Разное

Марина цветаева мой милый что тебе я сделала стих: Марина Цветаева — Прохожий (Идешь, на меня похожий): читать стих, текст стихотворения полностью

02.01.2021

Содержание

Марина Цветаева — Прохожий (Идешь, на меня похожий): читать стих, текст стихотворения полностью

Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала – тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти – слепоты куриной
И маков набрав букет,
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь – могила,
Что я появлюсь, грозя…
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились…
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед, –
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь.
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли…
– И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли.

Анализ стихотворения «Идешь, на меня похожий» Цветаевой

Стихотворение «Идешь, на меня похожий…» (1913 г. ) является одним из самых известных в раннем творчестве Цветаевой. Поэтесса часто удивляла своих читателей оригинальными взглядами. На этот раз молодая девушка представила себя давно умершей и обращающейся к случайному посетителю ее могилы.

Цветаева призывает прохожего остановиться и поразмышлять над ее смертью. Она не хочет, чтобы ее оплакивали и жалели. Свою гибель она считает неизбежным событием, которому подвержены все люди. Описывая свой облик при жизни, поэтесса напоминает прохожему, что когда-то они были похожи. Могила не должна вызывать в нем чувство страха или опасности. Цветаева хочет, чтобы посетитель забыл о могильном прахе и представлял ее живой и веселой. Она считает, что смерть человека не должна служить огорчением для живых. Легкое и беззаботное отношение к смерти – лучшее почтение памяти и дань уважения для умерших.

Цветаева верила в загробное существование. В стихотворении отразились ее убеждения в том, что после смерти человек сможет взглянуть на свое последнее пристанище и каким-то образом повлиять на отношение к нему живых людей. Поэтесса хотела, чтобы кладбище ассоциировалось не с мрачным и печальным местом. В ее представлении собственная могила должна находиться в окружении ягод и трав, которые могут порадовать взгляд посетителей. Это отвлечет их от ощущения безвозвратной утраты. Умершие будут восприниматься в качестве перешедших в другой мир душ. В последних строках поэтесса использует яркий образ заходящего солнца, осыпающий прохожего «золотой пылью». Он подчеркивает ощущение покоя и умиротворения, которые царят на кладбище.

Цветаева считала, что человек будет продолжать жить, пока о нем хранится память. Физическая смерть не приводит к смерти духовной. Сам переход из одного мира в другой должен восприниматься легко и безболезненно.

Спустя много лет поэтесса добровольно рассталась с жизнью. К тому времени она испытала много разочарований и потерь и вряд ли разделяла свои ранние взгляды. Тем не менее самоубийство стало сознательным и обдуманным шагом. Потеряв всякую надежду на земную жизнь, Цветаева решила, что настало время проверить существование загробного мира. Посмертное признание поэтессы в значительной степени оправдало ее надежды на бессмертие.

Текст песни Мой милый, что тебе я сделала?стихи Марина Цветаева — Ирина Дубцова читать и слушать

Текст песни:

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче — всё косится в сторону
Вчера еще до птиц сидел,-
Всё жаворонки нынче — вороны

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен
«Мой милый, что тебе я сделала?»

И слезы ей — вода, и кровь —
Вода,- в крови, в слезах умылася
Не мать, а мачеха — Любовь
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Вчера еще — в ногах лежал
Равнял с Китайскою державою
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала — копейкой ржавою

Детоубийцей на суду
Стою — немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Спрошу я стул, спрошу кровать
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал — колесовать
Другую целовать»,- ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил — в степь заледенелую
Вот что ты, милый, сделал мне
Мой милый, что тебе — я сделала?

Всё ведаю — не прекословь
Вновь зрячая — уж не любовница
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Самo — что дерево трясти —
В срок яблоко спадает спелое…
— За всё, за всё меня прости,
Мой милый,- что тебе я сделала

Многие из нас сталкиваются с желанием спеть песню Мой милый, что тебе я сделала?(стихи Марина Цветаева) в исолнении Ирина Дубцова, но как быть если не помнишь слов песни. Всё просто! На нашем сайте собрана гигантская база известных артистов. Теперь вы сможете, узнать свой запрос, используя наш поиск.

Но здесь вы не только сможете читать текст Ирина Дубцова — Мой милый, что тебе я сделала?(стихи Марина Цветаева) онлайн, но и ознакомиться с нашими рекомендациями. Множество похожих композиций должно прийтись Вам по вкусу. Только представьте, сколько новой музыки, аналогичного жанра существует в мире.

Собранный нами огромный архив стихов из музыкальных произведений составляет более 50 000 композиций. Любителям петь в караоке особенно необходимы слова песни Мой милый, что тебе я сделала?(стихи Марина Цветаева) — Ирина Дубцова и наш сайт готов их Вам предоставить. Подпевать любимому автору — что может быть лучше?

Слова песни Мой милый что тебе я сделала? на стихи М.Цветаевой — Ирина Дубцова читать и слушать

Текст песни:

Она читает по глазам
Секретов наших отражения
Что ты уходишь по ночам
В свои другие измерения

Я только душу забрала
А к ней ты телом возвращаешься
Зачем же мне гореть до тла

О, боже, что тебе я сделала?
Что тебе я сделала?
О, боже, что тебе я сделала?
Сделала, сделала?

Можно стереть,можно гадать
Но мне ответят даже ангелы
Может теперь,но не тогда
Не черновик,а все же набело

Не половинка может быть
Не подхожу краями острыми
Могу твоим ответом быть
Но как не быть ее вопросами

Ты не виновный на суду
Но я одна тебе поверила
Я за тобой и в ад пойду

Святая, что тебе я сделала?
Что тебе я сделала?
Святая, что тебе я сделала?
Сделала, сделала?

Если любовь ищет сама
Не отпуская на столетия
Наши с тобой души сплела
Так что же так больно

Помилуй, что тебе я сделала?
Что тебе я сделала?
Помилуй, что тебе я сделала?
Сделала, сделала?

Многие из нас сталкиваются с желанием спеть песню Мой милый что тебе я сделала? (на стихи М. Цветаевой) в исолнении Ирина Дубцова, но как быть если не помнишь слов песни. Всё просто! На нашем сайте собрана гигантская база известных артистов. Теперь вы сможете, узнать свой запрос, используя наш поиск.

Но здесь вы не только сможете читать текст Ирина Дубцова — Мой милый что тебе я сделала? (на стихи М.Цветаевой) онлайн, но и ознакомиться с нашими рекомендациями. Множество похожих композиций должно прийтись Вам по вкусу. Только представьте, сколько новой музыки, аналогичного жанра существует в мире.

Собранный нами огромный архив стихов из музыкальных произведений составляет более 50 000 композиций. Любителям петь в караоке особенно необходимы слова песни Мой милый что тебе я сделала? (на стихи М.Цветаевой) — Ирина Дубцова и наш сайт готов их Вам предоставить. Подпевать любимому автору — что может быть лучше?

М. И. Цветаева — Мой милый, что тебе я сделала?

М. И. Цветаева — Мой милый, что тебе я сделала?

Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Марина Цветаева — удивительная женщина удивительной судьбы. Марина Цветаева является классическим «художником» — творцом, непризнанным и нищим при жизни гением, которую вся страна начала обожать лишь после её смерти — самоубийства. Марина Цветаева выросла в интеллигентной семье, свободно владела несколькими иностранными языками, рано потеряла мама, рано вышла замуж и родила ребенка, очень любила мужчин — она любила и умела любить, её часто называли «Казановой в юбке», т.к. у неё было очень много любовников при живом и ревнивом, но любящем её муже.

С началом Первой Мировой Войны и социалистической революцией в жизни Марины Цветаевой наступила не то, чтобы черная полоса в жизни, — её жизнь погрузилась в непроглядную тьму эмигрантской безысходности, нищенского существования — муж был болен, её второй ребенок умер от голода, семья существовала на мизерные доходы от переводов Цветаевой и швейных работ её маленькой дочери. По возвращении в СССР мужа Цветаевой расстреляли в застенках, но Марина Цветаева так об этом и не узнала, хотя и догадывалась о возможности такой смерти. Её дочь Ариадну также арестовали.

Жить было просто не на что. А тут еще началась Вторая Мировая война, работы не было никакой — Марину Цветаеву — выдающуюся женщину-поэта, одаренную творческую личность, стихами и песнями которой восторгался весь СССР, не брали даже на должность посудомойки в Литбюро! От отчаяния, от непрерывной череды унижений, лишений и поражений Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством 31 августа 1941 года, попросив у своего сына Георгия прощения за этот свой шаг…

Несмотря на ужасную, трагическую судьбу, стихи Марины Цветаевой полный любви и жизни, веры в Бога и в лучшее. До сих пор стихи о любви Марины Цветаевой считаются самыми оригинальными, прикольными и необычными любовными стихами — она была удивительно изобретательным и нестандартным поэтом и прозаиком. Кому-то больше нравятся красивые стихи о любви Анны Ахматовой, но лично мне они кажутся уж слишком безнадежными, безысходными, беспросветными какими-то. А любовные стихи Марины Цветаевой, конечно, тоже трудно назвать уж слишком веселыми и оптимистическими, но они грустны как-то по-светлому — её стихи читаются легко и без надрыва.

Стихи о любви. Самые красивые, оригинальные, прикольные и самые лучшие любовные стихи Марины Цветаевой.

Мне нравится, что вы больны не мной

Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не Вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной,
Распущенной — и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что Вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не Вас целую.

Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью — всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо Вам и сердцем и рукой
За то, что Вы меня, не зная сами!
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами.

За наши не-гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами,
За то, что Вы больны — увы! — не мной,
За то, что я больна — увы! — не Вами!

Этот любовный стих — классика любовной лирики. Слова этого прекрасного и трогательного стихотворения о любви положены на грустную, лирическую песню, которую знают все, ибо каждый новый год все жители бывшего Советского Союза смотрят замысловатую историю любви, которая начинается с того, что наши мужчины пошли в баню… «Мне нравится, что вы больны не мной, мне нравится, что я больна не Вами…»

Мы с Вами разные, как суша и вода…

Мы с Вами разные,
Как суша и вода,
Мы с Вами разные,
Как лучик с тенью.

Вас уверяю — это не беда,
А лучшее приобретенье.

Мы с Вами разные,
Какая благодать!
Прекрасно дополняем
Мы друг друга.

Что одинаковость нам может дать?
Лишь ощущенье замкнутого круга.

Отличные стихи Марины Цветаевой про разную сущность женщины и мужчины. Сравнение Женщины и Мужчины как Суши и Воды — разве может быть что-то еще более прекрасное, разве существует более удачное сравнение, метафора? Гений, на то и гений, чтобы замечать то, что скрыто от глаз обычных людей.

 

Легкомыслие

Легкомыслие! — Милый грех,
Милый спутник и враг мой милый!
Ты в глаза мне вбрызнул смех,
И мазурку мне вбрызнул в жилы.

Научив не хранить кольца,
С кем бы Жизнь меня ни венчала!
Начинать наугад с конца,
И кончать еще до начала.

Быть как стебель и быть как сталь
В жизни, где мы так мало можем…
Шоколадом лечить печаль,
И смеяться в лицо прохожим!

Красивый женский стих про переменчивую женскую сущность. «Шоколадом лечить печаль» — это так актуально и в наши дни, сто лет спустя написания этих лирических стихов о женщине и её сути…

 

НОВОЛУНЬЕ

Новый месяц встал над лугом,
Над росистою межой.
Милый, дальний и чужой,
Приходи, ты будешь другом.

Днем — скрываю, днем — молчу.
Месяц в небе,— нету мочи!
В эти месячные ночи
Рвусь к любимому плечу.

Не спрошу себя: «Кто ж он?»
Все расскажут — твои губы!
Только днем объятья грубы,
Только днем порыв смешон.

Днем, томима гордым бесом,
Лгу с улыбкой на устах.
Ночью ж… Милый, дальний… Ах!
Лунный серп уже над лесом!

Замечательные, красивые любовные стихи про нежную первую или вторую любовь. Кто любил, тот поймет, что «Всё расскажут — твои губы!», тот вспомнит, как бежал и стремился на свои первые любовные свиданья…

 

В ПАРИЖЕ

Дома до звезд, а небо ниже,
Земля в чаду ему близка.
В большом и радостном Париже
Все та же тайная тоска.

Шумны вечерние бульвары,
Последний луч зари угас.
Везде, везде всё пары, пары,
Дрожанье губ и дерзость глаз.

Я здесь одна. К стволу каштана
Прильнуть так сладко голове!
И в сердце плачет стих Ростана
Как там, в покинутой Москве.

Париж в ночи мне чужд и жалок,
Дороже сердцу прежний бред!
Иду домой, там грусть фиалок
И чей-то ласковый портрет.

Там чей-то взор печально-братский.
Там нежный профиль на стене.
Rostand и мученик Рейхштадтский
И Сара — все придут во сне!

В большом и радостном Париже
Мне снятся травы, облака,
И дальше смех, и тени ближе,
И боль как прежде глубока.

Грустный и красивый стих про одиночество эмигранта в далеком и холодном, чужом Париже. Кто был любим и любил, кружился в водовороте любовной страсти, а потом был выброшен за борт любовной лодки, тот понимает, о чем эти красивые и грустные стихи…

 

Мировое

Мировое началось во мгле кочевье:
Это бродят по ночной земле — деревья,
Это бродят золотым вином — гроздья,
Это странствуют из дома в дом — звезды,
Это реки начинают путь — вспять!
И мне хочется к тебе на грудь — спать.

 

НИНЕ

К утешениям друга-рояля
Ты ушла от излюбленных книг.
Чей-то шепот в напевах возник,
Беспокоя тебя и печаля.

Те же синие летние дни,
Те же в небе и звезды и тучки…
Ты сомкнула усталые ручки,
И лицо твое, Нина, в тени.

Словно просьбы застенчивой ради,
Повторился последний аккорд.
Чей-то образ из сердца не стерт!..
Всё как прежде: портреты, тетради,

Грустных ландышей в вазе цветы,
Там мирок на диване кошачий. ..
В тихих комнатках маленькой дачи
Всё как прежде. Как прежде и ты.

Детский взор твой, что грустно тревожит,
Я из сердца, о нет, не сотру.
Я любила тебя как сестру
И нежнее, и глубже, быть может!

Как сестру, а теперь вдалеке,
Как царевну из грез Андерсена…
Здесь, в Париже, где катится Сена,
Я с тобою, как там, на Оке.

Пусть меж нами молчанья равнина
И запутанность сложных узлов.
Есть напевы, напевы без слов,
О любимая, дальняя Нина!

Говорят, что Марине Цветаевой не была чужда лесбийская любовь… Говорят, что она на целых два года бросила мужа ради своей любви к женщине — одной переводчице и поэтессе. И если все эти досужие разговоры — правда, то этот нежный и красивый стих, посвященный Нине, — лучшее и самое оригинальное тому подтверждение.

 

ПЛЕННИЦА

Она покоится на вышитых подушках,
Слегка взволнована мигающим лучом.
О чем загрезила? Задумалась о чем?
О новых платьях ли? О новых ли игрушках?

Шалунья-пленница томилась целый день
В покоях сумрачных тюрьмы Эскуриала.
От гнета пышного, от строгого хорала
Уводит в рай ее ночная тень.

Не лгали в книгах бледные виньеты:
Приоткрывается тяжелый балдахин,
И слышен смех звенящий мандолин,
И о любви вздыхают кастаньеты.

Склонив колено, ждет кудрявый паж
Ее, наследницы, чарующей улыбки.
Аллеи сумрачны, в бассейнах плещут рыбки
И ждет серебряный, тяжелый экипаж.

Но… грезы всё! Настанет миг расплаты;
От злой слезы ресницы дрогнет шелк,
И уж с утра про королевский долг
Начнут твердить суровые аббаты.  

Небанальное стихотворение о любви, роскоши и неизбежной расплате за грехи молодости и легкомысленной любви. Красиво, очаровательно, воздушно и оригинально. Марина Цветаева — неповторимая поэтесса.

 

Мальчиком, бегущим резво…

Мальчиком, бегущим резво,
Я предстала Вам.
Вы посмеивались трезво
Злым моим словам:

«Шалость — жизнь мне, имя — шалость!
Смейся, кто не глуп!»
И не видели усталость
Побледневших губ.

Вас притягивали луны
Двух огромных глаз.
— Слишком розовой и юной
Я была для Вас!

Тающая легче снега,
Я была — как сталь.
Мячик, прыгнувший с разбега
Прямо на рояль,

Скрип песка под зубом или
Стали по стеклу…
— Только Вы не уловили
Грозную стрелу

Легких слов моих и нежность
Гнева напоказ…
Каменную безнадежность
Всех моих проказ!

Легкое и доброе стихотворение про юношескую дерзость, задор и, возможно, первое любовное волнение — первую влюбленность, детскую страсть.

 

Быть нежной, бешеной и шумной

Быть нежной, бешеной и шумной,
— Так жаждать жить!
Очаровательной и умной,
Прелестной быть!

Нежнее всех, кто есть и были,
Не знать вины…
— О возмущенье, что в могиле
Мы все равны!

Стать тем, что никому не мило,
— О, стать как лед!
Не зная ни того, что было,
Ни что придет,

Забыть, как сердце раскололось
И вновь срослось,
Забыть свои слова и голос,
И блеск волос.

Браслет из бирюзы старинной
На стебельке,
На этой узкой, этой длинной
Моей руке…

Как зарисовывая тучку
Издалека,
За перламутровую ручку
Бралась рука,

Как перепрыгивали ноги
Через плетень,
Забыть, как рядом по дороге
Бежала тень.

Забыть, как пламенно в лазури,
Как дни тихи…
— Все шалости свои, все бури
И все стихи!

Мое свершившееся чудо
Разгонит смех.
Я, вечно-розовая, буду
Бледнее всех.

И не раскроются — так надо
— О, пожалей!
Ни для заката, ни для взгляда,
Ни для полей.

Мои опущенные веки.
— Ни для цветка!
Моя земля, прости навеки,
На все века.

И так же будут таять луны
И таять снег,
Когда промчится этот юный,
Прелестный век.

Отличные, красивейшие стихи для девочек и юных девушек. Для тех, кто любит розовый цвет и нежность, этот стих должен стать гимном. Доброе и звонкое, юное и задорное, прикольное и легкое стихотворение, которое легко читать, как бы вдыхая в себя прелесть его юности.

 

Собирая любимых в путь…

Собирая любимых в путь,
Я им песни пою на память —
Чтобы приняли как-нибудь,
Что когда-то дарили сами.

Зеленеющею тропой
Довожу их до перекрестка.
Ты без устали, ветер, пой,
Ты, дорога, не будь им жесткой!

Туча сизая, слез не лей,
Как на праздник они обуты!
Ущеми себе жало, змей,
Кинь, разбойничек, нож свой лютый.

Ты, прохожая красота,
Будь веселою им невестой.
Потруди за меня уста,—
Наградит тебя Царь Небесный!

Разгорайтесь, костры, в лесах,
Разгоняйте зверей берложьих.
Богородица в небесах,
Вспомяни о моих прохожих!

 

Попытка Ревности: Как живется вам с другою?!

Как живется Вам с другою,
Проще ведь? Удар весла!
Линией береговою
Скоро ль память отошла?

Обо мне, плавучем острове
(По небу — не по водам)!
Души, души! Быть вам сестрами,
Не любовницами — Вам!

Как живется Вам с простою
Женщиною? Без божеств?
Государыню с престола
Свергши (с оного сошед)?

Как живется Вам — хлопочется?
Ежится? Встается — как?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?

«Судорог да перебоев —
Хватит! Дом себе найму».
Как живется Вам с любою —
Избранному моему!?

Свойственнее и сьедобнее —
Снедь? Приестся — не пеняй…
Как живется Вам с подобием —
Вам, поправшему Синай!

Как живется Вам с чужою,
Здешнею? Ребром — люба?
Стыд Зевесовой вожжою
Не охлестывает лба?

Как живется Вам — здоровится?
Можется? Поется — как?
С язвою бессмертной совести
Как справляетесь, бедняк?

Как живется Вам с товаром
Рыночным? Оброк — крутой?
После мраморов Каррары
Как живется вам с трухой?

Гипсовой? (Из глыбы высечен
Бог — и начисто разбит!)
Как живется вам с сто-тысячной:
Вам, познавшему Лилит!

Рыночною новизною
Сыты ли? К волшбам остыв,
Как живется Вам с земною
Женщиною, без шестых

Чувств?! Ну, за голову: счастливы?!
Нет? В провале без глубин:
Как живется, милый? Тяжче ли,
Так же ли, как мне с другим?

 

Я с вызовом ношу его кольцо!

Я с вызовом ношу его кольцо!
— Да, в Вечности — жена, не на бумаге.
Его чрезмерно узкое лицо
Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза — прекрасно-бесполезны!
Под крыльями раскинутых бровей —
Две бездны.

В его лице я рыцарству верна,
— Всем вам, кто жил и умирал без страху!
Такие — в роковые времена
Слагают стансы — и идут на плаху.

 

Марина

Кто создан из камня, кто создан из глины,
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело — измена, мне имя — Марина,
Я — бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти,
Тем гроб и надгробные плиты…
— В купели морской крещена — и в полете
Своем — непрестанно разбита!

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня — видишь кудри беспутные эти?
Земною не сделаешь солью.

Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной — воскресаю!
Да здравствует пена — веселая пена,
Высокая пена морская!

 

Стихи о любви. Самые красивые, оригинальные, прикольные и самые лучшие любовные стихи Марины Цветаевой.

Писала я на аспидной доске

Писала я на аспидной доске,
И на листочках вееров поблеклых,
И на речном, и на морском песке,
Коньками по льду, и кольцом на стеклах…

И на стволах, которым сотни зим,
И, наконец, — чтоб всем было известно!
Что ты любим! любим! любим! любим!
Расписывалась — радугой небесной.

Как я хотела, чтобы каждый цвел
В веках со мной! под пальцами моими!
И как потом, склонивши лоб на стол,
Крест-накрест перечеркивала имя…

Но ты, в руке продажного писца
Зажатое! ты, что мне сердце жалишь!
Непроданное мной! внутри кольца!
Ты — уцелеешь на скрижалях.

 

ДЕКАБРЬ И ЯНВАРЬ

В декабре на заре было счастье,
Длилось — миг.
Настоящее, первое счастье
Не из книг!

В январе на заре было горе,
Длилось — час.
Настоящее, горькое горе

В первый раз!

 

Горечь!

Горечь! Горечь! Вечный привкус
На губах твоих, о страсть!
Горечь! Горечь! Вечный искус —
Окончательнее пасть.

Я от горечи — целую
Всех, кто молод и хорош.
Ты от горечи — другую
Ночью за руку ведешь.

С хлебом ем, с водой глотаю
Горечь-горе, горечь-грусть.
Есть одна трава такая
На лугах твоих, о Русь.

 

Полнолунье

Полнолунье, и мех медвежий,
И бубенчиков легкий пляс…
Легкомысленнейший час!— Мне же
Глубочайший час.

Умудрил меня встречный ветер,
Снег умилостивил мне взгляд,
На пригорке монастырь светел
И от снега — свят.

Вы снежинки с груди собольей
Мне сцеловываете, друг,
Я на дерево гляжу,— в поле
И на лунный круг.

За широкой спиной ямщицкой
Две не встретятся головы.
Начинает мне Господь — сниться,
Отоснились — Вы.

 

В черном небе слова начертаны

В черном небе слова начертаны —
И ослепли глаза прекрасные…
И не страшно нам ложе смертное,
И не сладко нам ложе страстное.

В поте — пишущий, в поте — пашущий!
Нам знакомо иное рвение:
Легкий огнь, над кудрями пляшущий,
Дуновение вдохновения!

 

Святая ль ты, иль нет тебя грешнее

Святая ль ты, иль нет тебя грешнее,
Вступаешь в жизнь, иль путь твой позади,
О, лишь люби, люби его нежнее!

Как мальчика, баюкай на груди,
Не забывай, что ласки сон нужнее,
И вдруг от сна объятьем не буди.

Будь вечно с ним: пусть верности научат
Тебя печаль его и нежный взор.

Будь вечно с ним: его сомненья мучат,
Коснись его движением сестер.

Но, если сны безгрешностью наскучат,
Сумей зажечь чудовищный костер!

Ни с кем кивком не обменяйся смело,
В себе тоску о прошлом усыпи.

Будь той ему, кем быть я не посмела:
Его мечты боязнью не сгуби!

Будь той ему, кем быть я не сумела:
Люби без мер и до конца люби!

 

ПРИМЕТЫ

Точно гору несла в подоле —
Всего тела боль!
Я любовь узнаю по боли
Всего тела вдоль.

Точно поле во мне разъяли
Для любой грозы.
Я любовь узнаю по дали
Всех и вся вблизи.

Точно нору во мне прорыли
До основ, где смоль.
Я любовь узнаю по жиле,
Всего тела вдоль

Cтонущей. Сквозняком как гривой
Овеваясь, гунн:
Я любовь узнаю по срыву
Самых верных струн

Горловых,- горловых ущелий
Ржавь, живая соль.
Я любовь узнаю по щели,
Нет! по трели
Всего тела вдоль!  

 

Стихи о любви и о жизни. Самые красивые, оригинальные, прикольные и самые лучшие любовные стихи Марины Цветаевой.

Ночи без любимого

Ночи без любимого — и ночи
С нелюбимым, и большие звезды
Над горячей головой, и руки,
Простирающиеся к Тому —
Кто от века не был — и не будет,
Кто не может быть — и должен быть.

И слеза ребенка по герою,
И слеза героя по ребенку,
И большие каменные горы
На груди того, кто должен — вниз…

Знаю всё, что было, всё, что будет,
Знаю всю глухонемую тайну,
Что на темном, на косноязычном
Языке людском зовется — Жизнь.

 

Любовный голод

Нет! Еще любовный голод
Не раздвинул этих уст.
Нежен — оттого что молод,
Нежен — оттого что пуст.

Но увы! На этот детский
Рот — Шираза лепестки!
Все людское людоедство
Точит зверские клыки.

 

ЗА КНИГАМИ

«Мама, милая, не мучь же!
Мы поедем или нет?»
Я большая, мне семь лет,
Я упряма, — это лучше.

Удивительно упряма:
Скажут нет, а будет да.
Не поддамся никогда,
Это ясно знает мама.

«Поиграй, возьмись за дело,
Домик строй». — «А где картон?»
«Что за тон?» — «Совсем не тон!
Просто жить мне надоело!

Надоело… жить… на свете,
Все большие — палачи,
Давид Копперфильд»… — «Молчи!
Няня, шубу! Что за дети!»

Прямо в рот летят снежинки…
Огонечки фонарей…
«Ну, извозчик, поскорей!
Будут, мамочка, картинки?»

Сколько книг! Какая давка!
Сколько книг! Я все прочту!
В сердце радость, а во рту
Вкус соленого прилавка.

Замечательные, красивые и свежие стихи про детство, про маму, книги, дорогие воспоминания. Мама Марины Цветаевой умерла, когда той было всего 14 лет, после нескольких лет изматывающей чахоточной болезни.

 

Откуда такая нежность?

Откуда такая нежность?
Не первые — эти кудри
Разглаживаю, и губы
Знавала — темней твоих.

Всходили и гасли звезды
Откуда такая нежность?
Всходили и гасли очи
У самых моих очей.

Еще не такие песни
Я слушала ночью темной
Откуда такая нежность?
На самой груди певца.

Откуда такая нежность?
И что с нею делать, отрок
Лукавый, певец захожий,
С ресницами — нет длинней?

 

   О. Э. Мандельштаму

Разлетелось в серебряные дребезги
Зеркало, и в нем — взгляд.
Лебеди мои, лебеди
Сегодня домой летят!

Из облачной выси выпало
Мне прямо на грудь — перо.
Я сегодня во сне рассыпала
Мелкое серебро.

Серебряный клич — звонок.
Серебряно мне — петь!
Мой выкормыш! Лебеденок!
Хорошо ли тебе лететь?

Пойду и не скажусь
Ни матери, ни сродникам.
Пойду и встану в церкви,
И помолюсь угодникам
О лебеде молоденьком.  

 

Цветок к груди приколот

Цветок к груди приколот,
Кто приколол — не помню.
Ненасытим мой голод
На грусть, на страсть, на смерть.

Виолончелью, скрипом
Дверей и звоном рюмок,
И лязгом шпор, и криком
Вечерних поездов,

Выстрелом на охоте
И бубенцами троек —
Зовете вы, зовете
Нелюбленные мной!

Но есть еще услада:
Я жду того, кто первый
Поймет меня, как надо —
И выстрелит в упор.

 

Светло-серебряная цвель

Светло-серебряная цвель
Над зарослями и бассейнами.
И занавес дохнёт — и в щель
Колеблющийся и рассеянный

Свет… Падающая вода
Чадры. (Не прикажу — не двинешься!)
Так пэри к спящим иногда
Прокрадываются в любимицы.

Ибо не ведающим лет
— Спи!— головокруженье нравится.
Не вычитав моих примет,
Спи, нежное мое неравенство!

Спи.— Вымыслом останусь, лба
Разглаживающим неровности.
Так Музы к смертным иногда
Напрашиваются в любовницы.

 

Уж сколько их упало в эту бездну

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все — как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе…
— Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем — что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто — слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность —
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
— Послушайте! Еще меня любите
За то, что я умру.

 

Ты гордец и враль

Ты запрокидываешь голову
Затем, что ты гордец и враль.
Какого спутника веселого
Привел мне нынешний февраль!

Преследуемы оборванцами
И медленно пуская дым,
Торжественными чужестранцами
Проходим городом родным.

Чьи руки бережные нежили
Твои ресницы, красота,
И по каким терновалежиям
Лавровая твоя верста. ..—

Не спрашиваю. Дух мой алчущий
Переборол уже мечту.
В тебе божественного мальчика,—
Десятилетнего я чту.

Помедлим у реки, полощущей
Цветные бусы фонарей.
Я доведу тебя до площади,
Видавшей отроков-царей…

Мальчишескую боль высвистывай,
И сердце зажимай в горсти…
Мой хладнокровный, мой неистовый
Вольноотпущенник — прости!

 

Ты, меня любивший фальшью

Ты, меня любивший фальшью
Истины — и правдой лжи,
Ты, меня любивший — дальше
Некуда! — За рубежи!

Ты, меня любивший дольше
Времени. — Десницы взмах!
Ты меня не любишь больше:
Истина в пяти словах.

 

Ночного гостя не застанешь…

Ночного гостя не застанешь…
Спи и проспи навек
В испытаннейшем из пристанищ
Сей невозможный свет.

Но если — не сочти, что дразнит
Слух!— любящая — чуть
Отклонится, но если навзрыд
Ночь и кифарой — грудь…

То мой любовник лавролобый
Поворотил коней
С ристалища. То ревность Бога
К любимице своей.

 

Вот опять окно

Вот опять окно,
Где опять не спят.

Может, пьют вино,
Может, так сидят.

Или просто – рук
Не разнимут двое.

В каждом доме, друг,
Есть окно такое.

Крик разлук и встреч –
Ты, окно в ночи!

Может – сотни свеч,
Может – две свечи…

Но и нет уму
Моему покоя…

И в моем дому
Завелось такое…

 

Мне полюбить Вас не довелось

Мне полюбить Вас не довелось,
А может быть — и не доведется!
Напрасен водоворот волос
Над темным профилем инородца,
И раздувающий ноздри нос,
И закурчавленные реснички,
И — вероломные по привычке
Глаза разбойника и калмычки.

И шаг, замедленный у зеркал,
И смех, пронзительнее занозы,
И этот хищнический оскал
При виде золота или розы,
И разлетающийся бокал,
И упирающаяся в талью
Рука, играющая со сталью,
Рука, крестящаяся под шалью.

Так, — от безделья и для игры —
Мой стих меня с головою выдал!
Но Вы красавица и добры:
Как позолоченный древний идол
Вы принимаете все дары!
И все, что голубем Вам воркую —
Напрасно — тщетно — вотще и всуе,
Как все признанья и поцелуи!

 

Заповедей не блюла

Заповедей не блюла, не ходила к причастью.
Видно, пока надо мной не пропоют литию,
Буду грешить — как грешу — как грешила: со страстью!
Господом данными мне чувствами — всеми пятью!

Други! Сообщники! Вы, чьи наущенья — жгучи!
Вы, сопреступники! — Вы, нежные учителя!
Юноши, девы, деревья, созвездия, тучи,-
Богу на Страшном суде вместе ответим, Земля!

 

Только закрою горячие веки

Только закрою горячие веки
Райские розы, райские реки…

Где-то далече,
Как в забытьи,
Нежные речи
Райской змеи.

И узнаю,
Грустная Ева,
Царское древо
В круглом раю.  

 

Под лаской плюшевого пледа…

Под лаской плюшевого пледа
Вчерашний вызываю сон.
Что это было? Чья победа?
Кто побежден?

Все передумываю снова,
Всем перемучиваюсь вновь.
В том, для чего не знаю слова,
Была ль любовь?

Кто был охотник? Кто — добыча?
Все дьявольски-наоборот!
Что понял, длительно мурлыча,
Сибирский кот?

В том поединке своеволий
Кто, в чьей руке был только мяч?
Чье сердце — Ваше ли, мое ли
Летело вскачь?

И все-таки — что ж это было?
Чего так хочется и жаль?
Так и не знаю: победила ль?
Побеждена ль?

 

Цыганская страсть разлуки.

Цыганская страсть разлуки!
Чуть встретишь — уж рвешься прочь.
Я лоб уронила в руки
И думаю, глядя в ночь:

Никто, в наших письмах роясь,
Не понял до глубины,
Как мы вероломны, то есть —
Как сами себе верны.

 

Мы с тобою лишь два отголоска

Мы с тобою лишь два отголоска:
Ты затихнул, и я замолчу.

Мы когда-то с покорностью воска
Отдались роковому лучу.

Это чувство сладчайшим недугом
Наши души терзало и жгло.

Оттого тебя чувствовать другом
Мне порою до слез тяжело.

Станет горечь улыбкою скоро,
И усталостью станет печаль.

Жаль не слова, поверь, и не взора,
Только тайны утраченной жаль!

От тебя, утомленный анатом,
Я познала сладчайшее зло.

Оттого тебя чувствовать братом
Мне порою до слез тяжело.

 

На солнце, на ветер, на вольный простор!

На солнце, на ветер, на вольный простор
Любовь уносите свою!

Чтоб только не видел ваш радостный взор
Во всяком прохожем судью.

Бегите на волю, в долины, в поля,
На травке танцуйте легко!

И пейте, как резвые дети шаля,
Из кружек больших молоко.

О, ты, что впервые смущенно влюблен,
Доверься превратностям грез!

Беги с ней на волю, под ветлы, под клен,
Под юную зелень берез;

Пасите на розовых склонах стада,
Внимайте журчанию струй;

И друга, шалунья, ты здесь без стыда
В красивые губы целуй!

Кто юному счастью прошепчет укор?
Кто скажет: «Пора!» забытью?

На солнце, на ветер, на вольный простор
Любовь уносите свою!

Мандельштаму

Никто ничего не отнял!
Мне сладостно, что мы врозь.
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих верст.

Я знаю, наш дар — неравен,
Мой голос впервые — тих.
Что вам, молодой Державин,
Мой невоспитанный стих!

На страшный полет крещу Вас:
Лети, молодой орел!
Ты солнце стерпел, не щурясь,
Юный ли взгляд мой тяжел?

Нежней и бесповоротней
Никто не глядел Вам вслед. ..
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих лет.

 

В РАЮ

Воспоминанье слишком давит плечи,
Я о земном заплачу и в раю,
Я старых слов при нашей новой встрече
Не утаю.

Где сонмы ангелов летают стройно,
Где арфы, лилии и детский хор,
Где всё покой, я буду беспокойно
Ловить твой взор.

Виденья райские с усмешкой провожая,
Одна в кругу невинно-строгих дев,
Я буду петь, земная и чужая,
Земной напев!

Воспоминанье слишком давит плечи,
Настанет миг, я слез не утаю…
Ни здесь, ни там,- нигде не надо встречи,
И не для встреч проснемся мы в раю!

 

Ты мне чужой

Ты мне чужой и не чужой,
Родной и не родной,
Мой и не мой! Идя к тебе
Домой — я «в гости» не скажу,
И не скажу «домой».

Любовь — как огненная пещь:
А все ж и кольцо — большая вещь,
А все ж и алтарь — великий свет.
Бог — не благословил!

 

Не любила, но плакала.

Не любила, но плакала. Нет, не любила, но все же
Лишь тебе указала в тени обожаемый лик.
Было все в нашем сне на любовь не похоже: Ни причин, ни улик.

Только нам этот образ кивнул из вечернего зала,
Только мы — ты и я — принесли ему жалобный стих.
Обожания нить нас сильнее связала,
Чем влюбленность — других.

Но порыв миновал, и приблизился ласково кто-то,
Кто молиться не мог, но любил. Осуждать не спеши!
Ты мне памятен будешь, как самая нежная нота
В пробужденьи души.

В этой грустной душе ты бродил, как в незапертом доме.
(В нашем доме, весною…) Забывшей меня не зови!
Все минуты свои я тобою наполнила, кроме
Самой грустной — любви.

 

Не поцеловали — приложились

Не поцеловали — приложились.
Не проговорили — продохнули.
Может быть — Вы на земле не жили,
Может быть — висел лишь плащ на стуле.

Может быть — давно под камнем плоским
Успокоился Ваш нежный возраст.
Я себя почувствовала воском:
Маленькой покойницею в розах.

Руку на сердце кладу — не бьется.
Так легко без счастья, без страданья!
Так прошло — что у людей зовется
На миру — любовное свиданье.

 

Я с вызовом ношу его кольцо!

Я с вызовом ношу его кольцо!
— Да, в Вечности — жена, не на бумаге.
Его чрезмерно узкое лицо
Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза — прекрасно-бесполезны!
Под крыльями раскинутых бровей —
Две бездны.

В его лице я рыцарству верна,
— Всем вам, кто жил и умирал без страху!
Такие — в роковые времена
Слагают стансы — и идут на плаху.

 

И не спасут ни стансы, ни созвездья.

И не спасут ни стансы, ни созвездья.
А это называется — возмездье
За то, что каждый раз,

Стан разгибая над строкой упорной,
Искала я над лбом своим просторным
Звезд только, а не глаз.

Что самодержцем вас признав на веру,—
Ах, ни единый миг, прекрасный Эрос,
Без вас мне не был пуст!

Что по ночам, в торжественных туманах,
Искала я у нежных уст румяных —
Рифм только, а не уст.

Возмездие за то, что злейшим судьям
Была — как снег, что здесь, под левой грудью
Вечный апофеоз!

Что с глазу на глаз с молодым Востоком
Искала я на лбу своем высоком
Зорь только, а не роз!  

 

После бессонной ночи

После бессонной ночи слабеет тело,
Милым становится и не своим,— ничьим,
В медленных жилах еще занывают стрелы,
И улыбаешься людям, как серафим.

После бессонной ночи слабеют руки,
И глубоко равнодушен и враг и друг.
Целая радуга в каждом случайном звуке,
И на морозе Флоренцией пахнет вдруг.

Нежно светлеют губы, и тень золоче
Возле запавших глаз. Это ночь зажгла
Этот светлейший лик,— и от темной ночи
Только одно темнеет у нас — глаза.  

 

В синее небо

В синее небо ширя глаза —
Как восклицаешь: Будет гроза!

На проходимца вскинувши бровь —
Как восклицаешь: Будет любовь!

Сквозь равнодушья серые мхи —
Так восклицаю: Будут стихи!  

 

Любовь — старей меня!

— Пора! для этого огня —
Стара!
— Любовь — старей меня!

— Пятидесяти январей
Гора!
— Любовь — еще старей:
Стара, как хвощ, стара, как змей,
Старей ливонских янтарей,
Всех привиденских кораблей
Старей! — камней, старей — морей…
Но боль, которая в груди,
Старей любви, старей любви.

 

ИЗ СКАЗКИ — В СКАЗКУ

Все твое: тоска по чуду,
Вся тоска апрельских дней,
Все, что так тянулось к небу,
Но разумности не требуй.
Я до смерти буду
Девочкой, хотя твоей.

Милый, в этот вечер зимний
Будь, как маленький, со мной.
Удивляться не мешай мне,
Будь, как мальчик, в страшной тайне
И остаться помоги мне
Девочкой, хотя женой.

 

И скажешь ты

И скажешь ты:
Не та ль,
Не ты,
Что сквозь персты:
Листы, цветы —
В пески…

           Из устных
Вер — индус,
Что нашу грусть —
В листы,
И груз — в цветы
Всего за только всхруст
Руки
В руке:
Игру.

Индус, а может Златоуст
Вер — без навек,
И без корней
Верб,
И навек — без дней…

(Бедней
Тебя!)
И вот
Об ней,
Об ней одной.  

 

ТОЛЬКО ДЕВОЧКА

Я только девочка. Мой долг До брачного венца Не забывать, что всюду — волк И помнить: я — овца.

Мечтать о замке золотом, Качать, кружить, трясти Сначала куклу, а потом Не куклу, а почти.

В моей руке не быть мечу, Не зазвенеть струне. Я только девочка,- молчу. Ах, если бы и мне

Взглянув на звезды знать, что там И мне звезда зажглась И улыбаться всем глазам, Не опуская глаз!

 

Люблю — но мука еще жива.

Люблю — но мука еще жива.
Найди баюкающие слова:

Дождливые, — расточившие все
Сам выдумай, чтобы в их листве

Дождь слышался: то не цеп о сноп:
Дождь в крышу бьет: чтобы мне на лоб,

На гроб стекал, чтобы лоб — светал,
Озноб — стихал, чтобы кто-то спал

И спал…
       Сквозь скважины, говорят,
Вода просачивается. В ряд
Лежат, не жалуются, а ждут
Незнаемого. (Меня — сожгут).

Баюкай же — но прошу, будь друг:
Не буквами, а каютой рук:

Уютами…

 

  КНИГИ В КРАСНОМ ПЕРЕПЛЕТЕ

Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья
В потертом, красном пререплете.

Чуть легкий выучен урок,
Бегу тот час же к вам, бывало,
— Уж поздно! Мама, десять строк!…
Но, к счастью, мама забывала.

Дрожат на люстрах огоньки…
Как хорошо за книгой дома!
Под Грига, Шумана и Кюи
Я узнавала судьбы Тома.

Темнеет, в воздухе свежо…
Том в счастье с Бэкки полон веры.
Вот с факелом Индеец Джо
Блуждает в сумраке пещеры…

Кладбище… Вещий крик совы….
(Мне страшно!) Вот летит чрез кочки
Приемыш чопорной вдовы,
Как Диоген, живущий в бочке.

Светлее солнца тронный зал,
Над стройным мальчиком — корона…
Вдруг — нищий! Боже! Он сказал:
«Позвольте, я наследник трона!»

Ушел во тьму, кто в ней возник.
Британии печальны судьбы…
— О, почему средь красных книг
Опять за лампой не уснуть бы?

О золотые времена,
Где взор смелей и сердце чище!
О золотые имена:
Гекк Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!  

 

Плоти — плоть, духу — дух

Плоти — плоть, духу — дух,
Плоти — хлеб, духу — весть,
Плоти — червь, духу — вздох,
Семь венцов, семь небес.

Плачь же, плоть! — Завтра прах!
Дух, не плачь! — Славься, дух!
Нынче — раб, завтра — царь
Всем семи — небесам.  

 

Мама

В старом вальсе штраусовском впервые
Мы услышали твой тихий зов,
С той поры нам чужды все живые
И отраден беглый бой часов.

Мы, как ты, приветствуем закаты,
Упиваясь близостью конца.
Все, чем в лучший вечер мы богаты,
Нам тобою вложено в сердца.

К детским снам клонясь неутомимо,
(Без тебя лишь месяц в них глядел!)
Ты вела своих малюток мимо
Горькой жизни помыслов и дел.

С ранних лет нам близок, кто печален,
Скучен смех и чужд домашний кров…
Наш корабль не в добрый миг отчален
И плывет по воле всех ветров!

Все бледней лазурный остров — детство,
Мы одни на палубе стоим.
Видно грусть оставила в наследство
Ты, о мама, девочкам своим!

 

Любовь! Любовь!

Любовь! Любовь! И в судорогах, и в гробе
Насторожусь — прельщусь — смущусь — рванусь.
О милая! Ни в гробовом сугробе,
Ни в облачном с тобою не прощусь.

И не на то мне пара крыл прекрасных
Дана, чтоб на сердце держать пуды.
Спеленутых, безглазых и безгласных
Я не умножу жалкой слободы.

Нет, выпростаю руки, стан упругий
Единым взмахом из твоих пелен,
Смерть, выбью!— Верст на тысячу в округе
Растоплены снега — и лес спален.

И если все ж — плеча, крыла, колена
Сжав — на погост дала себя увесть,
То лишь затем, чтобы, смеясь над тленом,
Стихом восстать — иль розаном расцвесть!

 

Я бы хотела жить с Вами

Я бы хотела жить с Вами
В маленьком городе,
Где вечные сумерки
И вечные колокола.

И в маленькой деревенской гостинице
Тонкий звон
Старинных часов — как капельки времени.

И иногда, по вечерам
Из какой-нибудь мансарды — Флейта.

И сам флейтист в окне,
И большие тюльпаны на окнах.
И может быть, Вы бы даже
Меня не любили…

Вы бы лежали — каким я
Вас люблю: ленивый,
Равнодушный, беспечный.
Изредка редкий треск Спички.

Папироса горит и гаснет,
И долго-долго дрожит на её конце
Серым коротким столбиком пепел.
Вам даже лень стряхнуть его,
И вся папироса летит в огонь…

 

Повторю в канун разлуки…

Повторю в канун разлуки,
Под конец любви,
Что любила эти руки
Властные твои.

И глаза — кого — кого-то
Взглядом не дарят!
Требующие отчета
За случайный взгляд.

Всю тебя с твоей треклятой
Страстью — видит Бог!
Требующую расплаты
За случайный вздох.

И еще скажу устало,
— Слушать не спеши! —
Что твоя душа мне встала
Поперек души.

И еще тебе скажу я:
— Все равно—канун!
Этот рот до поцелуя
Твоего был юн.

Взгляд—до взгляда — смел и светел,
Сердце — лет пяти…
Счастлив, кто тебя не встретил
На своем пути.

 

Вчера еще в глаза глядел…

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче — все косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,
Все жаворонки нынче — вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

И слезы ей — вода, и кровь —
Вода, — в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха — Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Вчера еще в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,
Жизнь выпала — копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою — немилая, несмелая.
Я и аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал — колесовать:
Другую целовать», — ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил — в степь заледенелую!
Вот, что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе — я сделала?

Все ведаю — не прекословь!
Вновь зрячая — уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Само — что дерево трясти!
В срок яблоко спадает спелое…
— За все, за все меня прости,
Мой милый, — что тебе я сделала!

 

Стихи о любви. Самые красивые, оригинальные, прикольные и самые лучшие любовные стихи Марины Цветаевой.

Ваш нежный рот — сплошное целованье…

Ваш нежный рот — сплошное целованье…
— И это все, и я совсем как нищий.
Кто я теперь? — Единая? — Нет, тыща!
Завоеватель? — Нет, завоеванье!

Любовь ли это — или любованье,
Пера причуда — иль первопричина,
Томленье ли по ангельскому чину,
Иль чуточку притворства — по призванью…

— Души печаль, очей очарованье,
Пера ли росчерк — ах! — не все равно ли,
Как назовут сие уста — доколе
Ваш нежный рот — сплошное целованье!

Страшная судьба, прекрасные стихи. Как бывает жизнь непредсказуема! Иные бесталанные поэты и писатели всю жизнь как сыр в масле катаются-валяются, а другие — несомненно талантливые и одаренные, по-настоящему творческие и оригинальные личности всю жизнь маются без кола, без двора, без обычного женского или мужского счастья, так и умирают непризнанными гениями, чтобы после смерти стать всем. Разве это справедливо? Разве справедлива была советская власть к автору самой известной в СССР песни из фильма «Ирония судьбы или С легким паром!» «Мне нравится, что вы больны не мной» и ряда других шедевров? Но в результате мы имеем красивые и легкие, изящные, почти звенящие и добрые, грустные лирические стихи про любовь, ревность, одиночество, про жизнь…

Марина Цветаева | Стихотворение дня

8 октября родилась Марина Ивановна Цветаева (1892 — 1941).

Марина Цветаева и Георгий Эфрон с критиками В. Перцовым, К. Зелинским и их жёнами. Голицыно, зима 1940.

«Ты, чьи сны еще непробудны». Здесь и далее читает Анастасия Ив. Цветаева, запись 1968.

Ты, чьи сны еще непробудны,
Чьи движенья еще тихи,
В переулок сходи Трехпрудный,
Если любишь мои стихи.

О, как солнечно и как звездно
Начат жизненный первый том,
Умоляю — пока не поздно,
Приходи посмотреть наш дом!

Будет скоро тот мир погублен,
Погляди на него тайком,
Пока тополь еще не срублен
И не продан еще наш дом.

Этот тополь! Под ним ютятся
Наши детские вечера.
Этот тополь среди акаций
Цвета пепла и серебра.

Этот мир невозвратно-чудный
Ты застанешь еще, спеши!
В переулок сходи Трехпрудный,
В эту душу моей души.

<1913>

«Любви старинные туманы».

1

Над черным очертаньем мыса —
Луна — как рыцарский доспех.
На пристани — цилиндр и мех,
Хотелось бы: поэт, актриса.

Огромное дыханье ветра,
Дыханье северных садов, —
И горестный, огромный вздох:
— Ne laissez pas traîner mes lettres*!

2

Так, руки заложив в карманы,
Стою. Синеет водный путь.
— Опять любить кого-нибудь? —
Ты уезжаешь утром рано.

Горячие туманы Сити —
В глазах твоих. Вот та́к, ну вот…
Я буду помнить — только рот
И страстный возглас твой: — Живите!

3

Смывает лучшие румяна —
Любовь. Попробуйте на вкус,
Как слезы — со́лоны. Боюсь,
Я завтра утром — мертвой встану.

Из Индии пришлите камни.
Когда увидимся? — Во сне.
— Как ветрено! — Привет жене,
И той — зеленоглазой — даме.

4

Ревнивый ветер треплет шаль.
Мне этот час сужден — от века.
Я чувствую у рта и в ве́ках
Почти звериную печаль.

Такая слабость вдоль колен!
— Так вот она, стрела Господня!
— Какое зарево! — Сегодня
Я буду бешеной Кармен.

* * *

…Так, руки заложив в карманы,
Стою. Меж нами океан.
Над городом — туман, туман.
Любви старинные туманы.

19 августа 1917

Анастасия Цветаева. Комментарий к записи 1968 года.

Вчера ещё в глаза глядел,
А нынче — всё косится в сторону!
Вчера ещё до птиц сидел, —
Все жаворонки нынче — вороны!

Я глупая, а ты умён,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времён:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

И слезы ей — вода, и кровь —
Вода, — в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха — Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Вчера ещё — в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал, —
Жизнь выпала — копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою — немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал — колесовать:
Другую целовать», — ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил — в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе — я сделала?

Всё ведаю — не прекословь!
Вновь зрячая — уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Самo — что дерево трясти! —
В срок яблоко спадает спелое…
— За всё, за всё меня прости,
Мой милый, — что тебе я сделала!

14 июня 1920

Марина Цветаева. Русские стихи в переводах

Цветаева, одна из гигантов русской и мировой поэзии, была наделена блестящим поэтическим даром, постигшим самую суровую и грубую судьбу. Ее отец, сын сельского священника, был профессором Московского университета и основателем Московского музея изобразительных искусств. Ее мать немецкого и польского происхождения была пианисткой, училась у Антона Рубинштейна. В гимназические годы она часто путешествовала по Франции, Италии, Германии и Швейцарии.Ее первый сборник стихов «Вечерний альбом» был издан в 1910 году.

Если Анна Ахматова — хранительница классических традиций, то Цветаева — новатор, равный по взрывной силе, пожалуй, только Владимиру Маяковскому. Ее поэзия — могучая Ниагара страсти, боли, метафор и музыки. Он содержит элементы заклинаний и причитаний русской старины; у него мускулистость борца. Смысловые перегибы и неожиданные ритмические прыжки — молниеносная подпись Цветаевой.Даже ее интимные тексты проникнуты свирепым симфоническим качеством, выходящим за рамки камерной музыки, которые обычно ассоциируются с такой поэзией. Ее гений также проявляется в ее прозе, статьях, переписке и личном поведении.

В 1919 году Цветаева за три месяца создала длинное (150 страниц) стихотворное повествование под названием Царь-девица (Дева-Царь), основанное на известной русской народной сказке; ее замечательная художественная сила сделала ее, по сути, настоящей Девой-царем русской литературы.Она последовала за своим мужем, Сергеем Эфроном, в эмиграцию в Париж в 1922 году. Ее гордость не позволяла ей приспособиться к эмигрантским кругам, и она не нашла понимания в России после того, как она и ее семья вернулись в 1937 году в разгар Большого террора. . Ее муж был арестован и расстрелян; ее сестра была арестована и заключена в тюрьму; ее дочь была арестована, ей суждено было провести девятнадцать лет в трудовых лагерях. Цветаева была эвакуирована во время Великой Отечественной войны в Елабугу на реке Кама под Казанью, где повесилась в момент отчаяния и одиночества.Цветаева оказала огромное влияние на поэзию как мужчин, так и женщин. Ее стихи сейчас широко публикуются на ее родине.

Избранные стихотворения Марины Цветаевой

  • Дом
  • Мои книги
  • Обзор ▾
    • Рекомендации
    • Награды Choice
    • Жанры
    • Подарки
    • Новые выпуски
    • Списки
    • Изучить
    • Новости и интервью

    Жанры

    • Искусство
    • Биография
    • Бизнес
    • Детский
    • Христиан
    • Классика
    • Комиксы
    • Поваренные книги
    • Электронные книги
    • Фэнтези
    • Художественная литература
    • Графические романы
    • Историческая фантастика
    • История
    • Ужасы
    • Мемуары16
    • Музыка
    • Тайна
    • Документальная литература
    • Поэзия
    • Психология
    • Романтика
    • Наука
    • Научная фантастика
    • Самопомощь
    • Спорт
    • Триллер
    • Путешествия
    • Молодые люди
    • Другие жанры
    • 90 037

    • Сообщество ▾
      • Группы

    Марина Цветаева — определение Марины Цветаевой из The Free Dictionary

    В 1939 году Марина Цветаева вернулась в Россию с сыном и, как и все, кто побывал за границей, была крайне уязвима.«Ветка темной бузины» — это «чтение» поэзии Марины Цветаевой, в которой Илья Каминский и Жан Валентин обсуждают творчество русских поэтов, интерпретируя ее слова и раскрывая ее значение и слова. Душа и страсть: классические пьесы Марины Цветаевой. Если сравнить этот фрагмент европейской интеллектуальной истории с тем фактом, что статья о русской литературе в Британской энциклопедии 1968 года не содержит упоминания о Марине Цветаевой (1892-1941), которую Борис Пастернак почитал как il miglior fabbro, то начинает сомневаться в достижении «возможности взаимодействия», которым так гордится современный мир.Он предполагает, что Шостакович слышал поэзию Марины Цветаевой как столь же авторитетную и утешительную и излагал ее прозрачным образом, создавая почву для монологизма Цветаевой (такие мастера двадцатого века, как Осип Мандельштам и Марина Цветаева, вероятно, так же известны в Америке своими жизненные истории как их сочинения. Ник Дхирмада отслеживает сдвиг в сознании, порожденный феминистским дискурсом второй волны в использовании Ни Домхнаилл в «Таймид Даманта, Дхейрфеарача» переведенного стихотворения Марины Цветаевой «Мы не выберемся из ада». поэт, вызывающий особый интерес, потому что она черпает такую ​​же эклектичную смесь фольклора, стенаний и грубых крестьянских идиом, что и Ни Домнайл.Но другие возмутительны; Катаева намекает, что Ахматова шпионила за ее друзьями в пользу КГБ (104), и прямо обвиняет ее в соучастии в гибели сына Марины Цветаевой Мура («Она убила его как будто своими руками» [413]). То же одиночество: Борис Пастернак и Марина Цветаева. Екатерина Чепиела. Многие другие ученые, в том числе сама Смит в ее предыдущей книге «Песнь пересмешника: Пушкин в творчестве Марины Цветаевой» (1994), исследовали способы, которыми писатели и поэты двадцатого века черпали вдохновение у Пушкина. взаимодействовал с произведениями Пушкина, стремился к диалогу с поэтом.КЭРОЛ ЭНН: Это стихотворение русской поэтессы Марины Цветаевой (1892-1941) переведено Элейн Файнштейн, самой прекрасной поэтессой, живущей в Лондоне. Выдающаяся русская поэтесса Марина Цветаева (1892-1941) сбежала в Украину со своей любовницей-лесбиянкой.

    30 пронзительных цитат поэтессы Марины Цветаевой. Стр. 1

    Великая русская поэтесса Марина Цветаева XX век подарил миру душевные стихи. Ее бессмертные стихи понравятся тем, кто ценит искренность, непосредственность, честность. Сайт разделен на самые проницательные цитаты этой мудрой женщины.

    О чувствах

    влюбиться потому что только иностранное, родное — нравится. Любовь — это видеть человека таким, каким он задумал Бога и не осознал родителей. «Я буду любить тебя все лето» — звучит намного убедительнее, чем «жизнь», а главное — намного дольше! « терпеть — слюбиться». Я люблю эту фразу, как раз наоборот. Из-под земли второй ты. Мужчины не привыкли к боли — как животные.Когда им больно, они просто такие глаза, что на все что угодно, лишь бы остановить. Снятся ли вместе, спят ли вместе, но плачут — всегда одни. Если я люблю мужчину, я хочу, чтобы он подальше от меня чувствовал себя лучше — хотя бы пуговицу пришить. От пришитых пуговиц — всей душе. человек может любить иногда десять, любовно — много — два. Сверхчеловек — всегда одно и то же. Если бы вы сейчас вошли и сказали: «Я ухожу надолго, навсегда» — или «Я думаю, что я вам не нравлюсь», я бы подумал, не почувствовал ничего нового: каждый раз, когда вы уходите, каждый час, когда вы это делаете нет — у тебя нет вечности, и ты меня не любишь.Женщина говорит о любви и молчит о любовниках, мужчины — наоборот. Все женщины в тумане.

    На создание Скульптор зависит от глины. Художник красок. Музыкант из струнных. Художник, рука музыканта. Поэт — только сердце. Самое ценное в жизни и поэзии — то, что уцелело. Созидание — дело общее, растворимость замкнута. strong> Наше лучшее слово — тон.Вы знаете, почему есть поэты? Чтобы не стыдно было сказать самое больное.

    О жизни шутка, шутка и тоска все растет, растет … Что ты можешь знать обо мне, раз ты не спал со мной и не пил? Я не хочу иметь точку зрения. Я хочу иметь видение. В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел. Единственное, чего не прощают люди — это то, что у вас без них, в конце концов, обойдется. Если что-то болит — молчи, или бей туда. Одно дело — настоящая женщина: у меня каждый судит сам, каждый вкладывает в уста свою речь, в грудь — свои чувства. Так что все, что у меня было в первую минуту, было добрым, щедрым, щедрым, бессонным и сумасшедшим. Насколько я лучше вижу мужчину, когда не с ним! Слушай и помни: всякий, кто смеется над другим, дурак или мерзавец; чаще — оба. Никто не хочет — никто не может понять одного: что я совсем один.Друзья и знакомые — вся Москва, но никого, кто для меня — нет, не меня! — Умирает. Боже мой, а говорят, души нет! И что мне сейчас больно? — Ни зуба, ни головы, ни руки, ни груди — нет, грудь, грудь, где дышишь — дыши глубоко: боли нет, но все время болит, все время ноет невыносимо! Хочу скромного, убийцу-простую вещь: чтобы, когда я уйду, люди были счастливы. Грех не в темноте, а в нежелании мира.

    Фото в превью: vccoo

    через mmbiz.qpic.cn/mmbiz/AmKPwTIjIFqojLXcWkeroh0sMlQq3s27sdOlZq8tz8GIqyXsnGRKqz616KmUgOgA7ZL40frmmsMDxJPuAVpicUw/0

    Марина Цветаева Английские переводы

    Марина Цветаева Английские переводы

    The HyperTexts

    Марина Цветаева: Современные английские переводы


    Марина Цветаева (1892-1941) входит в число величайших русских поэтов всех времен.
    время. Наряду с Анной Ахматовой, Борисом Пастернаком и Осипом Мандельштамом она была в четверке
    великие поэты, сохранившие
    человечность и целостность через «страшные годы России».«

    Пастернак восхвалял ее« золотой, несравненный гений ».

    Цветаева пережила большевистскую революцию 1917 года и последовавший за ней голод в Москве.
    (ее дочь Ирина умерла от голода в
    1919). Цветаева жила в ссылке и нарастающей бедности
    с 1922 г. по
    1939 г., в
    Париж, Берлин и Прага. По возвращении в Россию избегала и
    рассматривается как подозреваемый режим, глубоко подозрительно относящийся к
    Несогласные и интеллектуалы, положение Цветаевой становилось все хуже и хуже. Ее муж Сергей Эфрон и
    ее дочь Ариадна (Аля) Эфрон была арестована за шпионаж в 1941 году.Ее
    муж казнен; ее дочь
    отсидел более восьми лет в тюрьме. Оба были реабилитированы после смерти Сталина. Без
    любые средства
    поддержки, тяжело больная и находясь в глубокой изоляции, Цветаева покончила жизнь самоубийством.
    повесилась в 1941 году.

    Я знаю правду
    Марина Цветаева
    вольный перевод Майкла Р. Берча

    Я знаю правду о меньших истинах!
    Не нужно никому из живых бороться!
    Видите? Наступает вечер, быстро спускается ночь!
    Так к чему бесполезные споры генералов, поэтов, влюбленных?

    Ветер утихает; земля залита росой;
    звездный ад скоро замерзнет на небесах.
    И скоро мы будем спать вместе, под землей,
    мы, которые никогда не давали друг другу ни минуты отдыха над ней.

    Я знаю правду (альтернативная концовка)
    Марина Цветаева
    вольный перевод Майкла Р. Берча

    Я знаю правду о меньших истинах!
    Не нужно никому из живых бороться!
    Видите? Наступает вечер, быстро спускается ночь!
    Так к чему бесполезные споры генералов, поэтов, влюбленных?

    Ветер ласкает травы; земля блестит, влажная от росы;
    звездный ад скоро замерзнет на небесах.
    И скоро мы вместе ляжем под землю,
    мы, которые никогда не были объединены
    над ним.

    Стихи про Москву
    Марина Цветаева
    вольный перевод Майкла Р. Берча

    5
    Над городом Святой Петр, когда-то преданный аду,
    теперь гремит бредовый гром колоколов.

    По мере того, как громовой прилив в конце концов обращается вспять,
    то же самое и с женщиной, которая когда-то несла на себе ваши проклятия.

    Тебе, о Великий Петр, и тебе, о Великий Царь, я преклоняю колени!
    И все же колокола надо мной постоянно звенят.

    И пока они продолжают звенеть из чистого голубого неба, возвышенность Москвы
    — это то, чего я не могу отрицать …

    хотя шестнадцать сотен церквей, поблизости и далеко,
    все весело смеются над высокомерием царей.

    8
    Москва, какой огромный
    неотесанный дом!
    В России все бомжи
    Так что все к вам должны прийти.

    Нож застрял в каждом голенище, по
    на спине с его позорным клеймом,
    мы слышали вас издалека.
    Вы нам звонили: мы стоим.

    Так как вы заклеймили нас преступниками
    за все известные виды болезней,
    мы ищем всесострадательного святого,
    нимба исцеляющего.

    И там, за этой узкой дверью
    , куда льется неотесанный сброд,
    мы ищем красно-золотое сияющее сердце
    Ивера, любившего бедных.

    Теперь, когда «Аллилуйя» затопляет
    ярких полей, пылающих на западе,
    О священная русская земля,
    Я преклоняю колени, чтобы поцеловать твою грудь!

    Insomnia
    Марина Цветаева
    вольный перевод Майкл Р.Burch

    2
    В моем огромном городе сейчас ночь
    , когда из моего дома я выхожу за пределы света;
    некоторые думают, что я дочь, любовница, жена …
    но я как самая мрачная мысль ночи.

    Июльский ветер проносит мне дорогу
    к тихой музыке, которая дует где-нибудь.
    Ветер может дуть до светлого рассвета, нового дня,
    , но будет ли мое сердце в его грудной клетке действительно заботиться?

    Черные тополи чистят окна, наполненные светом …
    странных листьев в руке… Слабая музыка из далеких башен …
    по моим следам, никто не отстает …
    Эта тень меня позвала? Здесь некого найти.

    Огни, как золотые бусинки на невидимых нитях …
    вкус темной ночи во рту — горький лист …
    О, освободи меня от оков бытия днем!
    Друзья, пожалуйста, поймите: я всего лишь сказочная вера.

    Стихи для Ахматовой
    Марины Цветаевой
    вольный перевод Михаил Р.Burch

    4
    Вы затмеваете все, даже солнце
    в зените. Звезды твои!
    Если бы я только мог пронести, как ветер,
    через какую-то незапертую дверь,
    с благодарностью, туда, где ты …

    нерешительно запинаться, внезапно застенчиво,
    опуская глаза перед тобой, моя любимая хозяйка,
    раздражительный, наказанный, слезами охвачен,
    как ребенок рыдает, чтобы получить прощение …

    Это цыганская страсть разлуки!
    Марина Цветаева
    вольный перевод Михаил Р.Burch

    Настоящая цыганская страсть разлуки!
    Встречаем, готовы к вылету!
    Я кладу свою ошеломленную голову руками,
    и думаю, глядя в ночь …

    что никто, просматривая наши письма,
    никогда не поймет настоящей глубины
    того, насколько мы были кощунственными,
    что до говорят, что верили,

    в себя.

    Назначение
    Марина Цветаева
    вольный перевод Майкл Р.Burch

    Я опоздаю на назначенную встречу.
    Когда я приеду, мои волосы будут седыми,
    из-за того, что я злоупотребила весной.
    И ваши ожидания были завышены!

    Я буду ощущать действие горькой ртути на долгие годы.
    (Офелия попробовала, но не выплюнула руту.)
    Я буду бродить по горам и пустыням,
    топчая души и руки, не дрогнув,

    живу, пока земля продолжает
    с кровью в каждой чащи и ручье .
    Но всегда бледное лицо Офелии будет выглядывать
    из-за травы, окаймляющей каждый ручей.

    Она сделала глоток страсти только для того, чтобы заполнить рот
    илом. Как луч света на металле,
    Я очень нацелился на тебя. Слишком высоко
    в небе, где я назначил могилу свой прах.

    Рельсы
    Марина Цветаева
    вольный перевод Майкл Р. Берч

    Стальные синие параллельные пути
    железнодорожного полотна исключены, аккуратно, как музыкальные нотоносцы.

    Над ними переносятся люди
    , как одержимые пушкинские твари
    , песня которых замолчала.
    Увидеть их: прибывающие, уходящие?

    И все же они все еще задерживаются,
    нота их боли остается …
    всегда поднимается выше любви, как полюса замерзают
    к набережной, как жена Лота, превратившаяся в соль, навсегда.

    Отчаяние устроило мою судьбу
    как кто-то устраивает свадьбу;
    тогда, как безмолвная Сафо
    , я должен плакать, как истерзанная болью швея

    немым плачем болотной цапли!
    Затем уходящий поезд
    будет гудеть над шпалами
    , когда его колеса разрезают их на ленты.

    На мой взгляд, цвета
    размываются до светящегося, но бессмысленного красного.
    Все молодые женщины, порой
    , соблазняются такой кроватью!

    Каждое стихотворение — дитя любви
    Марина Цветаева
    вольный перевод Майкла Р. Берча

    Каждое стихотворение — дитя любви,
    Обездоленный ублюдок
    Птенец, сброшенный с высоты выше
    Слева от гнезда? Не палка.
    В каждом сердце есть пропасть и мост.
    В каждом сердце есть свои благословения и печали.
    Кто отец? Сеньор?
    Может, сеньор или вор.

    Гипертексты

    Поэтесса Серебряного века Марина Цветаева

    Зимний пейзаж Тарусы. Памятник поэтессе серебряного века Марине Цветаевой. Скульптор Борис Мессерер

    Памятник поэтессе Серебряного века Марине Цветаевой

    «Не приемлю вечность!
    Почему ты меня похоронил?
    Я не люблю быть под землей
    Взятый с моей любимой земли! «

    А на ее любимой земле, в России, постоянно появляются памятники, скульптуры и мемориальные доски, увековечивающие память поэтессы.И одним из самых известных, пожалуй, является памятник на берегу реки Оки в Тарусе. Здесь Марина Цветаева — блудная дочь, босая, согнутая, как всегда виноватая, стоит спиной к реке. Тем не менее, памятники Цветаевой не украшают каждый парк, каждый сквер или улицу каждого города. И это правильно.
    «Слава! — Я не хотел тебя:
    И я не мог с тобой справиться ».

    М. Цветаева.
    Даже при жизни она никем и ничем не контролировалась.31 августа 1941 года Цветаева покончила жизнь самоубийством. Похоронена поэтесса в городе Елабуге, на Петропавловском кладбище.

    Замечательный памятник Цветаевой — рябина, желтые листья клена, река и она живая и беззащитная, как в жизни. Скульптор Борис Мессерер

    Помимо памятников, эпидемий и скульптур, ей посвящены музеи. Среди них — музей на улице Сретенка в Москве, два музея во Владимирской области, Феодосии и Башкортостане.
    Из «Флорентийских ночей»:
    «Любите меня сильно, любите меня прекрасным, любите меня всячески! Что касается меня, я всегда хотел и даже требовал любить меня такой, какая я есть. Не для того, чем, по вашему мнению, я мог бы быть или должен быть. Не судите меня хуже, чем я создан природой — или сделайте зеркало — вот все, о чем я смиренно прошу у художника и возлюбленного. Взгляни на меня всем пристальным взглядом и «сотвори» женщину, которая рядом… Что касается меня, то я уже сотворен, сотворен Богом. Лучший творец.Это я. Если я тебя расстрою — прости за то, что я есть ».

    Как египетская царица, Цветаева, 2014. Одесса

    Совсем недавно в Одессе появилась скульптурная композиция с изображением двух известных поэтесс «Серебряного века» — Анны Ахматовой и Марины Цветаевой. Но, на самом деле, их образ далек от реальности. На постаменте — две очаровательные египетские бронзовые дамы, а у ног этих прекрасных женщин — два леопарда. На боковой стороне памятника изображен коптский крест — магический знак, символизирующий вечную жизнь.

    Работа скульптора Андрея Тыртышникова. Поэтесса Серебряного века Марина Цветаева

    20 октября 2016 года в ратуше Ванв (Иль-де-Франс) был установлен бюст Марины Цветаевой (скульптор Андрей Тыртышников), который впоследствии будет перенесен в сад Ратуши. Марина жила в Ванв на улице Жан-Батист Потин, 65 лет с 1934 по 1938 год, писала автобиографическую прозу, стихи и стихи…

    Работа скульптора Юрия Солдатова, бюст установлен в 1992 году в Башкирии

    Памятник Марине Цветаевой (работа скульптора Юрия Солдатова) установлен в 1992 году в Башкирии, недалеко от города Белибей, в поселке Усень-Ивановский.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *