапывает других».

 

От редакции

Распознать невротика с первой встречи не так-то просто. Однако некоторые признаки в поведении могут подсказать, что собой представляет собеседник. С какими мужчинами женщинам точно не стоит продолжать общение, знает профессиональный консультант по отношениям Ираида Арсени. Своими размышлениями об этом она делится в статье: https://psy.systems/post/desyat-tipov-muzhchin-s-kotorymi-opasno-stroit-otnosheniya.

Неуверенность в себе и потребность доминировать над женщиной приводят невротика на курсы пикапа. Почему женщины попадают на удочки манипуляторов и как не стать очередным трофеем для пикапера, рассказывает психолог, врач-вертебролог Наталья Терещенко: https://psy.systems/post/soblaznil-i-brosil-kak-ne-stat-geroinej-etoj-istorii.

Кому из нас хоть раз в жизни не приходилось сталкиваться со сложными или неадекватными людьми, не способными общаться конструктивно? Психиатр Марк Гоулстон предлагает семь важных стратегий общения с подобными странными личностями. Узнать о них вы можете из нашего обзора книги «Как разговаривать с мудаками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни»: https://psy.systems/post/mark-goulston-kak-razgovarivat-s-mudakami.

rumagic.com : 6 КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ : Альфред Адлер : читать онлайн




6

КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ

РАННЕЕ ДЕТСТВО

Теперь мы можем понять, что отношение обделенных жизнью детей к жизни как таковой и к себе подобным отличается от взглядов тех, для кого бытие было радостью с самого раннего возраста. Мы можем констатировать следующий непреложный закон: у людей, появившихся на свет с физическими недостатками, детские годы проходят в ожесточенной борьбе, которая зачастую приводит к угасанию их социальных чувств. Вместо того чтобы пытаться приспособиться к окружающим, они все время озабочены собой и впечатлением, которое производят на других. Этот тезис, верный в отношении физических недостатков, верен также и в отношении любой социальной или экономической неполноценности, которая может вызвать чувство ущербности, что в конечном счете приведет к враждебному отношению ко всему миру.

Раннее детство имеет для этого решающее значение. Зачастую уже в возрасте двух лет такие дети осознают, что они в чем-то хуже приспособлены к жизненной борьбе, чем их товарищи по играм. Они чувствуют, что им нельзя участвовать в играх и развлечениях сверстников. Испытав в прошлом лишения, они чувствуют, что ими пренебрегают, и это выражается в постоянном тревожном ожидании. Нам следует помнить, что любой ребенок занимает в жизни подчиненное и зависимое положение. Не прояви его семья в той или иной мере социальное чувство, он бы оказался неспособен к самостоятельному существованию. Видя, как слаб и беспомощен любой ребенок, мы понимаем, что в начале жизни всякий испытывает глубокое чувство собственной неполноценности. Рано или поздно каждый ребенок осознает свою неспособность в одиночку справиться с трудностями повседневного существования. Чувство неполноценности — это движущая сила, исходная точка стремлений всякого ребенка. Оно определяет, как удастся данному ребенку добиться покоя и уверенности в себе, оно определяет саму цель его существования и подготавливает на котором эта цель может быть достигнута.

В своей основе умственные способности ребенка тесно связаны с его физическим потенциалом. Восприимчивость к обучению может быть подорвана двумя факторами. Один из этих факторов — преувеличенное, интенсивное, некомпенсированное чувство собственной неполноценности, а другой — цель, которая требует не только уверенности в себе, мира и социального равновесия, но также борьбы за власть над окружающим миром, цель доминировать над себе подобными. Таких детей легко отличить. Они становятся «трудными» потому, что считают свою жизнь состоящей из одних неудач, а себя полагают заброшенными и обиженными как природой, так и человечеством. Достаточно только упомянуть об этих факторах, чтобы увидеть, насколько велика вероятность того, что развитие ребенка может пойти по кривому, неправильному, ошибочному пути. Каждый ребенок рискует развиться в неправильном направлении. Каждый ребенок рано или поздно оказывается в ситуации, которая чревата опасностью.

Поскольку каждому ребенку приходится расти в окружении взрослых, он предрасположен считать себя маленьким, слабым и неспособным жить самостоятельно. Он не верит, что сможет исполнить даже те простые дела, на которые его считают способным взрослые, красиво и без ошибок. Большинство наших промахов в воспитании детей начинаются именно в этот момент. Когда мы требуем от ребенка большего, чем то, на что он способен, мы его попрекаем его беспомощностью. Некоторые взрослые даже сознательно заставляют детей ощущать свою недоразвитость и беспомощность. Одни обращаются с детьми как с живыми куклами для игры. Другие считают детей ценной собственностью, требующей бдительного присмотра, а третьи дают детям понять, что они не более чем бесполезная обуза. Сочетание таких установок со стороны родителей и других взрослых часто приводит ребенка к убеждению, что он способен делать только две вещи — доставлять удовольствие или неудовольствие старшим.

В дальнейшем этот комплекс неполноценности, внушенный родителями, может усилиться вследствие некоторых особенностей нашей цивилизации. Привычка не принимать детей всерьез принадлежит к их числу. Ребенку внушается, что он — никто, бесправное создание; что его должно быть видно, но не слышно; что он должен всегда быть вежливым, тихим и так далее. Многие дети растут в постоянном страхе перед тем, что над ними будут смеяться. Позволять себе насмешки над детьми — это почти преступление. Они оставляют в душе ребенка неизгладимый след, который влияет на его привычки и поступки во взрослой жизни. Взрослого, которого в детстве постоянно высмеивали, нетрудно отличить от других: он не может избавиться от страха вновь показаться смешным. Еще одно проявление обычая не принимать детей всерьез — это привычка говорить детям явную ложь, в результате чего ребенок начинает сомневаться не только в окружающей действительности, но и ставить под вопрос серьезность и реальность всей жизни. Известны случаи, когда дети постоянно смеялись на уроках без всякой видимой причины. Когда их расспросили, они признались, что думали, будто школа — это одна из шуток их родителей и ее не следует принимать всерьез.

КОМПЕНСАЦИЯ: БОРЬБА ЗА САМОУТВЕРЖДЕНИЕ И ПРЕВОСХОДСТВО

Именно чувство неполноценности, неадекватности и неуверенности определяет цель существования индивидуума. Желание быть центром всеобщего внимания и требовать внимания родителей появляется уже в первые дни жизни. Здесь можно обнаружить первые признаки того, что пробуждающееся желание добиться признания развивается параллельно чувству собственной неполноценности. Цель этого желания — достичь такого положения, когда индивидуум выглядит превосходящим свое окружение.

Определить характер желаемого превосходства личности помогает степень развития и качество ее социального чувства. Мы не можем судить о поведении какого бы то ни было индивидуума, будь то ребенок или взрослый, не сравнив сущность его цели личного превосходства с его социальным чувством. Его цель построена таким образом, что ее достижение предполагает возможность либо получения чувства превосходства, либо подъема личности на такой уровень, на котором жизнь кажется осмысленной. Именно эта цель и дает ценность нашему жизненному опыту. Она связывает между собой и координирует наши чувства, формирует наше воображение, направляет наши творческие силы и определяет, что мы должны запомнить, а что нам необходимо забыть. Теперь мы видим, насколько относительна ценность наших ощущений, чувств, эмоций и воображения; на эти элементы нашей психической деятельности влияет стремление к определенной цели. Оно искажает само наше восприятие, которое, если можно так выразиться, незаметно проходит отбор с учетом конечной цели, к которой стремится данная личность.

Мы ориентируемся на искусственно созданную постоянную цель — цель, которая не имеет никаких основ в реальной действительности, другими словами, на фикцию. Это допущение фикции необходимо из-за несовершенства нашей психологии. Она имеет большое сходство с фикциями, применяемыми в науке, — например, разделение Земли на части не существующими в реальности, но весьма полезными меридианами. С помощью психологических фикций мы допускаем наличие постоянной цели, хотя более тщательное исследование вынуждает нас признать, что на самом деле ее, как и меридиана, не существует. Цель этого допущения — просто ориентироваться в хаосе повседневного существования и иметь возможность как-то оценивать относительные величины. Польза от него заключается в том, что, приняв эту постоянную цель как данность, мы можем в соответствии с ней отнести к определенной категории любое наше ощущение и чувство.

Психология личности, таким образом, создает для себя эвристическую систему и метод: рассматривать человеческое поведение и считать его окончательной системой отношений, возникшей благодаря влиянию преследования определенной цели на наследственные задатки организма. Более того, наш опыт доказал, что это допущение относительно стремления к цели — просто удобная фикция. Она показала большую степень своей совместимости с реальными фактами, будь то факты сознательной или бессознательной жизни. Это стремление к цели, целенаправленность; нашей психики, является не философским допущением, а основополагающим фактом.

Когда мы спрашиваем себя, как лучше всего обуздать стремление к власти и превосходству, это наиболее заметное зло нашей цивилизации, мы сталкиваемся с затруднением, поскольку это стремление зарождается в том возрасте, когда свободное общение с ребенком невозможно. Мы можем начать попытки исправить и просветить его лишь гораздо позднее. Однако, живя рядом с ребенком этого возраста, мы все же имеем возможность развить его социальное чувство до такой степени, чтобы стремление к власти над другими стало пренебрежимо малым фактором.

Далее, трудность заключена в том, что дети не выражают свое стремление к власти над другими явно, а скрывают его под личиной заботливости и любви и занимаются своим делом под обманчивой маской. Таким образом они надеются избежать разоблачения. Неприкрытое стремление к власти и уверенности в себе может повредить психологическому развитию ребенка И превратить мужество в дерзость, послушание в трусость, мягкость в утонченную стратегию, целью которой является полное доминирование. В конечном счете любое проявление естественных чувств ребенка несет в себе элемент лицемерия, целью которого является господство над окружающей действительностью.

Обучение влияет на ребенка благодаря своей сознательной или бессознательной цели — компенсировать его неуверенность в себе, обучить его искусству жить, сформировать его рассудок и поощрить в нем развитие социального чувства по отношению к себе подобным. Все эти меры, каков бы ни был их изначальный смысл, являются способами помочь ребенку избавиться от неуверенности в себе и чувства неполноценности. О том, что творится в душе ребенка в ходе этого процесса, мы должны судить по чертам характера, развивающимся у него, поскольку они суть зеркало его психической деятельности. Фактическая степень неполноценности ребенка, хотя она и важна для его психологии, не является критерием, при помощи которого мы можем определить выраженность его чувства неуверенности в себе и неполноценности, поскольку они зависят главным образом от ее интерпретации.

Не следует ожидать от ребенка точной самооценки в какой-либо конкретной ситуации; мы не ждем такого даже от взрослых. Но именно здесь и таится множество трудностей. Один ребенок растет в такой сложной ситуации, что он неизбежно будет заблуждаться относительно степени собственной неполноценности. Другой ребенок сможет лучше понять свое положение. Однако в общем и целом интерпретация ребенком его чувства собственной неполноценности меняется каждый день, пока она в конечном счете не суммируется и не превратится в определенную самооценку. Она становится «константой» самооценки, которую ребенок сохраняет во всех своих взаимоотношениях с внешним миром. Компенсаторные механизмы, которые ребенок создает для того, чтобы избавиться от своей неполноценности, будут образованы с учетом некоей цели, производной от этой выкристаллизовавшейся нормы, или константы самооценки.

Этот механизм стремления к компенсации, с помощью которого психика пытается нейтрализовать мучительное чувство неполноценности, имеет аналогию в органическом мире. Как известно, жизненно важные органы нашего тела кажутся на вид гипертрофированными, когда их нормальное функционирование нарушено из-за болезни или ранения. Так, при расстройствах кровообращения все тело словно отдает свои жизненные силы сердцу, которое может настолько увеличиться, что становится более сильным, чем нормальное сердце. Таким же образом под давлением чувства неполноценности или беспомощности психика изо всех сил пытается преодолеть этот «комплекс неполноценности».

Когда чувство неполноценности усиливается до такой степени, что ребенок начинает бояться никогда не преодолеть свою слабость, возникает опасность, что, стремясь к компенсации, он не удовлетворится простым восстановлением равновесия. Он будет стремиться отклонить весы в другую сторону. В таких случаях стремление к власти и доминированию может стать настолько преувеличенным и обостренным, что его можно будет назвать патологическим, и обычные жизненные отношения не Удовлетворят человека никогда. Побудительные мотивы в таких случаях отличаются некоей грандиозностью и хорошо приспособлены к своей цели. Изучая патологическое стремление к власти, мы встречаем индивидуумов, которые не жалеют усилий, чтобы упрочить свое положение в жизни, действуя при этом крайне импульсивно, с исключительной поспешностью, и совершенно не принимают во внимание других людей. Это те дети, поведение которых характеризуется неукротимым стремлением к преувеличенно значимой цели — доминированию над себе подобными. Задевая права других, они ставят под удар свои собственные права; они враждебны по отношению к миру, а поэтому мир враждебен к ним.

Это не обязательно должно происходить открыто. Бывают дети, чье стремление к власти выражено таким образом, что это не приводит к немедленному конфликту между ними и обществом, и их честолюбивые замыслы могут сначала показаться вполне нормальными. Однако при ближайшем рассмотрении их деятельности и ее результатов мы обнаруживаем, что их триумф не приносит пользы обществу в целом, так как их амбиции по своему характеру антисоциальны. Из-за своих амбиций они всегда оказываются помехой на пути других людей. Кроме того, постепенно у таких детей будут появляться и другие черты характера, которые, если проанализировать весь спектр их взаимоотношений с другими людьми, станут принимать все более антисоциальную направленность. В первую очередь сюда следует отнести гордыню, тщеславие и желание победить всех любой ценой. Последнее можно осуществить хитростью. Относительное возвышение индивидуума может быть достигнуто путем принижения тех, с кем он вступает в контакты. В этом случае очень важна «дистанция», которая отделяет его от окружающих. Подобная поведенческая установка пагубна не только для общества, но также для индивидуума, являющегося ее носителем, поскольку она постоянно заставляет его контактировать с темными сторонами действительности и не позволяет ему получить никакого удовольствия от жизни.

Преувеличенное стремление к власти, посредством которого некоторые дети пытаются утвердить свое господство над окружающими, вскоре вынуждает их оказывать сопротивление обычным делам и обязанностям повседневной жизни. Если мы сравним такого властолюбивого индивидуума с идеально социализированным человеком, мы, при наличии некоторого опыта, можем установить его социальный индекс, то есть степень достигнутой им — самоизоляции от себе подобных. Те, кто наделен способностью здраво рассуждать о природе человека, помня о важности физических дефектов и неполноценности, знают, что такие черты характера не смогли бы возникнуть без имевших ранее место трудностей психологического развития.

Когда мы обретаем истинное знание человеческой природы, основанное на понимании важности проблем, препятствующих нормальному развитию психики, это знание никому не причинит вреда только в том случае, если у нас надлежащим образом развито социальное чувство. Опираясь на это знание, мы сможем лишь помогать себе подобным. Мы не можем винить наделенного физическим недостатком или трудным характером человека за то, что все кругом его возмущает. Он в этом не виноват. Мы должны полностью поддержать его право на возмущение и не должны забывать, что вина за происшедшее отчасти лежит и на нас. Вина лежит на нас, так как мы приложили недостаточно усилий, чтобы изменить неблагоприятные социальные условия, ставшие причиной этого возмущения. Если мы будем придерживаться такой точки зрения, нам в конечном счете удастся улучшить ситуацию.

Мы видим в таком индивидууме не опустившегося, бесполезного парию, а такого же человека, как мы; мы создаем атмосферу, в которой можем чувствовать себя столь же ценной личностью, как и любой другой. Не кривите душой и признайтесь, насколько неприятно бывает вам видеть человека, имеющего какое-нибудь страшное уродство. Это хороший показатель того, что вы нуждаетесь в социальном воспитании, а кроме того, так вам легче понять, насколько обязана наша цивилизация таким страдающим личностям.

Само собой разумеется: те, кто от рождения имеет физические дефекты, с самых первых дней жизни ощущают на своих плечах дополнительный груз и в результате могут прийти к абсолютно пессимистическому взгляду на жизнь. Дети, чье чувство неполноценности может по той или иной причине обостриться, пусть даже их органические дефекты и незначительны, также оказываются в аналогичной ситуации. Чувство собственной неполноценности можно настолько обострить искусственно, что результат окажется точно таким же, как и у ребенка, появившегося на свет с каким-нибудь серьезным физическим недостатком. К такому плачевному результату приводит, например, очень строгое воспитание в критический период. Душевную рану, полученную ребенком в первые дни жизни, невозможно залечить, и холодность, которую он встретил, заставляет его избегать общения с себе подобными. Так он начинает верить, что живет в мире, лишенном любви и ласки, мире, с которым у него нет точек соприкосновения.

Вот пример, иллюстрирующий этот тезис: пациент, известный тем, что он постоянно рассказывает нам о своем необычайном чувстве долга и важности всех своих поступков, несчастлив в браке. Он и его жена — два индивидуума, которые, не медля ни секунды, спешат воспользоваться любой представившейся возможностью подчинить себе супруга. Неизбежный результат этого — споры, взаимные попреки и оскорбления, которые отчуждают их друг от друга. Та крупица социального чувства к себе подобным, которую сохранил муж — по крайней мере, в отношении своей жены и друзей, — оказывается раздавленной его жаждой превосходства над другими.

Из его биографии мы узнаем следующее. До шестнадцати лет его физическое развитие было замедленным. У него был мальчишеский голос, на теле и лице не росли волосы, а в школе он был одним из самых малорослых учеников. В настоящее время ему тридцать шесть лет, и он нормально развитой мужчина. По-видимому, природа сумела наверстать упущенное и завершить работу, которую начала с таким опозданием. Однако в течение восьми лет задержка развития заставляла его страдать, и в это время ничто не гарантировало ему, что природа когда-либо восполнит его дефекты. В течение всего этого периода его мучила мысль, что он навсегда останется «ребенком».

В этом возрасте можно было заметить, как начали формироваться его нынешние черты характера. Пациент действовал так, будто он — очень важная персона и словно каждый его поступок имеет огромное значение. Что бы он ни делал, все это было рассчитано на то, чтобы привлечь к себе всеобщее внимание. С течением времени он приобрел те черты характера, которые мы наблюдаем у него ныне.

После женитьбы пациент был постоянно озабочен тем, как бы внушить своей жене, что он на самом деле значительнее и важнее, чем ей кажется, между тем как она посвящала все свое время демонстрации того, что его утверждения относительно своего величия ложны! В этих условиях их отношения, которые начали портиться еще во время помолвки, едва ли могли успешно развиваться, и в конце концов произошел окончательный разрыв. В это время пациент пришел к врачу, поскольку распад семьи стал для него поводом для окончательной потери уважения к себе, которое и ранее было основательно подорвано. Чтобы излечиться, ему пришлось прежде всего узнать от врача, как понять природу человека, а затем — как распознать ошибку, сделанную им в жизни. И эта ошибка, эта неправильная оценка собственной неполноценности, наложила отпечаток на всю его жизнь до начала лечения.

ГРАФИК ЖИЗНИ И КАРТИНА ВСЕЛЕННОЙ

Рассматривая подобные случаи, зачастую бывает уместно показать связь между опытом детства и жалобами самого пациента; лучше всего представить это в виде графика, подобного тому, который выражает математическую формулу. Это отношение имеет вид линии, соединяющей две точки. Во многих случаях мы можем построить график жизни, психологическую кривую, отражающую развитие личности; эта кривая показывает, каким поведенческим установкам следовал данный индивидуум начиная с самого раннего детства. Возможно, некоторые читатели сочтут, что мы пытаемся принизить значение человеческой судьбы, чрезмерно упростив ее. Другие скажут, что мы пытаемся опровергнуть тот факт, что каждый человек — хозяин своей судьбы, а значит, мы отрицаем свободу воли и человеческого разума. В том, что касается свободы воли, это обвинение справедливо. Здесь мы имеем дело с определенной поведенческой установкой. Ее окончательная конфигурация может до некоторой степени меняться, однако ее суть, ее направленность и смысл остаются неизменными с самого раннего детства. Поведенческая установка является определяющим фактором, хотя по мере того, как субъект взрослеет, его меняющиеся взаимоотношения со взрослым миром могут незначительно видоизменять проблему в некоторых отношениях. В ходе нашего исследования мы должны выяснить, каковы были самые первые впечатления детства нашего пациента, поскольку младенческие впечатления определяют направление, в котором развивался ребенок, а также то, как он будет реагировать на жизненные трудности. Реагируя на эти трудности, ребенок применяет все данные ему от рождения физические и умственные способности; те конкретные внешние воздействия, которые он ощущал с первых дней жизни, накладывают отпечаток на его отношение к жизни и определяют его мировоззрение, его жизненную философию. Нам не следует удивляться, если мы узнаем, что с раннего детства люди не меняют своего отношения к жизни, хотя внешние проявления этого отношения в раннем детстве и в последующей жизни могут сильно различаться.

Поэтому очень важно относиться к маленькому ребенку так, чтобы он не получил ложного представления о жизни. Сила и сопротивляемость его тела являются в этом процессе важным фактором. Не менее важны социальное положение ребенка и характеры тех, кто его воспитывает. Хотя на первых порах он реагирует на жизненные ситуации машинально и рефлекторно, в дальнейшей жизни его реакции видоизменяются сообразно с некоей целью. Вначале его боль и радость обусловлены лишь физической необходимостью, однако позднее он обретает способность уклониться от воздействия этих примитивных потребностей и перехитрить их. Это происходит в период открытия ребенком самого себя, примерно в то же время, когда он начинает называть себя «Я». Именно в это время ребенок осознает, что он так или иначе зависит от окружающего мира. Эта зависимость неизменна и отнюдь не нейтральна, поскольку она заставляет ребенка изменить свое поведение и отношения с окружающими соответственно требованиям, которые предъявляют ему его мировоззрение и представление < о счастье и полноценной жизни.

Если мы вспомним о том, что говорилось по поводу телеологии (целенаправленности) человеческого разума, становится все более понятно, что отличительной чертой этой поведенческой установки является несокрушимая цельность. Необходимость обращаться с человеком как с единой личностью становится все более и более очевидной в тех случаях, когда мы встречаем внешние проявления психологической цели, которые на первый взгляд противоречат друг другу.

Есть дети, которые ведут себя в школе совсем иначе, чем дома, точно так же, как есть взрослые, черты характера которых кажутся настолько противоречащими друг другу, что их настоящий характер представляется нам тайной. Таким же образом движения и выражение лица двух людей могут быть внешне одинаковыми, но тем не менее, когда начинают исследовать лежащие в их основе поведенческие установки, они оказываются совершенно различными. Когда два индивидуума делают, как нам кажется, одно и то же, каждый из них на самом деле делает нечто совершенно отличное от другого, и в то же время когда два индивидуума заняты, по нашему мнению, совершенно разными делами, на самом деле они делают одно и то же!

Из-за этой двойственности мы никогда не сможем оценить внешние проявления психики как нечто обособленное; напротив, мы должны оценивать их в соответствии с общей целью, к которой они направлены. Сущностный смысл того или иного явления можно понять лишь тогда, когда нам известно, какое значение имеет это явление в контексте всей жизни данного человека. Мы можем понять его образ мыслей, лишь сообразуясь с законом, согласно которому каждое событие в жизни человека является частным проявлением его всеобъемлющей поведенческой установки.

Усвоив, что все поведение человека основано на стремлении к цели, что его обусловливают не только начальные условия, но и предполагаемый конец, мы также можем указать те области, где, скорее всего, будут совершены наиболее серьезные ошибки. Причина этих ошибок заключена в том, что все мы используем свои победы и достижения в соответствии со складом нашей психики таким образом, чтобы подкрепить наши индивидуальные жизненные установки. Это возможно только благодаря тому, что мы ничто не подвергаем объективному анализу, но получаем, преобразуем и усваиваем воспринимаемую информацию в свете нашего сознания или в глубинах нашего бессознательного. Лишь наука способна пролить свет на этот процесс и сделать его доступным для понимания; лишь науке под силу в конечном счете видоизменить его. В завершение нашего обзора мы рассмотрим пример, в котором все явления будут анализироваться и объясняться при помощи уже изученных нами граней психологии личности.

Молодая женщина приходит к врачу с жалобой на свою невыносимую неудовлетворенность жизнью. По ее словам, она недовольна жизнью оттого, что весь ее день занят исполнением огромного числа всевозможных дел. Внешне женщина выглядит суетливой, ее глаза бегают, и она жалуется на сильное беспокойство, которое ощущает всякий раз, когда ей необходимо выполнить какое-нибудь простое дело. От ее друзей и семьи мы узнаем, что она принимает все слишком близко к сердцу и, по всей видимости, ее работа для нее непосильна. Общее впечатление, которое она производит на нас, — эта особа принимает все слишком серьезно, что является чертой, характерной для многих людей. Один из членов ее семьи дает нам ключ к разгадке, сказав: «Она вечно делает из мухи слона!»

Теперь возьмем эту склонность считать любое простое дело необычайно трудным и важным и попробуем представить, как может отнестись к такому поведению группа людей или партнер по браку. Мы не можем не ощутить, что такая склонность — не что иное, как обращенная к миру мольба не наваливать на нее больше работы, так как ей с нею не справиться. Однако нам пока мало известно о личности этой женщины. Мы должны заставить ее рассказать о себе побольше. Мы должны добиваться этого осторожными намеками и с надлежащей деликатностью. Нельзя пытаться доминировать над пациенткой, так как это только настроит ее против нас. Когда мы завоевали ее доверие и она стала разговаривать с нами свободно, оказалось, что вся ее жизнь посвящена одной-единственной цели. Ее поведение демонстрирует нам: она пытается показать кому-то — вероятнее всего, мужу, — что не может принимать на себя новых обязанностей и ответственности, что с ней нужно обращаться нежно и заботливо. Далее мы догадываемся, что все это должно было начаться некоторое время назад, когда ей были предъявлены какие-то требования. Нам удастся добиться от пациентки признания, что много лет назад ей пришлось пережить время, когда ей больше всего не хватало любви. Теперь нам легче понять поведение женщины: это подкрепление ее желания добиться от других нежности и не оказаться снова в ситуации, когда ее жажда тепла и любви могла бы каким-то образом остаться неудовлетворенной.

Наши открытия подтверждаются ее дальнейшими объяснениями. Она рассказывает нам о своей подруге, которая во многом является полной противоположностью ей и хотела бы избавиться от несчастливого брака. Как-то раз наша пациентка увидела, как подруга, стоя с книгой в руке, скучающим тоном заявила своему мужу, что не знает, сумеет ли она сегодня приготовить обед. Это привело его в такое раздражение, что он стал критиковать свою жену в резких выражениях. Наша пациентка прокомментировала этот инцидент следующим образом: «Когда я вспоминаю об этом, мне кажется, что мой способ куда лучше. Никто не сможет меня упрекнуть, как ее, потому что я с утра до вечера завалена работой. Если в моем доме запаздывает обед, никто не может мне ничего сказать, потому что у меня вечно ни на что не хватает времени. Следует ли мне теперь отказаться от этого метода?»

Теперь мы можем понять, что творится в душе данной личности. Сравнительно безобидным способом она пытается добиться некоего превосходства, но в то же время избежать упрека благодаря постоянным мольбам о любви. Поскольку такой стратегией она добивается успеха, вряд ли имеет смысл просить ее перестать ею пользоваться, но в подобном поведении скрыто куда большее. Ей никак не удается выразить свою мольбу о любви (которая в то же время является средством доминировать над другими) с достаточной силой. В результате возникает множество проблем. Если в доме что-то затерялось, начинается «много шума из ничего». Пациентка так напряжена, что все время страдает головными болями. Ей никак не удается спокойно поспать, потому что ее все время грызет тревога за свои прошлые, нынешние и будущие действия. Даже приглашение на обед кажется ей событием огромной важности. Для того чтобы принять его, требуются серьезные приготовления. Поскольку даже самый незначительный поступок представляется ей необычайно важным, поехать на званый обед — это трудное дело, для подготовки которого требуется много часов и дней. Мы можем с большой степенью точности предсказать, что она либо с сожалением откажется, либо, в самом крайнем случае, опоздает. Социальное чувство в жизни такой личности никогда не в силах перейти некоторые границы.

В семейной жизни есть ряд ситуаций, которые в связи с этой мольбой о любви имеют особое значение. Например, можно легко себе представить, что иногда дела вынуждают мужа отсутствовать в доме, что он должен делать визиты один и участвовать в заседаниях клубов, членом которых является. Если он при этом оставит жену дома, не лишит ли он ее тем самым своей любви и внимания? На первый взгляд может показаться, что брак обязывает мужа как можно больше времени проводить дома. Хотя такая обязанность выглядит отчасти не лишенной приятности, будучи доведена до крайности, она создает непреодолимые трудности для любого человека, имеющего профессию. Тогда неприятности неизбежны, и в нашем случае они не замедлили возникнуть. Иногда поздно ночью, пытаясь юркнуть в постель, не потревожив жены, муж с удивлением обнаруживал, что она еще не спит, и на него обрушивался град упреков.

Нам нет смысла вдаваться в подробности — эта проблема хорошо известна. Кроме того, следует подчеркнуть, что в подобные игры играют не только женщины. Можно встретить ровно столько же мужчин, чья поведенческая установка аналогична. Наша задача — лишь показать, что требование любви и заботы иногда может принять несколько другую форму. В случае с нашей пациенткой ход событий будет следующим. Предположим, мужу нужно куда-то пойти вечером. «Не возвращайся домой слишком рано, дорогой, — говорит его жена. — Ты так редко бываешь в обществе, повеселись сегодня вечером как следует». Хотя она говорит это шутливым тоном, смысл ее слов вполне серьезен. На первый взгляд кажется, это противоречит тому, что мы узнали о ней раньше, но, присмотревшись повнимательнее, мы сможем увидеть, в чем дело. Жена достаточно умна, чтобы не выглядеть чересчур требовательной. Внешне она само очарование, и ее характер безупречен. Однако реальное значение ее слов, обращенных к мужу, заключается в том, что она предъявляет ультиматум. Итак, он может прийти домой поздно, поскольку она ему это позволила, а между тем если бы он задержался где-нибудь по собственному почину, она бы решила, что ею пренебрегают, и сочла бы себя необычайно уязвленной. Ее слова меняют весь смысл ситуации. Она руководит своим мужем, а он, даже выполняя свои социальные обязанности, поставлен в зависимость от воли и желаний жены.

Теперь свяжем эту жажду любви и участия с нашей новой идеей: эта женщина может чувствовать себя уверенно лишь в тех ситуациях, когда она является хозяйкой положения. Внезапно мы осознаем, что в течение всей жизни ею руководила решимость никогда не играть вторую скрипку, всегда сохранять главенствующее положение и всегда оставаться центром своей маленькой вселенной. Мы обнаруживаем эту решимость в любой ситуации из ее жизни; например, когда ей приходится нанимать новую служанку, она бывает очень взволнована. Легко понять, что ее заботит вопрос, сумеет ли она так же доминировать над новой служанкой, как доминировала над старой. Таким же образом, когда ей приходится выйти из дома, она покидает сферу, где ее господство обеспечено, и внезапно оказывается в мире, где о ее верховенстве не знает никто и ничто, где ей приходится увертываться от каждого автомобиля, — словом, где она играет самую подчиненную роль. Причина и смысл ее стресса становятся вполне ясны, когда мы поймем, каким тираном она является дома.

Подобные черты характера зачастую являются нам под такой привлекательной личиной, что с первого взгляда никто бы и не подумал, что данный человек страдает. Тем не менее это страдание может быть весьма глубоким. Представьте себе подобный стресс преувеличенным и усиленным. Встречаются люди, которые боятся сесть в автобус, потому что в автобусе они не могут быть хозяевами своей судьбы; подобные страхи могут зайти так далеко, что в конце концов эти люди оказываются не в силах вообще выйти из своего дома.

Рассматривая далее наш пример, мы видим, какое влияние оказывают впечатления детства на жизнь индивидуума. Мы не можем отрицать тот факт, что эта женщина, с ее собственной точки зрения, совершенно права. Если социальная установка человека и вся его жизнь направлены на получение любви, уважения, почтения и нежности, то действовать так, будто ты всегда перегружена работой и постоянно утомлена, — не слишком дурное средство для достижения такой цели. Более того, это отличный способ отвести от себя критику и одновременно вынудить всех быть с собой ласковыми, в то же время избегая всего, что может нарушить твое хрупкое психическое равновесие.

Если, исследуя жизнь нашей пациентки, мы вернемся далеко назад, то узнаем, что еще в школе всякий раз, когда не могла выучить уроков, она очень расстраивалась, заставляя таким образом учителей относиться к ней чрезвычайно мягко. Кроме того, она была в семье старшим ребенком, у нее были младшие брат и сестра. Она все время враждовала со своим братом. Он, как ей казалось, всегда был любимчиком родителей. Особенно ее раздражало, что люди обращали большое внимание на то, как он учится в школе, тогда как к ее учебе (а поначалу она была хорошей ученицей) отношение было довольно безразличным. Наконец это стало для девочки невыносимо, и ее постоянно мучил вопрос: почему ее успехи ценятся ниже?

Таким образом, нам становится ясно, что эта девочка стремилась к равноправию, а также то, что с самого раннего детства она испытывала ощущение неполноценности, которое стремилась преодолеть. В школе она компенсировала его тем, что стала плохой ученицей. Она пыталась превзойти брата, получая плохие отметки! Это было с ее стороны не очень достойно, но по ее детским представлениям она действовала вполне разумно, поскольку это казалось отличным способом привлечь к себе внимание родителей. Должно быть, некоторые из ее проделок были мотивированы сознательно, так как она совершенно ясно заявила, что хочет быть плохой ученицей!

Ее родителей, однако, неудачи дочери в школе нисколько не беспокоили. И тогда произошло нечто интересное. Она внезапно стала делать в учебе заметные успехи, с так как ее младшая сестра появилась на сцене в новой роли. Младшая сестра тоже плохо училась, но мать пациентки отнеслась к провалам ее сестры почти с таким же вниманием, как и к успехам ее брата. Дело в том, что сестра не успевала в другой сфере. Если наша пациентка имела плохую академическую успеваемость, то сестра отличалась плохим поведением. Таким образом, ей легче удалось привлечь внимание матери, поскольку социальный эффект плохого поведения совершенно иной, нежели у плохой академической успеваемости. Из-за плохого поведения с сестрой пациентки происходили «чрезвычайные происшествия», которые вынуждали родителей бросать все и заниматься своим ребенком.

Битва за равноправие была временно проиграна. Между тем поражение в битве за равноправие никогда не приводит к прочному миру. Ни один человек не сможет вынести такого положения. Итак, наша пациентка нашла другие способы привлекать к себе внимание, что оказало на ее характер сильнейшее влияние. Теперь мы можем более ясно понять значение ее склонности делать из мухи слона, ее привычки всегда спешить, ее неистового желания казаться чрезвычайно занятой. Первоначально они предназначались для родителей, и целью их было привлечь внимание родителей и отвлечь их от брата и сестры. В то же время они были упреком родителям, которые относились к ней менее благосклонно, чем к другим детям. Основополагающая социальная установка, возникшая в то время, остается у нее и сейчас.

Заглянем в еще более ранний период жизни нашей пациентки. У нее сохранилось очень яркое детское воспоминание о том, как она хотела ударить своего новорожденного брата палкой. Только благодаря вмешательству матери она не успела серьезно ранить его. В то время ей было три года. Несмотря на свой детский возраст, девочка поняла, что ее меньше ценят только потому, что она девочка. Ей очень хорошо запомнилось, как она много раз выражала свое желание быть мальчиком. Появление брата не только вырвало ее из уютного теплого гнездышка, но и глубоко оскорбило, так как с ее братом обращались гораздо лучше, чем с ней, поскольку он мальчик. В стремлении компенсировать этот недостаток внимания она ухватилась за уловку: всегда делать вид, что перегружена работой.

Теперь давайте истолкуем один из ее снов, чтобы показать, как глубоко укоренилась в ее душе эта поведенческая установка. Женщине приснилось, что она говорит дома с мужем; однако ее муж выглядел не как мужчина, а как женщина. Это сновидение символизирует социальную установку, с которой пациентка подходит ко всем своим делам и взаимоотношениям с другими. Оно означает, что она обрела с мужем равноправие. Он больше не является доминирующим мужчиной, каким когда-то был ее брат, он похож на женщину. Разница в их положении исчезла. Во сне она достигла того, чего всегда желала с детства.

Таким образом, мы сумели связать между собой две фазы психологического развития человека. Мы воссоздали его образ жизни, его кривую жизни, его поведенческую установку, и на их основе нам удалось составить целостную картину, которую можно подытожить следующим образом: мы имеем дело с особой, стремящейся играть главенствующую роль, пользуясь для этого очень милым средством — железной рукой в бархатной перчатке.


краткая биография, индивидуальная теория личности Адлера.

Альфред Адлер (1870 – 1937) – австрийский психолог, разработавший систему индивидуальной психологии. Его иногда называют учеником Зигмунда Фрейда, однако на самом деле это не так: концепция Адлера существенно отличалась от учения Фрейда и создавалась как своеобразный ответ фрейдизму.

Биография австрийского психолога

Альфред Адлер родился в небогатой еврейской семье. Кроме него, у родителей было ещё пятеро детей. Старшего брата, по иронии судьбы, звали Зигмунд. Старший брат рос физически здоровым и успешным человеком, он стал предпринимателем и постоянно помогал семье. А вот Альфред физическим здоровьем совсем не отличался.

Он перенёс рахит, из-за чего долгое время не мог ходить. Также у него было тяжёлое воспаление лёгких с множеством осложнений. Несколько раз тяжелобольной ребёнок чуть не умер.

Несмотря на свои болезни, Альфред старался не отставать от сверстников и даже выходил к ним на улицу играть. Друзья не считали его каким-то неполноценным, и с ними ему было даже лучше, чем дома с родителями. При этом Альфред изо всех сил старался побороть свои недостатки, что ему удавалось.

К примеру, дорога в школу проходила мимо ограды, за которой, как считали дети, было кладбище. Альфред очень боялся кладбищ, и однажды он решил преодолеть свой страх. Он перелез через ограду и несколько раз прошёлся по территории кладбища, пока не убедился, что страх исчез. Чуть позже он узнал, что там было не кладбище, а просто заброшенный двор.

Вследствие своих болезней, а также мечтательности успеваемость Альфреда в школе была низкой. Причём настолько, что учитель посоветовал ему бросить школу и пойти учиться на сапожника. Это привело мальчика в сильное негодование. Он собрал волю в кулак, принялся за учёбу и вскоре стал лучшим учеником в классе. После школы он даже поступил в Венский университет и стал изучать медицину, после чего первое время работал врачом широкого профиля.

В университете он также заинтересовался социализмом, стал участвовать в студенческих политических собраниях. На одном из них он встретил студентку из России – Раису Эпштейн, которая вскоре стала его женой. Впоследствии Раиса Эпштейн проявила себя как активная деятельница феминизма.

Первоначально Альфред Адлер заинтересовался идеями Зигмунда Фрейда; в прессе он активно защищал книгу Фрейда «Толкование сновидений», что тронуло самого автора книги.

Однако расхождения с тогдашним «гуру психоанализа» у Адлера начались уже в то время. Так, он не признавал главенствующей роли детской сексуальности в развитии человеческой психики.

В дальнейшем расхождений между его взглядами и теорией Фрейда стало ещё больше. Фрейд сильно обижался, если кто-то из психологов, да ещё и называвших себя психоаналитиками, хоть в чём-то был с ним не согласен. Фрейд считал, что психоанализ может существовать только один, и именно тот, который был разработан им самим. Своих противников Фрейд часто называл параноиками и считал их скрытыми гомосексуалами. Поэтому никакой дружбы и сотрудничества между ним и Адлером быть не могло.

В дальнейшем Адлер по специальному приглашению прибыл в США, где в конечном итоге остался навсегда. Он стал профессором Колумбийского университета, читал лекции в других научных организациях. Первое время он приезжал в Вену на лето, однако после прихода к власти в Германии нацистов и оккупации Австрии он больше не мог появляться на родине. Всем его последователям также пришлось срочно эмигрировать.

В 1937 году, приехав в шотландский Абердин для чтения лекций, Адлер внезапно умер от сердечного приступа.

Индивидуальная теория личности Адлера

Психологические взгляды Альфреда Адлера сформировались под влиянием всей его жизни, наполненной яростной борьбой за существование. Он преодолел свои болезни, слабости, страхи и добился огромных успехов в жизни. С детства будучи почти полным овощем, он постепенно превратился прямо-таки в супермена.

Классический фрейдовский психоанализ основывал человеческое поведение на бессознательном. Двигателем развития личности Фрейд считал либидо – сексуальное желание. Альфред Адлер с этим не согласился и выдвинул теорию, по которой главенствующую роль в развитии личности играет именно сознание. Поведением человека, согласно его теории, руководят не биологические, а социальные мотивы. Каждый человек имеет врождённое социальное чувство, которое, однако, нужно воспитывать и развивать, чтобы оно могло реализоваться.

Теория Адлера отводила определённое место и подсознанию. Но движущей силой социального развития она признавала не сексуальное влечение, а жажду власти и комплекс неполноценности. Из этого комплекса, по мнению Адлера, исходят такие человеческие пороки, как тщеславие и честолюбие, но проистекают из него и добродетели – стремление к сотрудничеству и мужество.

Комплекс неполноценности играл существенную роль в становлении личности многих великих деятелей. Так, древнегреческий оратор Демосфен долгое время страдал дефектом речи и всеми силами старался его преодолеть. Многие великие полководцы имели невысокий рост – таковы, к примеру, Суворов и Наполеон (правда, на самом деле свидетельства о малом росте Наполеона являются легендой, в действительности его рост был даже чуть выше среднего). Именно ощущение своей неполноценности толкает многих людей на преодоление того, что они считают недостатками, и в этом они достигают значительных успехов.

С другой стороны, многие великие злодеи и преступники тоже имели комплекс неполноценности. Так, африканские и латиноамериканские диктаторы зачастую происходили из очень бедных семей, принадлежавших к самым низшим социальным категориям. И вся их жизнь представляла собой этакую попытку мести всем, кто был более успешен в социальном и экономическом плане. Приходя к власти, эти диктаторы начинали преследовать богатых, образованных, успешных граждан своих стран, ликвидировали экономику, инфраструктуру и социальную сферу.

По мнению Адлера, с самого начала большинство детей имеют комплекс неполноценности по сравнению с «всемогущими взрослыми». И в течение своего развития дети пытаются этот комплекс преодолеть.

Только одни из них развиваются в положительном направлении – усиленно учатся, приобщаются к труду, помогают дома по хозяйству и т. д. А другие избирают отрицательное направление: рано начинают употреблять спиртное, курить, грубо и цинично себя ведут и т. д. Патологическим проявлением стремления «стать взрослым» может быть и жажда власти над другими.

Иногда комплекс неполноценности выражается и через некую маскировку. Например, бедняки пытаются выглядеть богатыми, для чего совершают импульсивные покупки, приобретают дорогие, но абсолютно бесполезные вещи, играют в казино. Маскировкой комплекса неполноценности могут быть развязное поведение, употребление большого количества алкоголя, повышенная агрессивность.

Альфред Адлер был первым, кто ввёл понятие комплекса неполноценности. И первым человеком, у которого он наблюдал и этот комплекс, и его преодоление, был он сам.

Индивидуальная психология, созданная Адлером, приобрела огромную популярность в европейских странах и в США в двадцатых – сороковых годах ХХ века – наверное, более высокую, чем классический фрейдизм. Учение самого Фрейда многими расценивалось как слишком примитивное и вульгарное, к тому же его методы психоанализа работали далеко не всегда. А вот теория Адлера в большей степени отвечала действительности и гораздо больше внимания уделяла социальному аспекту человеческой жизни.

Свои идеи Адлер начал применять на практике, занявшись педагогикой. Он основал воспитательную клинику для детей, а затем и экспериментальную школу. Вскоре таких учреждений становилось всё больше, они стали появляться не только в Австрии, но и в других странах.

Теория Адлера стала одним из основных элементов зародившейся в 1950-е годы гуманистической психологии, которая ставила своей задачей всестороннее развитие человеческой личности. Гуманистическая психология развивалась главным образом в США, где она стала альтернативой господствовавшим в то время бихевиоризму и классическому психоанализу Фрейда. Гуманистическая психология признавала человека особой, высшей сущностью и выступала против приравнивания его к животным, в психике которых преобладают лишь рефлексы и инстинкты.

Смотреть видео

Комплекс неполноценности (теория Альфреда Адлера)

По словам Альфреда Адлера, который первым ввел термин «комплекс неполноценности», каждый ребенок испытывает чувство неполноценности в результате того, что его окружают более сильные и способные взрослые.

По мере того, как ребенок растет, он становится одержимым своим изначальным чувством неполноценности, которое он испытал ранее, и поэтому он стремится к власти и признанию.

Если ребенок не смог справиться с определенными жизненными проблемами во время акта компенсации, у него разовьется комплекс неполноценности.

Итак, согласно Адлеру, каждый ребенок чувствует себя неполноценным, но не у всех развивается комплекс неполноценности, который затрагивает только тех, кто не смог правильно компенсировать это.

Первичный и вторичный комплекс неполноценности

Когда мужчина, который в детстве чувствовал себя неполноценным из-за своих очевидных слабостей, сталкивается с проблемой, с которой он не может справиться, у него развивается то, что называется вторичной неполноценностью.

В программе «Твердая уверенность в себе» я сказал, что вторичное чувство неполноценности — это чувство неполноценности, основанное на первичном чувстве неполноценности, которое ребенок испытывал в молодости.Это как если бы чувство неполноценности дремало, пока не произошло вторичное чувство неполноценности, которое напомнило человеку о его изначальной неполноценности.

Как я указывал в своей статье, комплекс неполноценности, причины и лечение, отвержение, дискриминация, издевательства и физические недостатки могут быть основной причиной первичной неполноценности, которая затем ведет к вторичной неполноценности.

Адлер также ввел термин неполноценность органа, который относится к чувству неполноценности, которое развивается у человека с определенным физическим недостатком, если люди заставляют его поверить, что он не так хорош, как они.

Комплексное лечение неполноценности?

Вы не можете использовать аффирмации, позитивное мышление, НЛП или какие-либо быстрые решения, доступные для лечения комплекса неполноценности. Если вы чувствуете себя неполноценным, то, по словам Адлера, вам не удалось компенсировать это должным образом, и, если вы этого не сделаете, ваше чувство неполноценности останется. (см. Действительно ли аффирмации работают?).

Возможно, вам не удалось достичь своих жизненных целей, вы могли оказаться некомпетентным по сравнению со своими сверстниками или, возможно, вам не удалось развить те же навыки, которые развили ваши сверстники, и это привело к вашему чувству неполноценности.

Я полностью согласен с тем, что решение для лечения комплекса неполноценности — это компенсация в правильном направлении. Если вам не удалось стать популярным в школе, вы не можете компенсировать это получением степени доктора наук !! Но вместо этого вы должны компенсировать это, став популярным в другом месте (например, среди ваших нынешних друзей или коллег по работе).

Большинство людей обычно пытаются компенсировать это в неправильном направлении, и поэтому их комплекс неполноценности продолжает преследовать их, пока они живы.Найдите настоящую причину своей неполноценности, правильно компенсируйте ее, и ваше чувство неполноценности исчезнет.

Книга «Окончательное руководство по преодолению депрессии» была выпущена компанией 2knowmself, книга дает 100% гарантию того, что вы почувствуете себя лучше, иначе вам вернут деньги. 2knowmysef — это не сложный медицинский веб-сайт или скучная онлайн-энциклопедия, а, скорее, место, где вы найдете простую, точную и эффективную информацию, подкрепленную психологией и изложенную в простой форме, которую вы можете понять и применить.Если вы думаете, что это какая-то маркетинговая шумиха, посмотрите, что другие посетители говорят о 2knowmyself.

Хотите узнать больше?

Комплекс неполноценности и самооценка

Комплексное лечение неполноценности

Преодоление комплекса неполноценности

Как избавиться от кого угодно за несколько дней (книга)

Как быстро влюбить в меня любого (книга)

Как немедленно положить конец депрессии (книга)

Как управлять сознанием людей (Курс)

Как быстро развить твердую уверенность в себе (курс)

Сотни видеороликов о психологии

2knowmyself Бестселлеры

.

Теория личности и типы личности Альфреда Адлера

Alfred Adler’s Personality Theory and Personality Types

Вопрос о том, что нами движет — какая великая сила лежит в основе нашей индивидуальной мотивации, продвигающей нас вперед через всевозможные трудные обстоятельства — был предметом давнего увлечения психолога Альфреда Адлера. В конце концов он назвал эту движущую силу «стремлением к совершенству», термин, который включает в себя желание , которое все мы должны реализовать наш потенциал, реализовать наши идеалы — процесс, поразительно похожий на более популярную идею самооценки. актуализация.

Самоактуализация, возможно, является менее проблематичным из этих двух терминов, поскольку невозможно обработать идеи Адлера, не столкнувшись сразу с неприятной природой слов «совершенство» и «идеальный». В то время как идея стремления быть лучшей версией самого себя является очевидной позитивной целью, концепция совершенства в психологии часто приобретает довольно негативный оттенок. В конце концов, совершенства, скорее всего, не существует, и поэтому его невозможно достичь, а это означает, что усилия по достижению этого неизменно разочаровывают, и может пройти полный круг, создав крайний недостаток мотивации (т.е., отказавшись).

Действительно, Адлер сам отказался использовать слово «совершенство» для описания своей единственной мотивирующей силы, начав вместо этого с таких фраз, как влечение к агрессии (чтобы описать разочарованную реакцию, которую мы испытываем, когда наши основные потребности, такие как потребность в еде или быть любимым, не встречаться) — но даже этот термин имел очевидный негативный оттенок; В конце концов, агрессия редко рассматривается как нечто хорошее, и использование термина «напористость», возможно, лучше послужило Адлеру.

(Интересно, что сам Фрейд возражал против термина «влечение к агрессии», хотя и не на том основании, что он был чрезмерно негативным по коннотации; вместо этого Фрейд считал, что это умалит центральное положение сексуального влечения в психоаналитической теории.Однако в последующие годы Фрейд, возможно, передумал, поскольку его идея «инстинкта смерти» во многом напоминала теорию Адлера.)

Другой, возможно, лучший дескриптор, используемый Адлером для обозначения основной мотивации. была компенсация, которая в данном случае должна была обозначать процесс стремления преодолеть свои врожденные ограничения . Адлер постулировал, что, поскольку у всех нас есть различные проблемы и недостатки как люди, наша личность развивается в основном благодаря тому, как мы компенсируем (или не делаем) эти врожденные проблемы.Позже Адлер частично отверг эту идею (хотя она по-прежнему играла важную роль в его теории; подробнее об этом позже), поскольку он решил, что было бы неверно предполагать, что проблемы человека являются причиной того, кем он в конечном итоге становится.

Адлер на раннем этапе также играл с идеей «мужского протеста», наблюдая очевидные различия в культурных ожиданиях, возлагаемых на мальчиков и девочек, и тот факт, что мальчики, часто отчаянно, хотели, чтобы их считали сильными, агрессивный и контролирующий. Адлер избегал предубеждений, которые предполагали, что напористость и успех мужчин в мире являются результатом необъяснимого врожденного превосходства.Вместо этого он видел это явление как результат того факта, что мальчиков поощряют к самоутверждению в жизни, а девочек отговаривают от того же самого.

Наконец, прежде чем остановиться на фразе «стремление к совершенству», Адлер назвал свою теорию «стремлением к превосходству» — скорее всего, дань уважения Фридриху Ницше, философией которого Адлер, как известно, восхищался. Ницше, конечно, считал волю к власти основным мотивом человеческой жизни. Позже Адлер изменил эту фразу, использовав ее больше для обозначения нездоровых или невротических стремлений, вероятно, из-за того, что они предполагают акт сравнения себя с другими, попытки «превзойти» своих собратьев.

Телеология

Идея «холизма», о которой писал Ян Смэтс, южноафриканский философ и государственный деятель, как известно, сильно повлияла на Адлера. Смэтс утверждал, что для того, чтобы понимать людей, мы должны рассматривать их как совокупность, а не как части, как единое целое, существующее в контексте их среды (как физической, так и социальной).

Чтобы отразить это понятие, Адлер решил назвать свой подход к психологии индивидуальной психологией из-за точного значения слова индивидуальный: «неразделенный.Он также в целом избегал традиционной концепции личности, избегая разделения ее на внутренние черты, структуры, динамику, конфликты и т. Д., И вместо этого предпочитал говорить о «стиле жизни» (или «образе жизни» людей, как мы называйте это сегодня; уникальные способы решения проблем и межличностных отношений).

Здесь Адлер снова сильно отличался от Фрейда, который считал, что вещи, произошедшие в прошлом (например, травмы в раннем детстве), сформировали природу людей в настоящем.Адлер, по сути, смотрел в будущее, рассматривая мотивацию как средство движения к будущему, а не продукт нашего прошлого , который руководил нами, имея лишь ограниченное понимание того, как и почему. Эта идея о том, что мы движемся к нашим целям, нашим целям, нашим идеалам, известна как «телеология».

Телеология была замечательна тем, что устраняла необходимость из уравнения; мы не просто живем по принципу «причины и следствия» (если X произошло, то Y должно произойти позже) или придерживаясь определенного курса к неподвижной цели; у нас есть выбор, и по мере того, как мы преследуем наши идеалы, все может измениться.

Художественная литература и художественный финализм

Адлер также находился под влиянием философа Ганса Вайхингера, который считал, что, хотя человечество никогда не откроет «окончательную» истину, для практических целей нам необходимо создавать частичные истины, системы отсчета, которые мы используем так, как если бы они действительно были правдой. Вайхингер назвал эти частичные истины «фикцией».

И Вайхингер, и Адлер считали, что люди активно используют эти выдумки в своей повседневной жизни, например, используя абсолютную веру в добро и зло для принятия социальных решений, и верят, что все так, как мы видим.Адлер называл это «вымышленным финализмом» и считал, что у каждого человека есть одна такая доминирующая фантастика, которая является центральной в его или ее образе жизни.

Неполноценность

После того, как Адлер конкретизировал свою теорию о том, что мотивирует нас как существ, оставался один вопрос, на который нужно было ответить: если всех нас тянет к совершенству, самореализации и самореализации, почему значительная часть населения окажутся ужасно неудовлетворенными и далекими от совершенства , далеки от реализации себя и идеалов?

Адлер считал, что некоторые люди погрязли в своей «неполноценности»; он чувствовал, что мы все рождены с чувством неполноценности (поскольку дети, конечно, меньше и физически и интеллектуально слабее взрослых), к чему позже часто добавляются различные «психологические неполноценности» ( мы тупые, непривлекательные, плохо занимаемся спортом и т. д.) Большинство детей справляются с этой неполноценностью, мечтая стать взрослыми (самая ранняя форма стремления к совершенству), и либо осваивая то, что у них плохо получается, либо компенсируя это, становясь особенно искусными в чем-то другом, но для некоторых детей подъем в гору к развитию самооценка оказывается непреодолимой. У этих детей развивается «комплекс неполноценности», который со временем становится подавляющим.

Чтобы представить себе, как комплекс неполноценности может увеличиваться до тех пор, пока он не станет подавляющим, представьте, как многие дети запутываются, когда дело касается математики: сначала они немного отстают и разочаровываются.Обычно они с трудом продвигаются вперед, запутываясь в средней школе с едва проходящими оценками, пока не перейдут к математическому анализу, после чего появление интегралов и дифференциальных уравнений подавляет их до такой степени, что они, наконец, полностью отказываются от математики.

Теперь применим этот процесс к жизни ребенка в целом; чувство общей неполноценности порождает сомнения, которые вызывают невроз, и ребенок становится застенчивым и робким, неуверенным, нерешительным, трусливым и т.д. человек часто становится пассивно-агрессивным и склонным к манипуляциям, чрезмерно полагаясь на одобрение других, чтобы вести его за собой.Это, конечно, только лишает их силы, облегчает снижение их самооценки и так далее.

Конечно, не все дети, испытывающие сильное чувство неполноценности, становятся застенчивыми, робкими и скромными; у некоторых развивается комплекс превосходства в драматическом акте сверхкомпенсации. Эти молодые люди часто становятся классическим образом хулиганов на игровой площадке, изгоняя собственное чувство неполноценности, заставляя других чувствовать себя меньше и слабее, но также могут стать жадными до внимания, привлеченными к азарту преступной деятельности или употребления наркотиков или сильно предвзятыми в своих взглядах (например, фанатизм по отношению к другим представителям определенного пола или расы).

Психологические типы

Хотя Адлер не тратил много времени на невроз, он все же определил небольшую горстку «типов» личности, которые он различал на основе различных уровней энергии, которые, по его мнению, они проявляли. Следует отметить, что эти типы для Адлера ни в коем случае не были абсолютными; Адлер, набожный индивидуалист, рассматривал их только как эвристические приемы (полезные вымыслы).

Первый тип — это управляющий тип . Эти люди с самого начала характеризуются тенденцией быть в целом агрессивными и доминировать над другими, обладая интенсивной энергией, которая подавляет все или каждого, кто встает у них на пути.Однако эти люди не всегда хулиганы или садисты; некоторые обращают энергию внутрь и причиняют себе вред, как, например, в случае с алкоголиками, наркоманами и теми, кто совершает самоубийство.

Второй тип — наклонный тип . Люди этого типа чувствительны, и, хотя они могут накрыть себя оболочкой, чтобы защитить себя, в конечном итоге они полагаются на других, которые помогут им справиться с жизненными трудностями. По сути, им не хватает энергии, и они зависят от энергии других.Они также склонны к фобиям, тревогам, навязчивым идеям и навязчивым идеям, общей тревоге, диссоциации и т. Д.

Третий тип — это , избегающий тип . У людей этого типа такая низкая энергия, что они отшатываются внутри себя, чтобы сохранить ее, избегая жизни в целом и других людей в частности. В крайних случаях у этих людей развивается психоз — конечный результат полного ухода в себя.

Адлер также верил в четвертый тип: общественно полезный тип .Люди этого типа — в основном здоровые люди, обладающие адекватными, но не властными социальными интересами и энергией. Они способны эффективно отдавать другим, поскольку они не настолько поглощены чувством неполноценности, что не могут должным образом смотреть вне себя.

Заключение

Теории Адлера могут быть лишены волнения Фрейда и Юнга, будучи лишенными сексуальности или мифологии, но тем не менее они практичны, влиятельны и весьма применимы. Другие более известные имена, такие как Маслоу и Карл Роджерс, были поклонниками работ Адлера, и различные исследователи теорий личности придерживались идеи, что теоретики, называемые неофрейдистами (такие как Хорни, Фромм и Салливан), вероятно, должны были быть назвал вместо этого неоадлерианцев.

.

Альфред Адлер | Австрийский психиатр

Альфред Адлер (родился 7 февраля 1870 года, Пенцинг, Австрия — умер 28 мая 1937 года, Абердин, Абердиншир, Шотландия), психиатр, чья влиятельная система индивидуальной психологии ввела термин чувство неполноценности , позже широко и часто неточно называют комплексом неполноценности. Он разработал гибкую поддерживающую психотерапию, чтобы направить людей с эмоциональной неполноценностью из-за чувства неполноценности к зрелости, здравому смыслу и социальной полезности.

Подробнее по этой теме

личность: Адлер

Австрийский психиатр Альфред Адлер , еще один из первых последователей Фрейда, также оспаривал важность сексуальных мотивов …

На протяжении всей своей жизни Адлер хорошо осознавал социальные проблемы, и это служило основной мотивацией в его работе. С первых лет работы врачом (М.D., Медицинская школа Венского университета, 1895 г.), он подчеркивал важность рассмотрения пациента по отношению к окружающей среде в целом и начал развивать гуманистический, целостный подход к человеческим проблемам.

Около 1900 года Адлер начал исследовать психопатологию в контексте общей медицины и в 1902 году стал тесно сотрудничать с Зигмундом Фрейдом. Однако постепенно различия между ними стали непримиримыми, особенно после появления книги Адлера Studie über Minderwertigkeit von Organen (1907; «Исследование неполноценности органов и ее психологической компенсации »), в которой он предлагал людям психологически компенсировать физический недостаток и сопутствующее ему чувство неполноценности.Неудовлетворительная компенсация приводит к неврозу. Адлер все больше преуменьшал значение основного утверждения Фрейда о том, что сексуальные конфликты в раннем детстве вызывают психические заболевания, и далее ограничил сексуальность символической ролью в человеческих стремлениях преодолеть чувство неполноценности. Откровенно критикуя Фрейда к 1911 году, Адлер и группа последователей разорвали связи с кругом Фрейда и начали разработку того, что они называли индивидуальной психологией, впервые изложенной в Über den nervösen Charakter (1912; The Neurotic Construction ).Система была разработана в более поздних изданиях этой и других работ, таких как Menschenkenntnis (1927; Понимание природы человека ).

Индивидуальная психология утверждает, что преобладающей мотивацией большинства людей является стремление к тому, что Адлер несколько ошибочно назвал превосходством (то есть самореализацией, полнотой или совершенством). Это стремление к превосходству может быть нарушено чувством неполноценности, неполноценности или неполноценности, возникающим из-за физических недостатков, низкого социального статуса, изнеженности или пренебрежения в детстве или из-за других причин, встречающихся в течение жизни.Люди могут компенсировать свое чувство неполноценности, развивая свои навыки и способности, или, что менее важно, у них может развиться комплекс неполноценности, который начинает доминировать в их поведении. Чрезмерная компенсация за чувство неполноценности может принимать форму эгоцентрического стремления к власти и самовозвеличивающего поведения за счет других.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 с вашей подпиской.
Подпишитесь сегодня

Каждый человек развивает свою личность и стремится к совершенству по-своему, в соответствии с тем, что Адлер называл стилем жизни или образом жизни.Образ жизни человека формируется в раннем детстве и отчасти определяется тем, какая именно неполноценность сильнее всего сказывалась на нем в годы его формирования. Стремление к превосходству сосуществует с другим врожденным побуждением: сотрудничать и работать с другими людьми для общего блага, стремление, которое Адлер назвал социальным интересом. Психическое здоровье характеризуется разумом, социальным интересом и самопревосхождением; психическое расстройство из-за чувства неполноценности и эгоцентричной заботы о своей безопасности и превосходстве или власти над другими.Адлерианский психотерапевт обращает внимание пациента на безуспешный невротический характер его попыток справиться с чувством неполноценности. Как только пациент узнает об этом, терапевт повышает его самооценку, помогает ему принять более реалистичные цели и поощряет более полезное поведение и более сильный социальный интерес.

В 1921 году Адлер основал первую в Вене клинику по уходу за детьми, а вскоре после этого открыл и поддержал там еще около 30 под его руководством.Адлер впервые приехал в Соединенные Штаты в 1926 году и стал приглашенным профессором Колумбийского университета в 1927 году. В 1932 году он был назначен приглашенным профессором Медицинского колледжа Лонг-Айленда в Нью-Йорке. В 1934 году правительство Австрии закрыло его клиники. Многие из его более поздних работ, такие как Что жизнь должна значить для вас (1931), были адресованы широкому читателю. Хайнц Л. и Ровена Р. Ансбахер редактировали Индивидуальная психология Альфреда Адлера (1956) и Превосходство и социальный интерес (1964).

.

Комплекс неполноценности: определение, симптомы и выздоровление

Причины низкой самооценки

Causes Of Low Self-Esteem #relationship #psyсhology Causes Of Low Self-Esteem #relationship #psyсhology

После того, как мы выяснили, что такое комплекс неполноценности, необходимо знать факторы, которые могут к нему привести. Очень часто все начинается с детства. В большинстве случаев люди, страдающие комплексом неполноценности, в детстве подвергались давлению со стороны родителей или сверстников. Дело в том, что если родители ставят перед собой высокие цели, а ребенок не может их достичь и, как следствие, есть издевательства или наказания, это существенно влияет на восприятие ребенка.Подобные проблемы и психические травмы могут быть перенесены во взрослую жизнь, и вы ничего не можете сделать, кроме как обратиться за профессиональной помощью, чтобы помочь вам с ними справиться.

Если вам интересно, какие симптомы искать — продолжайте читать!

Комплекс неполноценности «Симптомы»

Inferiority Complex Symptoms #relationship #psyсhology Inferiority Complex Symptoms #relationship #psyсhology Чувствительность к мнениям

Это естественно — искать одобрения у близких вам людей. Но вы не должны воспринимать мнение других буквально и расстраиваться, если кто-то думает, что то, что вы делаете, недостаточно хорошо.В случае, если то, что о вас думают, может мешать каждому вашему действию — это может быть признаком комплекса неполноценности.

Критика недопустима

Дело в том, что конструктивная критика естественна, но если вы не можете противостоять ей, несмотря ни на что, то здесь может быть проблема.

Все о лести

Людям, страдающим комплексом неполноценности, важно слышать отовсюду лесть. Если не получишь оценку, вообще чувствуешь себя недостойным.Это еще один классический признак комплекса неполноценности.

Социальная изоляция

Дело в том, что если вы боитесь мнения других, вы пытаетесь дистанцироваться от общества. Это также определяет комплекс.

Постоянное сравнение

Если вы постоянно думаете, что кто-то вокруг вас лучше вас, это означает, что у вас есть проблема, с которой нужно бороться. Чем скорее, тем лучше.

Перфекционизм

Это здорово, когда все, что делаешь, ты делаешь наилучшим образом.Однако быть перфекционистом во всем может быть признаком того, что в этом есть проблема и о ней нужно позаботиться.

Негативное влияние социальных сетей

Мы живем в эпоху социальных сетей, и естественно, что они проникают в нашу жизнь, нравится нам это или нет. Однако, если вы регулярно чувствуете себя плохо, это также может быть признаком комплекса неполноценности.

Скрыть недостатки

Даже если что-то не так — никто не должен этого видеть — это похоже на вас? Тогда у нас тут проблема.Дело в том, что показывать другим только свою лучшую сторону означает, что вы страдаете от проблемы неполноценности, и о ней нужно позаботиться как можно скорее.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *