Разное

Подсознание сознание бессознательное: 7. СОЗНАНИЕ, ПОДСОЗНАНИЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ.. Диалектическая психология

14.12.2020

Содержание

7. СОЗНАНИЕ, ПОДСОЗНАНИЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ.. Диалектическая психология

7. СОЗНАНИЕ, ПОДСОЗНАНИЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ.

Эту главу стоит начать с сознания, как определяющего деятельность человека. К концу прошлого века и философия, и психология накопили массу определений сознания. Но они, зачастую противореча одно другому, не раскрывали сути сознания. Только марксистская философия и психология смогла выработать такое понимание сознание, которое действительно отвечало интересам познания. В силу того, что мы занимаемся марксистской психологией, стоит придерживаться именно марксистского определения сознания, тем более, что оно является на сегодня наиболее полным и научным, и позволяет в дальнейшем перейти к подсознанию и бессознательному, рассмотрев эти явления со строго научной позиций. Однако наше движение будет носить поэтапный характер, и сперва мы затронем немарксистское понимание сознания.

«Сознание, — писал В. Вундт, — заключается лишь в том, что мы вообще находим в себе какие бы то ни было психические состояния». Сознание психологически представляет собой, с этой точки зрения, как бы внутреннее свечение, которое бывает ярким или помраченным, или даже угасает совсем, как, например, при глубоком обмороке (Ледд). Поэтому оно может иметь только чисто формальные свойства; их и выражают так называемые психологические законы сознания: единства, непрерывности, узости и т.д.

По мнению У. Джеймса, сознание есть «хозяин психических функций», то есть фактически сознание отождествляется с субъектом.

Сознание — это особое психическое пространство, «сцена» (К. Ясперс). Сознание может быть условием психологии, но не ее предметом (Наторп). Хотя его существование представляет собой основной и вполне достоверный психологический факт, оно не поддается определению и выводимо только из самого себя. Сознание бескачественно, потому что оно само есть качество — качество психических явлений и процессов; это качество выражается в их презентированности (представленности) субъекту (Стаут). Качество это не раскрываемо, оно может только быть или не быть.

Общая черта всех выше приведенных взглядов — это акцент на психологической бескачественности сознания.

Несколько иная точка зрения у представителей французской социологической школы (Дюркгейм, Хальбвакс и др.). Психологическая бескачественность сознания здесь сохраняется, но сознание понимается как плоскость, на которую проецируются понятия, концепты, составляющие содержание общественного сознания. Этим сознание отождествляется со знанием: сознание — это «со-знание», продукт общения знаний.

Заслуживает внимания система взглядов Л. С. Выготского на сознание. Он полагает, что сознание — это рефлексия субъектом действительности, своей деятельности, самого себя. «Сознательно то, что передается в качестве раздражителя на другие системы рефлексов и вызывает в них отклик». «Сознание есть как бы контакт с самим со-бой». Сознание есть со-знание, но лишь в том смысле, что индивиду-альное сознание может существовать только при наличии общественного сознания и языка, являющегося его реальным субстратом. Сознание не дано изначально и не порождается природой, сознание порождается обществом, оно производится. Поэтому сознание не постулат и не условие психологии, а ее проблема — предмет конкретно-научного психологического исследования. При этом процесс интериоризации (то есть вращивания внешней деятельности во внутреннюю) состоит не в том, что внешняя деятельность перемещается в предсуществующий внутренний «план сознания»; это процесс, в котором этот внутренний план формируется. Элементами сознания, его «клеточками», по Выготскому, являются словесные значения.

Взгляды на проблему сознания А. Н. Леонтьева во многом продолжают линию Выготского. Леонтьев считает, что сознание в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, и его действия и состояния. Первоначально сознание существует лишь в форме психического образа, открывающего субъекту окружающий его мир; на более позднем этапе предметам сознания становится также и деятельность, осознаются действия других людей, а через них и собственные действия субъекта. Порождаются внутренние действия и операции, протекающие в уме, в «плане сознания». Сознание-образ становится также сознанием-реальностью, то есть преобразуется в модель, в которой можно мысленно действовать.

По мнению Б. Г. Ананьева, «как сознание психическая деятельность есть динамическое соотношение чувственных и логических знаний, их система, работающая как единое целое и определяющая каждое отдельное знание. Эта работающая система есть состояние бодрствования человека, или, другими словами, специфически человеческая характеристика бодрствования и есть сознание». По Ананьеву, со-знание выступает как составная часть эффекта действия. Первоначальные факты сознания — это восприятие и переживание ребенком результатов своего собственного действия. Постепенно начинают осознаваться не только эффекты действий, но и процессы деятельности ребенка. Индивидуальное развитие сознания осуществляется путем перехода от сознания отдельных моментов действия к целенаправленной планомерной деятельности. При этом все состояние бодрствования становится сплошным «потоком сознания», переключаемого с одного вида деятельности на другой. «Сознание как активное отражение объективной действительности есть регулирование практической деятельности человека в окружающем его мире».

По мнению Л. М. Веккера, сознание в широком смысле охватывает высшие уровни интеграции когнитивных, эмоциональных и регуляционно-волевых процессов. В более узком смысле сознание представляет собой итог интеграции когнитивных и эмоциональных процессов» [Первушина О. Н. Общая психология, Новосибирск, 1996. — 90 с.].

Совершенно иной взгляд на сознание характерен для представителей восточных учений. Вот выдержка из работы основоположника интегральной йоги Шри Ауробиндо: «Ментальное сознание — диапазон чисто человеческий, он отнюдь не охватывает всех возможных диапазонов сознания, точно так же как человеческое зрение не может охватить все цветовые оттенки, а человеческих слух — все уровни звука, ибо есть множество звуков и цветов, которые находятся выше или ниже доступного человеку диапазона, которые человек не может видеть или слышать. Точно так же есть планы сознания выше и ниже человеческого плана; обыкновенный человек не имеет с ними контакта, и они кажутся ему лишенными сознания — супраментальный или глобально-ментальный и субментальный планы…То, что мы называем «несознанием» — это просто иное сознание…На самом деле, когда мы спим или когда нас оглушили, или когда мы находимся под влиянием наркотиков, или когда мы «мертвы», или находимся в любом другом состоянии — в это время мы не более бессознательны, чем при глубокой внутренней сосредоточенности на какой-то мысли, когда мы не замечаем ни нашего физического «Я», ни того, что нас окружает… По мере того как мы продвигаемся вперед и пробуждаемся к осознанию души в себе и в предметах, нам становится ясно, что сознание присутствует и в растениях, и в металле, и в атоме, и в электричестве — в любом предмете физической природы; мы обнаружим даже, что оно ни в каком отношении не является низшей или более ограниченной формой по сравнению с ментальной; наоборот, во многих «неживых» формах оно является более интенсивным, быстрым, живым, хотя и менее развитым в направлении к поверхности» [Сатпрем. Шри Ауробиндо, или путешествие сознания. — Спб., 1992. С. 50.]. Так что же такое сознание? Это «сцена» или «диапазон»? Возможно это что-то другое? Существует ли подлинно научное, достаточно полное материалистическое определение сознания? Кто из ученых, какая научная школа смогла разобраться в том, что же такое сознание?

«К.Маркс заложил основы конкретно-психологической теории сознания, которая открыла для психологической науки совершенно новые перспективы.

Хотя прежняя субъективно-эмпирическая психология охотно называла себя наукой о сознании, в действительности она никогда не была ею. Явления сознания либо изучались в плане чисто описательном, с эпифеноменологических и паралеллистических позиций, либо вовсе исключались из предмета научно-психологического знания, как того требовали наиболее радикальные представители так называемой «объективной психологии». Однако связанная система психологической науки не может быть построена вне конкретно-научной теории сознания. Именно об этом свидетельствуют теоретические кризисы, постоянно возникавшие в психологии по мере накопления конкретно-психологических знаний, объем которых начиная со второй половины прошлого столетия быстро увеличивался.

Центральную тайну человеческой психики, перед которой останавливалось научно-психологическое исследование, составляло уже само существование внутренних психических явлений, самый факт представленности субъекту картины мира. Эта психологическая тайна и не могла быть раскрыта в домарксистской психологии; она остается нераскрытой и в современной психологии, развивающейся вне марксизма.

Сознание неизменно выступало в психологии как нечто внеположеное, лишь как условие протекания психических процессов. Такова была, в частности, позиция Вундта. Сознание, писал он заключается в том, что какие бы то ни было психические состояния мы находим в себе, и поэтому мы не можем познать сущности сознания. «Все попытки определить сознание… приводят или к тавтологии или к определениям происходящих в сознании деятельностей, которые уже потому не суть сознание, что предполагают его». Ту же мысль в еще более резком выражении мы находим у Наторпа: сознание лишено собственной структуры, оно лишь условие психологии, но не ее предмет. Хотя его существование представляет собой основной и вполне достоверный психологический факт, но оно не поддается определению и выводимо только из самого себя.

Сознание бескачественно, потому что оно само есть качество — качество психических явлений и процессов; это качество выражается в их «презентированности» (представленности) субъекту (Стаут). Качество это не раскрываемо: оно может только быть или не быть.

Идея внеположности сознания заключалась и в известном сравнении сознания со сценой, на которой разыгрываются события душевной жизни. Чтобы события эти могли происходить, нужна сцена, но сама сцена не участвует в них.

Итак, сознание есть нечто внепсихологическое, психологически бескачественное. Хотя эта мысль не всегда высказывается прямо, она постоянно подразумевается. С ней не вступает в противоречие ни одна прежняя попытка психологически охарактеризовать сознание. Я имею в виду, прежде всего ту количественную концепцию сознания, которая с наибольшей прямотой была высказана еще Леддом: сознание есть то, что уменьшается или увеличивается, что отчасти утрачивается во сне и вполне утрачивается при обмороке.

Это — своеобразное «свечение», перемещающийся световой зайчик или, лучше сказать, прожектор, луч которого освещает внешнее или внутреннее поле. Его перемещение по этому полю выражается в явлениях внимания, в которых сознание единственно и получает свою психологическую характеристику, но опять-таки лишь количественную и пространственную. «Поле сознания» (или, что то же самое, «поле внимания») может быть более узким, более концентрированным, или более широким, рассеянным; оно может быть более устойчивым или менее устойчивым, флюктуирующим. Но при всем том описание самого «поля сознания» остается бескачественным, бесструктурным. Соответственно и выдвигавшиеся «законы сознания» имели чисто формальный характер; таковы законы относительной ясности сознания, непрерывности сознания, потока сознания.

К законам сознания иногда относят также такие, как закон ассоциации или выдвинутые гештальт-психологией законы целостности, прегнатности и т.п., но законы эти относятся к явлениям в сознании, а не к сознанию как особой форме психики, и поэтому одинаково действительны как по отношению к его «полю», так и по отношению к явлениям, возникающим вне этого «поля», — как на уровне человека, так и на уровне животных.

Несколько особое положение занимает теория сознания, восходящая к французской социологической школе (Дюркгейм, Де Роберти, Хальбвакс и другие). Как известно, главная идея этой школы, относящаяся к психологической проблеме сознания, состоит в том, что индивидуальное сознание возникает в результате воздействия на человека сознания общества, под влиянием которого его психика социализируется и интеллектуализируется; это социализированная и интеллектуализированная психика человека и есть его сознание. Но и в этой концепции полностью сохраняется психологическая бескачественность сознания; только теперь сознание представляется некоей плоскостью, на которой проецируются понятия, концепты, составляющие содержание общественного сознания. Этим сознание отождествляется с знанием: сознание — это «со-знание», продукт общения сознаний.

Другое направление попыток психологически характеризовать сознание состояло в том, чтобы представить его как условие объединения внутренней психической жизни.

Объединение психических функций, способностей и свойств — это и есть сознание; оно поэтому, писал Липпс, одновременно есть и самосознание. Проще всего эту идею выразил Джемс в письме к К.Штумпфу: сознание — это «общий хозяин психических функций». Но как раз на примере Джемса особенно ясно видно, что такое понимание сознания полностью остается в пределах учения о его бескачественности и неопределимости. Ведь именно Джемс говорил о себе: «Вот уже двадцать лет, как я усомнился в существовании сущего, именуемого сознанием… Мне кажется, что настало время всем открыто отречься от него».

Ни экспериментальная интроспекция вюрцбуржцев, ни феноменология Гуссерля и экзистенционалистов не были в состоянии проникнуть в строение сознания. Напротив, понимая под сознанием его феноменальный состав с его внутренними, идеальными отношениями, они настаивают на «депсихологизации», если можно так выразиться, этих внутренних отношений. Психология сознания полностью растворяется в феноменологии. Любопытно отметить, что авторы, ставившие своей целью проникнуть «за» сознание и развивавшие учение о бессознательной сфере психики, сохраняли это же понимание сознания — как «связанной организации психических процессов» (Фрейд). Как и другие представители глубинной психологии, Фрейд выводит проблему сознания за сферу собственно психологии. Ведь главная инстанция, представляющая сознание, — «сверх-я», — по существу является метапсихическим.

Метафизические позиции в подходе к сознанию, собственно, и не могли привести психологию ни к какому иному его пониманию. Хотя идея развития и проникла в домарксистскую психологическую мысль, особенно в послеспенсеровский период, она не была распространена на решение проблемы о природе человеческой психики, так что последняя продолжала рассматриваться как нечто предсуществующее и лишь «наполняющееся» новыми содержаниями. Эти-то метафизические позиции и были разрушены диалектико-материалистическим воззрением, открывшим перед психологией сознания совершенно новые перспективы.

Исходное положение марксизма о сознании состоит в том, что оно представляет собой качественно особую форму психики. Хотя сознание и имеет свою длительную предысторию в эволюции животного мира, впервые оно возникает у человека в процессе становления труда и общественных отношений. Сознание с самого начала есть общественный продукт.

Марксистское положение о необходимости и о реальной функции сознания полностью исключает возможность рассматривать в психологии явления сознания лишь как эпифеномены, сопровождающие мозговые процессы и ту деятельность, которую они реализуют. Вместе с тем психология, конечно, не может просто постулировать активность сознания. Задача психологической науки заключается в том, чтобы научно объяснить действенную роль сознания, а это возможно лишь при условии коренного изменения самого подхода к проблеме и прежде всего при условии отказа от того ограниченного антропологического взгляда на познание, который заставляет искать его объяснение в процессах, разыгрывающихся в голове индивида под влиянием воздействующих на него раздражителей, — взгляда, неизбежно возвращающего психологию на паралелистические позиции.

Действительное объяснение сознания лежит не в этих процессах, а в общественных условиях и способах той деятельности, которая создает его необходимость, — в деятельности трудовой. Эта деятельность характеризуется тем, что происходит ее овеществление, ее «угасание», по выражению Маркса, в продукте.

«То, — пишет Маркс в «Капитале», — что на стороне рабочего проявлялось в форме деятельности [Unruhe], теперь на стороне продукта выступает в форме покоящегося свойства [ruhende Eigenschaft], в форме бытия». «Во время процесса труда, — читаем мы ниже, — труд постоянно переходит из формы деятельности в форму бытия, из формы движения в форму предметности».

В этом процессе происходит опредмечивание также и тех представлений, которые побуждают, направляют и регулируют деятельность субъекта. В ее продукте они обретают новую форму существования в виде внешних, чувственно воспринимаемых объектов. Теперь в своей внешней, экстериоризованной или экзотерической форме они сами становятся объектами отражения. Соотнесение с исходными представлениями и есть процесс их осознания субъектом — процесс, в результате которого они получают в его голове свое удвоение, свое идеальное бытие.

Такое описание процесса осознания является, однако, неполным. Для того, чтобы этот процесс мог осуществиться, объект должен выступить перед человеком именно как запечатлевший психическое содержание деятельности, т.е. своей идеальной стороной. Выделение этой последней, однако, не может быть понято в отвлечении от общественных связей, в которые необходимо вступают участники труда, от их общения. Вступая в общение между собой, люди производят также язык, служащий для означения предмета, средств и самого процесса труда. Акты означения и суть не что иное, как акты выделения идеальной стороны объектов, а присвоение индивидами языка — присвоение означаемого им в форме его осознания. «…Язык, — замечает Маркс и Энгельс, — есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание…»

Это положение, однако, отнюдь не может быть истолковано в том смысле, что сознание порождается языком. Язык является не его демиургом, а формой его существования. При этом слова, языковые знаки — это не просто заместители вещей, их условные субституты. За словесными значениями скрывается общественная практика, преобразованная и кристаллизованная в них деятельность, в процессе которой только и раскрывается человеку объективная реальность.

Конечно, развитие сознания у каждого отдельного человека не повторяет общественно-исторического процесса производства сознания. Но сознательное отражение мира не возникает у него и в результате прямой проекции на его мозг представлений и понятий, выработанных предшествующими поколениями. Его сознание тоже является продуктом его деятельности в предметном мире. В этой деятельности, опосредованной общением с другими людьми, и осуществляется процесс присвоения (Aneignung) им духовных богатств, накопленных человеческим родом (Menschengattung) и воплощенных в предметной чувственной форме. При этом само предметное бытие человеческой деятельности (Маркс говорит — промышленности, поясняя, что вся человеческая деятельность была до сих пор трудом, т.е. промышленностью) выступает в качестве «чувственно представшей перед нами человеческой психологией».

Итак, радикальное для психологической теории открытие Маркса состоит в том, что сознание есть не проявление некоей мистической способности человеческого мозга излучать «свет сознания» под влиянием воздействующих на него вещей — раздражителей, а продукт тех особых, т.е. общественных, отношений, в которые вступают люди и которые лишь реализуются посредством их мозга, их органов чувств и органов действия. В порождаемых этими отношениями процессах и происходит полагание объектов в форме их субъективных образов в голове человека, в форме сознания.

Вместе с теорией сознания Марксом были разработаны и основы научной истории сознания людей. Важность этого для психологической науки едва ли можно переоценить.

Несмотря на то, что психология располагает большим материалом по историческому развитию мышления, памяти и других психических процессов, собранным главным образом историками культуры и этнографами, центральная проблема — проблема исторических этапов формирования сознания — оставалась в ней нерешенной.

Маркс и Энгельс не только создали общий метод исторического исследования сознания; они раскрыли также и те фундаментальные изменения, которые претерпевает сознание человека в ходе развития общества. Речь идет прежде всего об этапе первоначального становления сознания и языка и об этапе превращения сознания во всеобщую форму специфически человеческой психики, когда отражение в форме сознания распространяется на весь круг явлений окружающего человека мира, на собственную его деятельность и на него самого. Особенно же большое значение имеет учение Маркса о тех изменениях сознания, которые оно претерпевает в условиях развития общественного разделения труда, отделения основной массы производителей от средств производства и обособления теоретической деятельности от практической. Порождаемое развитием частной собственности экономическое отчуждение приводит к отчуждению, к дезинтеграции также и сознания людей. Последняя выражается в том, что возникает неадекватность того смысла, который приобретает для человека его деятельность и ее продукт, их объективному значению. Эта дезинтегрированность сознания уничтожается лишь вместе с уничтожением породивших ее отношений частной собственности, с переходом от классового общества к коммунистическому. «…Коммунизм, — писал Маркс, — уже мыслит себя как реинтеграцию или возвращение человека к самому себе, как уничтожение человеческого самоотчуждения…».

Эти теоретические положения Маркса приобретают особенно актуальный смысл в наше время. Они дают ориентировку научной психологии в подходе к сложнейшим проблемам изменения сознания человека в социалистическом, коммунистическом обществе, в решении тех конкретных психологических задач, которые выступают сейчас не только в сфере воспитания подрастающего поколения, но и в области организации труда, общения людей и в других сферах проявления человеческой личности

…Общее учение о сознании как высшей, специфически человеческой форме психики, возникающей в процессе общественного труда и предполагающей функционирование языка, составляет важнейшую предпосылку психологии человека. Задача же психологического исследования заключается в том, чтобы, не ограничиваясь изучением явлений и процессов на поверхности сознания, проникнуть в его внутреннее строение. Но для этого сознание нужно рассматривать не как созерцаемое субъектом поле, на котором проецируются его образы и понятия, а как особое внутреннее движение, порождаемое движением человеческой деятельности.

Трудность состоит здесь уже в том, чтобы выделить категорию сознания как психологическую, а это значит понять те реальные переходы, которые связывают между собой психику конкретных индивидов и общественное сознание, его формы. Этого, однако, нельзя сделать без предварительного анализа тех «образующих» индивидуального сознания, движение которых характеризует его внутреннюю структуру. Изложение опыта такого анализа, в основании которого лежит анализ движения деятельности, и посвящена специальная глава книги. Не мне, разумеется, судить о том, является ли этот опыт удачным. Я хочу только обратить внимание читателя на то, что психологическая «тайна сознания» остается закрытой для любого метода, за исключением метода, открытого Марксом, позволяющего демистифицировать природу сверхчувственных свойств общественных объектов, к которым принадлежит также и человек как субъект сознания» [Леонтьев А.Н., Деятельность. Сознание. Личность.].

Сложный путь развития категории сознания, в конце концов, привел к появлению марксистской теории сознания основанной на социально-биологической природе человека. Итак, согласно марксизму
сознание

это высшая, свойственная лишь человеку форма отражения объективной действительности, способ его отношения к миру и самому себе, опосредованный всеобщими формами общественно — исторической деятельности людей.
Сознание представляет собой единство психических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и своего собственного бытия. Оно возникает в процессе труда, общественно-производственной деятельности людей и неразрывно связано с языком. Все это верно и известно давно, как известно и то, что понятие «психика» и «сознание» не одно и тоже и их нельзя отождествлять. Не все психические процессы у человека в каждый данный момент включаются в сознание, ряд психических процессов может проходить как бы «за рамками» сознания. Такие психические переживания получили название подсознательных. Теперь, как мне кажется, самое время перейти к подсознательному, попутно рассмотрев и понятие бессознательного.

«В зоне ясного сознания находят свое отражение лишь очень немногие сигналы из внутренней и внешней среды. Осознаются в данный момент времени те объекты, которые создают препятствия для нормального продолжения регулирования поведения или в силу других причин являются значимыми для человека. Возникшие затруднения или значимые раздражители привлекают внимание и, таким образом, осознаются. После нахождения нового способа регулирования или решения затруднительной ситуации управление снова передается подсознанию.

Таким образом, к сфере подсознания относятся так называемые вторичные автоматизмы (ходьба, бег, профессиональные навыки и т.д.). В сферу подсознания входят также психические явления, имеющие субъективный компонент, еще не ставший сознанием (психика младенцев, просоночное состояние взрослого, послеобморочное состояние и т.д.). Наиболее интересна та часть сферы подсознания, которая разработана в учении З. Фрейда. Фрейд считает, что бессознательное — это не столько те процессы, на которые не направляется внимание, сколько переживания, подавляемые сознанием, такие, против которых сознание воздвигает мощные барьеры» [Первушина О. Н. Общая психология, Новосибирск, 1996. — 90 с.].

Приступая к рассмотрению бессознательного, отмечу некоторую особенность понимания бессознательного.
Бессознательное
не редко справедливо понимается как
действие, совершаемое автоматически, рефлекторно, когда причина не успела дойти до сознания, например реакция защиты, а также при естественном или искусственном отключении сознания
(во сне, при гипнозе, в состоянии сильного опьянения, при лунатизме и т.д.). Но
бессознательное это еще и активные психические процессы, непосредственно не участвующие в сознательном отношении субъекта к действительности, а потому и сами в данный момент не осознаваемые.
В немарксистской философской и психологической литературе термин бессознательного часто употребляется как обозначение особой области психики, сосредоточившей в себе вечные влечения, мотивы, стремления, смысл которых определяется инстинктами и недоступен сознанию. Наибольшее развитие, данное представление получило во фрейдизме. Согласно этому представлению психика образуется из трех «слоев»: бессознательного, подсознание и сознание. Бессознательное — глубинный фундамент психики, определяющий всю сознательную жизнь человека и даже судьбы личности и целых народов. Бессознательные влечения к наслаждению и смерти. Этот постулат выдвинутый Фрейдом, не является безусловно верным, поскольку никакого стремления к смерти, как бессознательного, у человека не существует. Подсознательное (или предсознательное) — это особая граничная область между сознанием и бессознательным. В эту область прорываются бессознательные влечения, и здесь же особая психическая «инстанция», порожденная общественной жизнью, его «сверх-я» (или совесть), подвергает их строгой цензуре. Сознание — это поверхностное проявление психики на стыке с внешним миром, и зависит оно, прежде всего от бессознательных сил. Данное понимание является идеалистически извращенным, поскольку общественная сущность человека отвергается. А само его понимание приобретает форму человек — вещь в себе. Что является в корне неверным.


Подсознательное — характеристика активных психических процессов, которые, не являются в определенный момент центром смысловой деятельности сознания, оказывают влияние на течение сознательных процессов.
То, о чем человек в данный момент непосредственно не думает, но что в принципе известно ему и ассоциативно связано с предметом его мысли, может в качестве смыслового подтекста оказывать влияние на течение мысли, сопровождать ее и тому подобное. Точно так же воспринимаемое, хотя прямо и не осознаваемое, влияние обстановки, ситуации, автоматических действий (движений) присутствует как подсознательное восприятие во всех сознательных актах. Определенную смысловую роль играет и языковой контекст речи, невысказанная, но как бы подразумеваемая самим построением связи мысль. В подсознании нет ничего мистического или непознаваемого. Это явление продукт сознательной деятельности, и оно включает в себя психические процессы, не принимающие прямого участия в осмыслении тех объектов, на которых сосредоточено внимание человека в данный момент. Таким образом,
подсознание является областью действия подсознательных процессов в психики человека
.

Теперь, когда нами достаточно рассмотрены сознание, подсознание и бессознательное настало время объединить их во всем многообразии их связей и противоречий.
Сознание и подсознание представляют собой сферы человеческой психики, в которой первое отвечает за отражение объективной реальности, способ отношения человека к миру и самому себе, а второе выступает как бы чуланом психики.
В нем может накапливаться вытесненная из сознания информация, причем далеко не всегда целиком, а зачастую в виде каких либо элементов, частиц, эта информация, прямо не участвуя в сознательной деятельности человека, тем не менее, оказывает на нее влияние. Так она влияет на поведение человека, отношение к вещам и окружающим его людям. Причиной негативного или положительного отношения человека к кому-либо, или чему-либо может выступать неосознаваемая, подсознательная ассоциация, основанная на когда-то полученном, но давно позабытом опыте. Этот опыт выступает немаловажным фактором человеческих отношений благодаря тому, что в подсознании сохранилась информация о нем. В тоже время, несмотря на свою роль, подсознание не является независимым, либо «защищенным» от сознания. Точно так же как подсознательная часть психики оказывает влияние на сознательную ее часть, и сознательная часть влияет на подсознательную. Самостоятельно, либо с помощью психоаналитика, человек может выводить из подсознания скрытые от него причины его собственного поведения, по мере осознания их, то есть, переходя из подсознательной в сознательную сферу психики противоречие, порождающее проблему, может быть успешно разрешено, а человек избавлен от страдания. Так хранящаяся в подсознании информация в зависимости от ее характера и относительно существующих общественных отношений способна своим участием в деятельности человека приносить ему вред или, на что редко кто обращает внимание, пользу. Будучи достаточно скрытой, от самого человека частью психики подсознание, тем не менее, не является сферой недоступной для сознания. Оно способно посредством некоторых усилий по расшифровывания символов собственных ощущений и поступков определить спрятанные в подсознании их причины. Неразрешенные сознанием противоречия, будучи подавленными, перемещаются в подсознание, откуда прорываясь, оказывают влияние на деятельность человека.

Особый интерес для нас представляет соотношение доли сознания и подсознания в деятельности человека. Этот баланс носит не только субъективно-личностный, зависящий от тех или иных особенностей человека, но и конкретно исторический характер, зависящий от социально-исторической стадии развития общества и классов. Примечательно, что по мере продвижения человечества вперед, по пути прогресса доля сознательного в психике непрерывно возрастала, а подсознательного снижалась. Это соотношение выражается способностью или неспособностью сознания разрешать те или иные противоречия, а не подавлять их, сталкивая в подсознание. Отсюда вытекает высокая, либо низкая ролью подсознания в деятельности человека, у людей с сильными психическими заболеваниями роль сознания (если она сохраняется) намного ниже в сравнении с ролью подсознания. Аналогично обстояло дело и у первобытных людей, хотя соотношение сознательного и бессознательного имело совершенно иной смысл. Впрочем, общим место и в случае с душевно больными, и в примере с первобытным человеком является заметно более высокая роль бессознательного в сравнении с современным человеком. Это происходит потому, что слабое сознание не может выступать сильным сдерживающие фактором инстинктов, что фактически высвобождает их.

Место бессознательного в психической системе человека заметно отличается от роли в ней сознательных и подсознательных процессов. Бессознательное основано в отличии от них, не на общественной деятельности человека, не на отношениях с другими людьми, то есть не на общественной природе человека, а на его животной, биологической сути. Таким образом, оно существует независимо от сознательной и бессознательной сфер психики. Роль бессознательного в деятельности человека, это роль инстинктов, которые в своих проявлениях могут не осознаваться. Сознание постоянно контролирует бессознательное, препятствую многим его проявлениям, однако хотя бессознательное находясь в таком состоянии, и носит подчиненный характер, тем не менее, сознание может лишь ограниченно подавлять бессознательное, но не властно его устранить. Довольно сложным является отношение бессознательного и подсознания, некоторые бессознательные процессы, подавляясь сознанием, смещаются в подсознание, откуда периодически прорываются в виде символических ощущений, либо поступков, которые носят уже подсознательный характер. Особенно хорошо описаны эти явления Фрейдом на примере человеческой сексуальности. Поскольку инстинкт продления рода и самосохранения являются наиболее сильными из человеческих инстинктов, то и их роль, как бессознательных явлений в человеческой деятельности наиболее велика.

В этой главе, сделана попытка, не просто дать определения сознания, подсознания и бессознательного, но и показать всю сложность и многообразие их связи. Эти элементы человеческой психики играют в жизни людей и всего общества огромную роль, и от того, насколько мы научимся понимать их будет зависеть многое в нашем бедующем.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Бессознательное, Подсознание и Сознание » Саморазвитие и самосовершенствование эзотерика, личностный рост психология отношений читать

По сути, бессознательное, это термин НЛПеров, хотя поговаривают, что он пошёл от Юнга, как в сущности и есть. Лично нам ближе термин «подсознание». Подумайте, вот, если исходить из семантического значения слов, что такое бессознательное? Это нечто БЕЗ сознания, находящееся чёрт знает где.

Правда за такую трактовку мы рискуем получить по шее как и от сторонников психоанализа, так и от сторонников нлп. Но дело в том, что шея у нашего подсознания такая, что об неё можно сломать бессознательные шеи и сторонников психоанализа, и сторонников нлп, и различных других сторонников, поэтому мы не боимся на подсознательном уровне, а на сознательном, мы и вовсе смелые.

Так вот, в противоположность термину «бессознательное», термин «подсознание», можно трактовать как нечто, лежащие под вашим сознанием, лишённое или относительно лишённое вашего осознания.

Вы улавливаете разницу?

Рекомендуем потратить время и уловить её, как на осознанном уровне, так и на уровнях бессознательного и подсознания. Кстати, к слову, мы не утверждаем, что этого самого бессознательного не существует вовсе – конечно существует! Мы всего-лишь говорим о том, что нам более интересно коммуницировать с подсознанием, нежели с бессознательным.

По нашему мнению, это просто разные уровни. И подсознание на уровень выше. Именно поэтому мы предпочитаем использовать термин «подсознание». Мы хотим обращаться к своему тому, что лежит под моим сознанием, нам не нужно бессознательное, оно полностью бессознательно, поэтому, для моих целей, совершенно непригодно.

Вообще, опять же, термин-то нлперский, может быть, специально так назвали – бессознательное?

А то назовёшь подсознание, так всегда найдётся какой-нибудь энтузиаст, который туда залезет. А в бессознательное, залезай, не залезай, там сознания нет и не было, поэтому лазайте, господа, сколько угодно, всё равно толку не будет.

Вообще, мы пришли к выводу, что термин «подсознание» наиболее эффективен и несёт больше энергии, чем термин «бессознательное». С другой стороны – как можно переделать бессознательное – оно как было бессознательным, так и осталось.

Таким образом, различные гуру обезопасили себя и собственное подсознание от орды ищущих учеников:
— Ребята! Все ответы ищите в бессознательном.
— А мы найдём, о учитель?
— Ну… вы пока поищите…

Вот и ищут. Успехов им в этом безнадежном предприятии.

Кстати, при работе с энергетическими источниками и энергетическими полями в целом мы крайне рекомендуем вам пользоваться не только сознательной структурой для отработки приведенных упражнений, но и с удовольствием взвалить часть работы на своё подсознание, которое возможно развито у вас лучше сознания.

Вообще, это большая тема и более подробно мы будем рассматривать в своих других статьях,как именно следует использовать сознательные процессы и процессы подсознания для того, чтобы обучаться наиболее эффективно, в контексте овладевания не смысловыми, а энергетическими навыками. Там подробно рассматриваются методики, которые вы можете использовать для обучения не только по нашей программе, но и для обучения
ВАМ
нужным навыкам как в энергетической, так и в смысловой структуре.

Кстати, доктор Ричард Бэндлер не раз говорил, что самая главная наука — это учиться обучению. Не можем с ним в этом не согласиться. Вообще, следует отметить, что в большинстве случаев обучение через подсознание эффективнее и быстрее, чем обучение через сознание. Это определяется тем, что подсознание — структура намного более мощная, чем сознательный разум, таким образом, если ему не мешать, то оно сможет запустить весь процесс вашего обучения в рекордно короткие сроки с максимальным качеством.

Вообще, следует отметить, что в большинстве случаев обучение через подсознание эффективнее и быстрее, чем обучение через сознание. Это определяется тем, что подсознание — структура намного более мощная, чем сознательный разум, таким образом, если ему не мешать, то оно сможет запустить весь процесс вашего обучения в рекордно короткие сроки с максимальным качеством.

Вообще, скоро мы планируем выпустить книгу, где процесс обучения будет вестись исключительно через подсознание, таким образом, чтобы внедрить обучающемуся не только определённые установки в подсознание, но и определённым способом способствовать его развитию на энергетическом уровне восприятия.

Информация — это энергия, поэтому, снабжая читающего определённой информацией, мы снабжаем его и определённой энергетической структурой.
Таким образом, снабжая читающего определённой информацией, мы снабжаем его и энергией.

Кроме того, снабжая читающего энергией, мы, зная о энергетических процессах не по наслышке, сделали так, чтобы в сознание и в подсознание читающего, вставлялись определённые энергетически-информационные векторы восприятия, следуя по которым читатель и в частности его сознание будет лучше усваивать приведённую информацию.

Сознание, подсознание, бессознательное — психология

Сознание, бессознательное, подсознательное

Что такое сознание, бессознательное, подсознательное. О чём речь?

Эти термины употребляются часто и, вроде бы, все понимают, о чём идёт речь. Например, «упал — потерял сознание, очнулся — гипс», как говорил Семён Семёнович Горбунков из фильма «Бриллиантовая рука». То есть потерял возможность воспринимать окружающую действительность, оценивать её, руководить своими действиями. А что говорит научное определение?

Например, из Википедии.

Сознание человека (психология) — это сформированная в процессе общественной жизни высшая форма психического отражения действительности в виде обобщенной и субъективной модели окружающего мира в форме словесных понятий и чувственных образов.

Философское определение.

Созна́ние — состояние психической жизни человека, выражающееся в субъективной переживаемости событий внешнего мира и жизни самого индивида, а также в отчёте об этих событиях.

Мне эти формулировки нравятся не очень. Ведь любое определение должно описывать некоторое явление так, чтобы можно было точно сказать — оно отражает суть происходящего. Необходимо сформулировать — понятие.

Понятие — это отражение объективно существенного в вещах и явлениях, закрепленное словом; это понимание сущности вещи или явления. Давайте подумаем вместе.

В первом определении, сознание — это форма психического отражения, во втором — состояние психической жизни.

Понятно, что форма должна что-то содержать, а именно это самое психическое отражение действительности, но правда ли что это застывшая форма, а не постоянный процесс изменения форм? Верно ли, что сознание — это состояние психической жизни, те есть пребывание в каком-либо положении, но относительно чего? Каких координат? Как видим, определение понятия «сознание» не совершенно, как, впрочем, и любое другое определение.

Попробую дать своё определение понятия «сознание». Не претендую, что оно будет лучшим, но для понимания, думаю, может быть полезным. Итак.

Сознание человека — процесс психического отражения объективной реальности, выраженный, в изменяющихся в процессе развития, субъективных моделях восприятия окружающей действительности.

Подробнее.

Сознание человека не статично, оно меняется, поэтому можно говорить о процессе психического отражения.

Данный процесс приводит к созданию моделей восприятия окружающей действительности, которые также не статичны, изменяются по мере развития человека, переосмысления прошлого опыта, его обобщения.

Модели восприятия окружающей действительности весьма субъективны и уникальны для каждого человека, выражены в форме образов, ощущений, звуков, и через речь, могут быть воспроизведены вербально, однако с большими искажениями, обусловленными ограниченностью возможности языка точно отображать внутренний мир человека. Ф. И. Тютчев догадывался об этом, и точно сформулировал в стихотворении — «Silentium!».

Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя? Поймет ли он, чем ты живешь?

Мысль изреченная есть ложь.

О сознании написаны тома научной литературы, некоторые учёные считают изучение сознания главной задачей психологии. Л. С. Выготский писал: «Психология рассматривает даже самые сложные формы нашего сознания как особо тонкие и незаметные формы некоторых движений».

И это правильно, но у меня всегда, когда читаю любую литературу, где рассматривается сознание, не важно научную или популярную, складывается впечатление, что в написанном больше вопросов, чем ответов. Например, о каких «незаметных формах некоторых движений» пишет Л. С.

Выготский? Наверное, они есть, только, как бы измерить, описать, назвать, дать определение, и как это всё связано с сознанием? Поэтому кто хочет дополнить моё определение или растолковать Л. С. Выготского, у вас будет большая, серьёзная и увлекательная задача.

Бессознательное.

Если с понятием «сознание» хоть как-то можно определиться, оставляя много вопросов и задач для новых исследований, то с понятием «бессознательное» совсем непросто.

Я насчитал 12 определений, которые сообщают о принципиально разных явлениях.

Думаю, если к ним прибавить ещё 8, взятых из эзотерической литературы, то станет ясно — единого понятия «бессознательное» не существует, что наводит на мысли,— а существует ли бессознательное? Попробуем разобраться.

Для начала некоторые определения.

Бессознательное — теоретический конструкт, обозначающий психические процессы, в отношении которых отсутствует субъективный контроль. Бессознательным оказывается все то, что не становится предметом особых действий по осознанию. (Психологический словарь) Бессознательное или неосознаваемое — совокупность психических процессов, в отношении которых отсутствует субъективный контроль.

Бессознательным считается всё, что не становится для индивида объектом осознания. (Википедия) Бессознательное, в психологии — вся совокупность содержания психической жизни, которая недоступна непосредственному осознанию. Это понятие не следует смешивать с отсутствием осознания вследствие нежелания индивида разобраться в себе (т. е. заниматься интроспекцией).

Кроме того, бессознательное (подсознание) отличается от предсознания (включающего, например, воспоминания), содержание которого может быть легко осознано.

Бессознательные процессы невозможно выявить простым усилием воли; их раскрытие требует использования особых приемов, таких, как свободные ассоциации, интерпретация сновидений, различные методики целостного изучения личности (в том числе проективные тесты) и гипноз. (Энциклопедия «Кругосвет»)

Что общего в этих определениях? То, что они говорят о психических процессах, которые недоступны субъективному контролю. Правда третье определение ещё отождествляет термины «бессознательное» и «подсознание», считая это одним и тем же, а также утверждает, что для выявления бессознательных процессов нужно нечто особенное, например, гипноз.

Однако первые два определения и начало третьего говорят, что, во-первых, есть некие психические процессы, во-вторых, на какой то момент времени над этими процессами отсутствует субъективный контроль. Но значит, этот контроль может быть или он должен всегда отсутствовать? И тогда бессознательное становится осознаваемым.

Возьмём, например, ощущение — построение образов отдельных свойств предметов окружающего мира в процессе непосредственного взаимодействия с ними. Большинство моих ощущений находятся в бессознательном, то есть вне поля сознания, не доступны субъективному контролю.

Я постоянно субъективно не контролирую все рецепторы, которые, так или иначе, посылают в мозг информацию, о прикосновении к чему-либо.

Ноги стоят на полу, и я воспринимаю данный факт, ощущая холодный пол ступнями, но пока я не задумался об этом процессе психического отражения действительности через ощущения, то исходя их определения, этот психический процесс находился в бессознательном. Для того, чтобы вывести его на уровень сознания не нужно прибегать к гипнозу.

Тогда, о каких психических процессах отражения говориться в определении? Если какие-то легко можно вывести на уровень сознания, как в приведённом примере, то какие психические процессы всегда остаются в бессознательном? Какие легко можно осознать? А, может быть, большинство психических процессов просто не осознаются в данный момент времени, но всегда могут быть осознаны просто волевым усилием, тогда они просто вне сознания, их нужно называть — внесознательные.

Можно возразить, бессознательное — область, где происходят процессы, принципиально не доступные сознанию, без специальных способов доступа, например, гипноза.

Тогда возникает встречный вопрос, а как стало понятно, что это область, где вообще что-то есть? Ну, в состоянии гипноза (изменённое состояние сознания) человек выдаёт иногда, с точки зрения другого человека,— бред, иногда, каким-то образом связанную информацию.

Как понять, что это не игры сознания — просто в изменённом, заторможенном состоянии? Никто не нашёл в сером веществе такую область, которую можно как-то назвать, и сказать,— там хранится всё, что мы называем — бессознательное. И как точно различить подсознательное и бессознательное?

Подсознательное — характеристика активных психических процессов, которые, не являясь в определённый момент центром смысловой деятельности сознания, оказывают влияние на течение сознательных процессов.

Так, то, о чём человек в данный момент непосредственно не думает, но что в принципе известно ему и ассоциативно связано с предметом его мысли, может в качестве смыслового подтекста оказывать влияние на течение мысли, сопровождать её и т. п.

Точно так же и воспринимаемое (хотя прямо и не осознаваемое) влияние обстановки, ситуации, автоматических действий (движений) присутствует как подсознательное восприятие во всех сознательных актах. Определенную смысловую роль играет и языковый контекст речи, невысказанная, но как бы подразумеваемая самим построением фразы мысль. (Википедия).

Подсознательное — психологический термин, обозначающий то, что слабо осознается, ибо лежит за порогом актуального сознания или вообще ему недоступно. В своих ранних сочинениях Фрейд употреблял этот термин как синоним бессознательного, но вскоре отказался от него во избежание двусмысленностей.

Многие до сих пор употребляют термины «бессознательное» и «подсознательное» как синонимы. Действительно, исходя из определений, у них много общего. Это психические процессы, которые субъективно не осознаются в данный момент.

Просто, чтобы добраться до бессознательно нужны специальные методы, а до подсознания можно, если хорошо постараться и сосредоточится. Часто приводят пример, молодой человек, глядя на форму гитары, подсознательно понимает, на что она похожа. То есть в сознании отражается форма, а в подсознании, путём несложных ассоциаций появляется женская фигура.

Если молодой человек задумается, то скажет: «Да, вот чего мне в жизни не хватает, что у меня в подсознании на самом деле». Если же парень не признается, какие ассоциации вызывает силуэт инструмента, значит, он всё глубоко спрятал в бессознательное, и «расколется» только под гипнозом.

А бывает ещё, что гитара — это просто инструмент и никаких подсознательных ассоциаций не вызывает, но чем больше воздержание, тем лучше молодой человек понимает, подсознание есть, и что собственно там есть.

Таким образом, если кратко подвести итог, то можно сказать как З. Фрейд. Сознание — это верхняя часть айсберга, то, что видно на поверхности. Бессознательное (подсознательное),— всё, что под водой.

Чтобы добраться до нижней части айсберга нужно нырнуть, а чтобы посмотреть его дно, необходимо залезть очень глубоко, и, если повезёт, то побывать под толщей ледяной глыбы, рассматривая айсберг снизу.

Источник: http://syntone.ru/article/soznanie-bessoznatelnoe-podsoznatelnoe/

Подсознание: сознание и бессознательное

Что скрывает бессознательное? Тайны прошлых жизней или память о каждой секунде прожитого в этой? Что-то, что мы сами не хотим или боимся о себе знать? Или подсознание хранит тонны бесценной информации о нашем психическом состоянии так же, как геном владеет шифром физиологии нашего тела?10 50915 28 Ноября 2011 в 01:55

Что скрывает бессознательное? Тайны прошлых жизней или память о каждой секунде прожитого в этой? Что-то, что мы сами не хотим или боимся знать о себе и своем бессознательном? Или подсознание хранит тонны бесценной информации о нашем психическом состоянии так же, как геном владеет шифром физиологии нашего тела? Постигнуть Бессознательное человечество стремится еще с далеких времен Платона. На протяжении многих веков ученые, философы, психологи пытаются разграничить сознание и бессознательное или по крайней мере определить – что это такое? Однако определений не находится. Почему бессознательное продолжает скрываться в подсознании? Где этот переход от сознания к скрытому от нас бессознательному, и возможен ли он?

И по-прежнему подсознание представляется чем-то поистине непостижимым, загадочным и, возможно, всемогущим, дающим ответ на любой сознательный вопрос, не зря оно названо бессознательным.

Но самым главным остается другой вопрос – как приоткрыть эту тайну, как сделать бессознательное осознанным, как людям использовать все то, что скрыто в них самих? Как соотносится коллективное подсознание с нашим личным бессознательным? Что такое наше «Я», и как оно взаимосвязано с миллиардами остальных, еще более непостижимых для нас «я» других людей, точно также затерянных где-то в бессознательном? Системно-векторная психология сознание и бессознательное объединяет воедино, делая явным скрытое от нас и позволяя брать под контроль все, что движет человеком из глубин психики.

https://www.youtube.com/watch?v=LwCoUz95J2o

Сознание и подсознание. Раскроем тайны

Человек живет по одному естественному принципу – принципу наслаждения. Вне зависимости от любых различий между людьми, все хотят одного (и для этого нет нужды заглядывать в бессознательное) – получать для себя хорошее и не получать плохое. В этом простом желании заложена вся природа человека.

Людей объединяют общие на всех, базовые желания и потребности – пить, есть, спать, дышать… и главное – выжить. Выжить во что бы то ни стало. Сознательное и бессознательное заставляют нас выживать и продолжать себя во времени, то есть давать потомство, новую жизнь. Мы сознательно бежим от смерти и цепляемся за жизнь.

Но зачем людям эта жизнь дана? Мы проживаем эту жизнь, хотим получать от нее удовольствие, но какое? Эти ответы и скрывает бессознательное.

В этом уже мы не равны друг с другом: желания к получению удовольствия у всех разные, каждый видит удовольствия по-своему, так как его задает бессознательное.

И так же по-разному мы воспринимаем мир – если, например, яркие впечатления, разноцветные картинки и запоминающиеся образы влияют на подсознание, то далеко не каждого человека — один впечатляется и мечтает, а другой остается равнодушен – загадка бессознательного.

И так во всем, потому что в бессознательном каждого заложены различные желания, которые на протяжении всей жизни мы стремимся наполнить, и, соответственно, нам заданы разные свойства, обеспечивающие наполнение этих желаний.

Если бессознательное ставит перед человеческим обществом общую коллективную задачу выжить, то перед каждым отдельно взятым человеком стоит задача частная, также идущая из бессознательного, – сделать свой вклад в выполнение этой общей задачи, сыграть свою роль в движении единого целого. Каким образом это обеспечивается, что такое наше сознание и бессознательное в этом процессе? Как задумала природа слаженное и безошибочное действие множества отдельно взятых «Я», знает только бессознательное.

Системно-векторная психология – это психология о бессознательном. Она определяет человека через его бессознательное желание. Желания – это и есть та основа, которая составляет личность, они, по сути и есть наше подсознание и тонкая ниточка к бессознательному.

Каждое «Я» — это набор желаний в подсознании, реализация которых приносит удовольствие. Этот набор желаний составляет природную видовую роль, которая заложена в бессознательном человека для выполнения своей функции, обеспечения реализации коллективной задачи выжить.

Все это — идеальная, четко отлаженная система взаимодействия людей с внешним миром, хитросплетения сознательного и бессознательного, когда мы не просто идем на поводу желаний из подсознания, ведущих нас в никуда: мы получаем удовольс

Устройство психики. Сознание, подсознание — модель доступная каждому

В процессе подготовки этого материала нам пришлось затронуть разные сферы жизнедеятельности человека, что нашло своё отражение в статье. Такое обилие конкретных примеров необходимо для того, чтобы помочь читателю выработать детальное представление о заявленной теме. Этот процесс напоминает складывание пазла. Чем больше разных по форме и содержанию элементов, тем более детальную картину из них можно сложить. Давайте попробуем это сделать.

Начнём с того, что древнегреческий философ Аристотель сказал: «движение — жизнь». Действительно, в мире всё находится в постоянном движении, то есть в процессе перехода из одного состояния в другое. Человек не исключение. Но для того, чтобы двигаться в какой-либо среде, по воде, например, необходимо качественно определять её характеристики: тип поверхности, её форму, плотность и т. д.

Человек обладает целой системой по восприятию, обработке и хранению информации, поступающей из внешней среды. Этой системой является психика.

О структуре психики, и о взаимодействии её составных частей и пойдёт речь далее.

Модель структурирования психики личности

Как и любая система, психика определённым образом упорядочена. Сразу скажем, что ставим цель описать структуру и работу психики доступным для всех языком. Важно осознавать, что вне зависимости от того, являетесь ли вы «простым» человеком, либо «продвинутым» шаманом или йогом, вы способны безопасно понять и освоить принципы её функционирования. Модель должна быть такой, чтобы каждый индивидуально имел возможность использовать эту модель в практике жизни.

Модель психики доступная каждому

Итак, если рассмотреть психику как единый алгоритмический комплекс по восприятию, обработке и обмену информации, мы можем выделить три составляющие:

  1. Сознание и бессознательные уровни психики;
  2. Эмоции[;
  3. Совокупность нравственных мерил.

Каждая из этих составляющих выполняет определённую функцию.

Сознание и бессознательное — метрологически состоятельная модель

Основные различия сознания и бессознательного заключаются в объёме, спектре воспринимаемой информации, и в скорости её обработки. Начнём с сознания, как с уровня психики, который отождествляется большинством индивидов с их собственным «Я». Рассмотрим две качественные характеристики этого уровня с точки зрения обработки информации:

  • процессная многозадачность;
  • быстродействие.

Процессная многозадачность — это возможность выполнения системой нескольких задач одновременно. Показатели сознания человека по этой характеристике вне трансовых состояний: 7 — 9, максимум 12 процессов (или объектов). С этой характеристикой напрямую связана так называемая оперативная — кратковременная память человека. Это значит, что если вы возьмёте картинку с изображением 15 — 20 разных предметов и постараетесь на протяжении нескольких секунд их зафиксировать в памяти, вам удастся запомнить 5 — 7, в лучшем случае — 12 предметов. Предлагаем попробовать:

Изображение разных предметов 

Что касается быстродействия сознания, то оно составляет 15 —16 бит (бит — единица измерения количества информации. Битом можно назвать статичный образ) или кадров в секунду.

  • Почему «или кадров»? Потому, что проще всего объяснить эту характеристику на примере показа кинофильма. Киноплёнка представляет собой последовательность кадров, каждый из которых является изображением фрагмента фильма. Это изображение и есть бит информации. При скорости проекции киноплёнки 16 кадров в секунду и больше, сознание фиксирует на экране непрерывное движение, то есть не различает каждый кадр отдельно. При скорости проекции 15 и меньше кадров в секунду, сознание способно различить череду отдельных кадров.

Применительно к жизни это значит, что при наблюдении за полётом грача, к примеру, мы в состоянии увидеть каждый отдельный взмах его крыла, так как частота взмахов в среднем составляет два-три раза в секунду (то есть 2 — 3 бита). Если же понаблюдать за полётом колибри, то на месте её крылышек мы увидим некую «пелену».

Фото колибри в полёте

Дело в том, что частота взмахов её крыльев (у разных видов) составляет от 30 до 200 в секунду (то есть 30 — 200 бит). Поймать отдельный взмах при такой скорости, в большинстве случаев, непосильная для уровня сознания задача. Говорим, в большинстве случаев, так как человек, всё же, способен выходить в изменённые состояния сознания, повышая показатели быстродействия. В таком случае, он сможет в детальности увидеть даже такой быстротечный процесс как полёт колибри. 

Колибри в полёте (замедленная съёмка) 

Сделаем небольшое отступление. Важно отметить, что самостоятельное занятие, так называемыми, «биоэнергетическими» практиками по выходу в изменённые состояния сознания является путём самочинного (то есть на свой страх и риск) получения сознательного доступа к скрытым энерго-информационно-алгоритмическим ресурсам, который может привести психику индивида в непригодное для нормальной жизни состояние. В связи с этим, самоучки в этом направлении являются потенциальными кандидатами в пациенты психбольниц. Исторически сложившиеся устойчивые «биоэнергетические» практики предполагают передачу знаний и навыков ученикам от опытного учителя. Всякого же рода самодеятельность в них не приветствуется. А так как опытных учителей на всех не хватает, возникает разделение общества на знающих (своего рода «элиту»), и всех остальных. Это не сопутствует решению общественных проблем и не отвечает требованиям нового состояния общества, когда всякая монополия на информацию бессмысленна.

Что касается бессознательных уровней психики, то степень превышения их показателей процессной многозадачности и быстродействия, в отношении показателей сознания, сложно даже представить. Скорость, объёмы и спектр обрабатываемой ими информации просто гигантские. Применительно к примеру с колибри, бессознательным уровням человека удаётся фиксировать не только работу крыльев, но и изгибы каждой бородки каждого пера. (Наше пояснение. Бородка — сегмент пера. Количество бородок в пере велико как у крупной птицы, так и у мелкой. У орла или журавля она достигает более миллиона).

Может возникнуть вопрос: «А зачем это надо»?

Дело в том, что бессознательное решает задачи уровня, выходящего за пределы возможностей сознания. Таких задач не мало. Например, обеспечение работоспособности тела человека.

Тело — это сложная система, в которой протекает множество различных процессов, не контролируемых сознанием: дыхание, сердцебиение, пищеварение, и т. д. К тому же, человеческий организм состоит из огромного количества клеток — от 30 до 40 триллионов единиц.

Клетка человека

При этом каждую клетку нужно обслужить — вовремя подать необходимую порцию кислорода, питательных веществ, а также отвести углекислый газ, отходы жизнедеятельности. Контролируя каждую клетку, приходиться обрабатывать колоссальные объёмы информации, что не под силу нашему сознанию даже в трансовых состояниях.

Поразительно, не правда ли? Но и всё вышеописанное лишь малая часть тех процессов, за которые отвечает бессознательное. Чтобы обозначить и другие процессы, их уровень, масштаб, предлагаем ознакомиться с жизненным опытом американского нейроанатома Джил Болти Тейлор. Джил удалось осознанно «заглянуть» на уровень бессознательного. Толчком к этому послужил произошедший с ней инсульт.

Взаимодействие сознания и бессознательного — норма для человека

Для человека является нормой, когда сознание и бессознательное взаимодействуют и дополняют друг друга, работая как единое целое. Эта работа подобна взаимодействию пилота и автопилота самолёта. Пилот управляет автопилотом и контролирует его работу. Автопилот, в свою очередь, контролирует работу всех систем и датчиков самолёта, направление движения, положение в пространстве относительно горизонта и т. д., то есть получает максимум информации о воздушном судне как об объекте управления. Автопилот передаёт пилоту необходимую информацию о состоянии самолёта при помощи панели приборов.

Кабина тренажёра самолёта B737CL

Если пилот на панели приборов установит значение высоты в 5 000 метров, автопилот поднимет самолёт на эту высоту и будет удерживать его, пока пилот не задаст другое значение этого параметра.

Точно так же и в психике. Человек с уровня сознания настраивает и контролирует работу бессознательного. Бессознательное в свою очередь управляет телом человека, его поведением и подаёт отчёт о проделанной работе (более детально об этом отчёте расскажем далее) на уровень сознания.

  • Можно сказать, что сознание индивида «по жизни» едет на теле, управляемом непосредственно бессознательными уровнями психики.

Есть очень важный момент во взаимодействии описанных выше компонент психики, который нельзя обходить стороной. Если бессознательное человека решает какую-то задачу, то он не способен осознанно контролировать правильность или ошибочность этого решения. Осознанно возможно лишь анализировать результаты решения (промежуточные, или окончательные), полученные после завершения процесса управления или целенаправленно остановив его. Так происходит потому, что бессознательное, непрерывно реагируя на входной поток информации, отсекает сознание, а тем самым и волю человека от участия в процессе управления.

Воля всегда действует с уровня сознания.

Далее, человек способен дать полученным результатам оценку. Если результаты не совпадают с ожидаемыми, это говорит о плохом взаимодействии двух компонент психики.

Поэтому, чтобы не попадать в ситуации, описанные поговоркой «мужик задним умом крепок», необходимо понимать важность настройки взаимодействия сознания и бессознательного. Ключевую роль в этой настройке играют нравственные мерила, о которых мы поговорим чуть позже. Наглядным примером вышеописанного является случай, когда в 2014 году в Ватикане во время одной из проповедей папа Франциск вместо слова «caso» («пример») случайно использовал итальянское матерное слово «cazzo» (грубое именование полового члена). Папа быстро поправился, но видеозапись с оговоркой уже успели разместить на десятках сайтов, блогов и YouTubе.

Другие примеры, читатель с лёгкостью может подобрать сам, например есть целая группа частных событий, которые народ назвал «Оговорки по Фрейду», или ранняя версия этого словосочетания и с тем же смыслом «что у трезвого на уме, у пьяного на языке».

Эмоции

Сейчас же рассмотрим, что такое эмоции и зачем они вообще нужны?

Википедия даёт следующее определение:

  • Эмоциональный процесс, эмоциональный феномен, эмоциональное состояние, эмоция (от лат. emoveo — потрясаю, волную), сленг. аффе́кт (от лат. affectus — страсть, душевное волнение) — психофизиологический процесс, мотивирующий и регулирующий деятельность (поведение, восприятие, мышление), отражающий субъективное значение объектов и ситуаций, и представленный в сознании в форме переживания.

Не очень удобопонимаемое определение, но и в нём говорится о мотивации и регулировании действий.

«Вами управляет тот, кто вас злит»


говорил Лао-Цзы

Восточный мудрец

И действительно, эмоциональный фон человека играет определяющую роль в плане возможности, либо невозможности решения практических задач в жизни. Все мы способны на многое, будучи в хорошем, положительном настроении. Негативное же эмоциональное состояние отбивает желание какой-либо деятельности вообще. Но приведённое определение не объясняет сути явления.

  • Эмоции — это, прежде всего, реакция психики человека на текущие, будущие, или прошедшие, но сохранившиеся в памяти, события его жизни.

То есть они (эмоции) возникают уже после обработки информации. А теперь представьте, бессознательное обрабатывает колоссальный объём информации очень широкого спектра. Осознание результатов этой обработки необходимо человеку для управления своей жизнью. Встаёт вопрос, как подать результат на уровень сознания, да ещё и в темпе течения событий? Очевидно, что это должен быть некий информационный концентрат, который возможно хотя бы поначалу оценить по общим категориям:

  • «хорошо» (положительное настроение),
  • «плохо» (отрицательное настроение),
  • «неопределённо» («никакое» настроение).

Эмоции и есть этот информационный концентрат, который является отчётом бессознательных уровней перед сознанием о проделанной работе.

Далее, если психика работает качественно, то отчёт будет адекватен жизни. Если в алгоритмике работы бессознательного происходят сбои, следствием может быть неадекватный отчёт о произошедшей или происходящей с человеком ситуации. В результате этого бывают случаи, когда на душе у индивида начинают «скрести кошки», хотя объективно надо бы радоваться, и наоборот. Всё это является следствием искажения, коверкания нравственности, мировоззрения индивида современной культурой. Такого рода искажения уже в детстве возникают при просмотре подавляющего большинства голливудских мультфильмов. Об этом читайте статью: «Западные мультфильмы против советских»

Исходя из вышесказанного, важнейшей задачей современного человека является обеспечение единства эмоционально-смыслового строя души, то есть адекватного восприятия им того, что происходит в жизни, и как следствие, адекватной реакции его бессознательного на эти жизненные ситуации. Ключевую роль в его обеспечении отыгрывает развитие нравственности и умение настраивать психику на положительный лад независимо от обстоятельств. Человек объективно способен на это.

Настроение и религиозность

Данная тема заслуживает отдельного рассмотрения. Сейчас же скажем, что качественно создавать и устойчиво поддерживать хорошее настроение по жизни невозможно при атеистическом взгляде на мир, будь то материализм (прямое отрицание существования Бога) или идеализм (слепая вера в некое «священное» писание, искажающее представление о Боге и возводящее на Него напраслину). Только осознанное понимание существования справедливого, доброго, милостивого, всесильного Творца — Вседержителя, небезучастного к судьбе всех нас вместе и каждого в частности, позволяет стать и оставаться спокойным в любой ситуации, порождает радость и желание творить добро.

Нравственность и её роль во взаимодействии сознательного и бессознательных уровней психики

Теперь поговорим об одном из системообразующих факторов работы психики человека, его мировосприятия и поведения, то есть о нравственности. Люди часто употребляют это слово в жизненном обиходе, но часто ли мы задумываемся о том, на какое явление оно указывает? Давайте попробуем дать определение и разобраться.

  • Нравственность — это совокупность нравственных мерил.
  • Нравственное мерило (или стандарт) — это некая абстрактная ситуация, создаваемая в психике человека (на основе прожитых ранее памятных ситуаций) и её оценка по общим категориям: хорошо; плохо.

Конечно, зачастую, в процессе течения жизни, этих категорий и их «оттенков» больше: очень хорошо, хорошо, плохо, очень плохо, неопределённо, не имеет значения, оценка обусловлена обстоятельствами, и т.д. Но после качественной обработки информации психикой появляется возможность менять оценки в отношении текущих и памятных событий. Человек с чётко определённой нравственностью способен дать оценку «хорошо» или «плохо» любому жизненному событию, явлению, ситуации, свидетелем или участником которой он стал. Вообще, понятие нравственность всегда подразумевает чёткость, определённость действий, мыслей, суждений.

Противоположным нравственности является понятие безнравственность.

  • Безнравственность — это отсутствие у человека чётких нравственных стандартов по каким-либо вопросам, то есть неопределённость. Она является результатом некачественной настройки работы психики человека, и взаимодействия её компонентов. В итоге, в разные периоды времени он может давать противоположные оценки аналогичным ситуациям. Всё зависит от сопутствующих обстоятельств, его настроения и других факторов.

Также, практика жизни показывает, что одно и то же явление разные люди могут оценивать диаметрально противоположно. Как понять, что объективно хорошо, а что плохо? Помните стихотворение В.В. Маяковского?

Если бьёт дрянной драчун


Слабого мальчишку,


Я такого не хочу


Даже вставить в книжку.


Этот вот кричит: — не трожь,


Тех кто меньше ростом! —


Этот мальчик так хорош!


Загляденье просто.

Здесь не разобраться без понимания уровня развития нравственности, который возможно определить, отталкиваясь от понимания развития человека и общества в целом.

По нашему мнению, развитие каждого человека заключается в освоении им генетически обусловленного потенциала. Это происходит в процессе его творческой созидательной деятельности. Культура общества, как информационная база на основе которой человек формирует свои знания и навыки поведения, может помогать, а может препятствовать (по крайней мере в какой-то степени) освоению генетически обусловленного потенциала. Соответственно, всё то, что помогает его освоению — это хорошо или праведно, а всё, что препятствует — это плохо или порочно.

Исходя из вышесказанного давайте попробуем дать оценку такому культурно-общественному явлению как употребление алкоголя, и определить уровень нравственности людей, которые высказываются на этот счёт.

В качестве отправной точки предлагаем взять доклад феноменального врача, академика, писателя Ф.Г. Углова, под названием «Алкоголь и мозг»

Фёдор Григорьевич Углов

В этом труде вы найдёте доступные пониманию объяснения автора о механизме влияния алкоголя на организм человека и его психическую деятельность, основанные на продолжительных научных исследованиях.

Если же предложенный материал не вызывает у вас доверия, попробуйте соотнести его содержание с тем, что происходит в жизни общества нашей страны.

Вообще анализ (в первую очередь, самоанализ) поступков человека является способом определения его реальной нравственности, а не заявленной, что называется, «на словах». В то же время, исходя из реальной нравственности, человек совершает те или иные действия, причём как сознательно, так и неосознанно.

В предыдущем разделе мы писали, что сознание индивида «по жизни» едет на теле, управляемом бессознательными уровнями психики, а бессознательное можно настроить с уровня сознания. Эта настройка и происходит путём формирования своей нравственности, каждого нравственного мерила. К примеру, человек осознал, что нужно уступать пожилым место в автобусе, чего ранее он не делал. При этом, технически происходит следующее:

  • Индивид изменяет ранее существующее в его памяти нравственное мерило «сидеть при старших в автобусе — это хорошо» на «сидеть при старших в автобусе — это плохо». В то же время, он формирует новый нравственный стандарт: «уступать место старшим в автобусе — это хорошо».
  • Далее индивид должен закрепить новые нравственные мерила на практике, то есть осознанно волевым усилием уступить место пожилому человеку в автобусе. Количество необходимых, такого рода, осознанно волевых поступков зависит от особенностей психики каждого.
  • Но после их осуществления человек может заметить, что при следующих подобных ситуациях он начинает уступать место не задумываясь об этом, то есть автоматически. Это значит, что бессознательные уровни психики уже отрабатывают алгоритмику нового нравственного мерила.

Надеемся, что смогли доступно описать роль нравственности во взаимодействии сознания и бессознательного.

Вывод: Лучше нравственность — лучше жизнь

«Улучшить условия общественной жизни может только нравственное совершенствование людей»


Л. Н. Толстой

Л. Н. Толстой

Таким образом любой здравомыслящий человек, обладая хотя-бы частичной свободой воли, способен изменить свою нравственность. Если он меняет нравственность, понимая необходимость осваивать свой генетически обусловленный потенциал развития и помогать в этом другим, ему неизбежно будет оказана помощь Свыше. И чем более человек будет в этом преуспевать, тем более налажена, приятна и счастлива будет его жизнь, жизнь окружающих, всего общества. Ведь, как мы уже писали, Вседержитель небезучастен к тому, что происходит со всеми нами, Он всегда пресечёт порок и поддержит праведность. Каждый способен в этом убедиться, если будет внимательным и отзывчивым к жизни.

Источник

Две сферы психики: сознание и подсознание

Общая психология, психология личности, история психологии | Мир педагогики и психологии №5(10) Май, 2017

УДК 159.964

Дата публикации 19.05.2017

Боброва Юлия Вячеславовна
Новосибирский Университет Экономики и Управления, РФ, г. Новосибирск

Аннотация: В данной научной работе рассматриваются две базовые философско-психологические концепции: сознание и подсознание. В статье анализируется природа человека, которая напрямую зависит от его психических функций. На основе изучения установлено, что сознание и подсознание составляют определенную дуальность человеческого восприятия мира. Проведен сравнительный анализ, как разделение разума на эти два элемента психики, могут влиять на человека, чем они похожи и чем отличаются друг от друга.
Ключевые слова: разум, сознание, предсознание, подсознание, бессознательное, чувства, эмоции, головной мозг

Two spheres of the psyche: consciousness and subconsciousness

Bobrova Yulia Vyacheslavovna
Novosibirsk State University of Economics and Management, Russia, Novosibirsk

Abstract: In this scientific work, two basic philosophical and psychological concepts are considered: consciousness and subconsciousness. The article analyzes the nature of a person, which directly depends on his mental functions. Based on the study it is established that consciousness and subconsciousness constitute a certain duality of human perception of the world. A comparative analysis has been made, as a division of the mind into these two elements of the psyche, can affect a person, than they are similar and different from each other.
Keywords: mind, consciousness, preconsciousness, subconsciousness, unconsciousness, feelings, emotions, brain

Впервые, на сознание взглянули со стороны философии. Понятие о сознании считается ведущем понятием в данной науке и трактуется как наивысший уровень человеческой психики и взаимодействия индивида с социумом.

С точки зрения американского философа Д. Деннетта, сознание человека — это одна из немногих не раскрытых тайн. Р. Декарт трактовал сознание, как возможность человека увидеть свой внутренний мир.

Со времен средневековья и до Нового времени сознание приравнивали к психике человека. Такое восприятие одной из сторон психики индивида стало толчком для определений сознания с точки зрения психологии. Это позволило рассмотреть его как совокупность мыслей и переживаний. (У. Джемс, Э.Б. Титченер). Так же был определен метод изучения сознания, который заключался в систематическом наблюдении и выделении в сознании таких составляющих, как различные эмоциональные процессы, склад ума, характера и т.д.

Что касается бессознательного, то первым дал определение этому явлению Г. В. Лейбниц в XVIII в. Он утверждал, что бессознательное — это совокупность психических процессов, операций и состояний, которые не представлены в сознании человека. [6, с. 93]

В психологии бессознательное начинают исследовать только в XIX в. К концу ХIХ в. публикуются работы И. Ф. Герберта, Г. Т. Фехнера, В. Вундта в области психопатологии, что привело к более детальному изучению сознания и подсознания.

Австрийский психоаналитик, психиатр и невролог Зигмунд Фрейд, широко известный основатель психоанализа, оказал колоссальное влияние в ХХ веке на такие науки, как: психология, медицина, социология, антропология и литература. В ХIХ он первым выдвинул гипотезу о разделении человеческой психики на сознательную и бессознательную часть. Сегодня, с тем, что существует две сферы психики, которые выполняют различные функции согласны почти все исследователи.

По мнению Зигмунда Фрейда, психоанализ не может рассматривать сознание, как предмет психики, его необходимо рассматривать как качество психики – самостоятельное или в совокупности с другими качествами.

В своей теории Зигмунд Фрейд использует три термина: сознательное (СЗ), предсознательное (ПСЗ) и бессознательное (БСЗ)

Сознательное или (сознание) – это элемент психики, который осознается человеком ежесекундно. Сознание отвечает за мыслительную деятельность, за работу органов чувств, за субъективное познание мира. Это единственная часть психики человека, которая подлежит реальному осознанию.

Предсознание или(подсознание) — это элемент психики, который человек не осознает ежеминутно. Но при необходимости человек может найти в нем нужную для него информацию. В подсознании хранятся эмоции, чувства.

Бессознательное — это недоступный элемент психики для осознания человека. Здесь находиться информация, по разным причинам вытесненная из сознания и подсознания. Это страхи, парадигмы, вытесненный опыт. [4, c. 378 – 381]

Американский нейрофизиолог, член академии наук Нью-Йорка — Хосе Дельгадо уделил особое внимание сознанию в своей книге «Мозг и сознание». По мнению ученого, сознание — это функция мозга, которую невозможно сохранить в специальном водном растворе или изучить под микроскопом. Сознание не автономно и не может выполнять какие-либо функции самостоятельно. Для его работы мозгу необходимо постоянно обмениваться сигналами с окружающей средой и обрабатывать их. Сознание постоянно находится в динамике. К примеру, для того, чтобы понять строение сердца, его можно изъять из туловища человека, а извлечение головного мозга для исследования сознания не приведёт к результату, так как сознание это нечто нематериальное. Интеллект человека сохранить в статическом состоянии невозможно.

Подвижность психических процессов и их взаимосвязь со временем имеют колоссальное значение и показывают едва ощутимые и не стабильные качества сознания. Сознание очень сложный и многогранный элемент психики человека. Очень сложно ответить однозначно что такое сознание и где оно находится.

В своей книге Х. Дельгадо упоминает, о тщательно проведенных исследованиях новорожденных, в результате которых было выяснено, что психическая деятельность не появляется у человека сразу после рождения. Используя прямые и непрямые методы исследования, были получены любопытные данные о том, как ведет себя ребенок в утробе матери, а также в не ее, при извлечении плода по определенным медицинским показаниям.

До появления на свет плод лишен зрительных, слуховых, обонятельных и вкусовых ощущений. У новорожденного имеется сложная система рефлексов; при соответствующем раздражении он может кашлять, чихать, сосать, глотать, хватать и совершать другие действия. Экспериментальное изучение 17 поведенческих реакций показало, что их взаимная корреляция равна нулю, т. е. «механизмы центральной интеграции у новорожденного отсутствуют». Эта интеграция обычно появляется в первый месяц после рождения. [3, с. 49]

Может ли эмбрион быть осознанным? Данный вопрос ставит проблему о наличии сознания у ребенка не только в философии, но и психологии, провоцируя рассуждать о нем многих ученых не один год, не имея при этом каких-либо весомых доводов и доказательств. Сложно найти весомые аргументы в данном споре, так как у зародыша нет органов чувств. Он не может слышать, обонять, осязать и т.д. Возможно органы чувств и создают сознание эмбриона, но оно всё равно будет отличается от сознания взрослого человека и рожденного ребенка, которое основывается на зрительном и слуховом контакте с окружающей средой, а также на личном опыте. Все было бы гораздо проще, если бы новорожденный мог разговаривать, но увы такими способностями он не обладает.

Таким образом возникает ряд вопросов: «Почему новорожденный лишен сознания. Почему невозможно обнаружить признаки сознания сразу после появления ребенка на свет? Потому ли, что оно скрыто или дремлет внутри нейронов, или же потому, что его вообще нет в головном мозге? этим двум вопросам соответствуют две приведенные ниже гипотезы.

1. Человеческие существа по сравнению с другими животными рождаются менее развитыми, так как они анатомически и физиологически незрелы, и им требуется определенный поступательный период роста для реализации своих потенциальных возможностей. Таким образом, при рождении все необходимые составляющие сознания уже заложены в новорожденном и для их эволюции и демонстрации необходимо определенное количество времени.

2. Другая точка зрения состоит в том, что наличие головного мозга не говорит о достаточном проявлении основных функций психики человека. Возможности мозга ограничиваются организаторскими способностями доведения необходимых сведений до человека путем анализа информации от окружающей среды через органы чувств. Следовательно, полученный жизненный опыт напрямую влияет на появление сознания и является важной составляющей его развития. Что касаемо инстинктов, то они могут существовать без накопленного личного опыта, чего не скажешь о психической деятельности.

По мнению Х. Дельгадо, сознание не может быть отделено от головного мозга, а через совершенные поступки человека его невозможно идентифицировать, так как сначала рождения человека и в течении его жизни сознание зависит от поступающей информации и может трансформироваться. С точки зрения ученого сознание определено культурой и по своим характеристикам не индивидуально.

Известный психолог советского времени, представитель семейной династии известных психологов Зинченко Владимир Петрович рассматривает труды о сознании Владимира Сергеевича Соловьева, Сергея Николаевича Трубецкого, Густава Густавовича Шпета, которые говорили о том, что у сознания нет собственника, и оно никому не принадлежит. Тем самым дали основание для создания неклассической психологии. Эта теория примечательна тем, что сознание общее и принадлежит всем людям на земле без исключения. Исходя из этого утверждения, ставятся под сомнение такие науки как психофизиология и нейропсихология, так как сознание перестает быть функцией или свойством головного мозга. Г. Шпет приводит давнее высказывание Л. Леви-Брюля о том, что образы действий, мысли и чувства имеют то замечательное свойство, что они существуют вне индивидуальных сознаний. [5, c. 27]

Лев Семенович Выготский – блестящий специалист отечественного времени, автор научных трудов, которые оказали непосредственное влияние на становление психологии и педагогики в России и за рубежом считал, что сознание не приходится рассматривать биологически, физиологически и психологически как второй ряд явлений. Ему должно быть найдено место и истолкование в одном ряду явлений со всеми реакциями организма. [2, c. 237] По его мнению сознание — это взаимодействие рефлексов и придаточных механизмов в определенный момент времени.

Правильный внутренний рефлекс, оказывающий раздражение на множество других рефлексов из других систем способствует тому, что человек начинает осознавать переживаемые им в данный момент эмоции и чувства, строя на этом свой личный опыт.

Сознание – это способность отследить свои переживания и контролировать их. А функция рефлекса быть раздражителем для нового рефлекса и стать для него предметом переживания — это и есть удивительная способность рефлексов переходить из одной системы рефлексов в другую. Л. С Выготский предполагал, что в организме человека нет других процессов, кроме взаимодействия рефлексов между друг другом. Влияя на индивида, они воспринимаются им в качестве раздражителя, что и приводит личность к осознанному мироощущению.

Следуя этой теории, появляется возможность решить проблему самосознания и самонаблюдения. Самосознание – это возможность человека, который получает и проживает свой индивидуальный опыт, понять, что в этот момент происходит в его душе. Только у него одного есть возможность зафиксировать изменения внутри себя. Так же появляется способность наблюдения и ощущения своих вторичных реакций, ведь они происходят непосредственно внутри человека и являются для него новыми раздражителями.

Немецкому психологу и философу О. Кульпе экспериментальным методом удалось доказать, что сознание человека невозможно рассматривать отдельно от самого человека в целом. По его мнению нельзя размышлять о чем-то и наблюдать за этим процессом со стороны. Следовательно, разделить психику человека не представляется возможным. Таким образом сознание является следствием определенных действий, а не первопричиной этих действий. Невозможно одновременно думать и одновременно анализировать собственные мысли. Получается, что человек не может поймать сам процесс осознания чего-либо. Из этого вытекает следующее, что рефлекс — это придаточный механизм среди систем рефлексов и после того как мысль сформирована ее можно сознательно отследить.

Все дело в том, что сознание состоит из вторичных реакций от органов чувств, а предшествует этому любое событие, которое сначала совершается абсолютно бессознательно. Далее его вторичная реакция становится фундаментом его сознательности.

Сознательность вводит в заблуждение человека с двух сторон. Ему кажется, что сначала он подумал, а потом сделал. Удивительно, но на самом деле все наоборот: сначала срабатывает вторичная реакция, а после нее первичная.

Отталкиваясь от вышесказанного, можно сделать вывод, что сознание это не отдельная составляющая в организме человека оно не существует само по себе. Сознание — это ответная реакция головного мозга на входящий раздражитель. Таким образом, сознание — это сложная структура поведения.

Изначально психология приравнивала психику к сознанию. Считалось, что психическая деятельность человека сразу была осознанной. С этой теорией были согласны такие мэтры психологии как Франц Брентано, Александр Бэн и другие. Они утверждали, что психические явления не могут быть бессознательными. Такое выражение как «бессознательная психика» приводила их в полное недоумение, так как важным свойством психической деятельности является то, что она осознается, анализируется человеком и выливается в какой-либо приобретенный личный опыт.

Другие ученые наоборот считали, что определение «бессознательное» должно присутствовать в психологии и приводили в пользу этого весомые аргументы.

Во-первых, человек, осознавая что-либо происходящее с ним, воспринимает ситуацию по-разному, что-то более осознанно, а что-то менее осознанно. Таким образом, глубина осознаваемых ситуаций каждый раз разная. Есть накопленный опыт, который находится на границе между сознанием и подсознанием. В некоторых случаях человек вспоминает о нем, а в некоторых нет, в зависимости от того на сколько сильным был внешний раздражитель. Есть переживания, которые слабо осознаются, например, некоторые виды стресса или сновидения, которые напрямую связаны с реальной системой переживаний. Следовательно, из этого можно сделать вывод, что психические явления могут быть бессознательными.

Во-вторых, психическая деятельность содержит в себе элементы, которые конкурируют между собой, находясь то в сознании, то вытесненные оттуда, а иногда вновь возобновленные при других обстоятельствах с большей силой и частотой воспроизведения.

В-третьих, психическая деятельность выглядит как набор определенных событий и явлений в жизни человека, и они существую даже тогда, когда он их не осознает. Каждое такое явление оставляет определенный отпечаток в памяти. Хотя возможно след от происходящего в головном мозге оставляет не только событие, а переживаемые чувства и эмоции. Таким образом, ученым до сих пор неизвестны те условия, при которых психическая деятельность с бессознательного уровня переходит на уровень осознанного.

Если рассматривать психику человека с точки зрения биологии, то психическая деятельность не сопровождается нервными процессами, а является частью более сложного целого, частью которого, в том числе, является и нервный процесс.

Владимир Михайлович Бехтерев предполагал, что электрический импульс, проходящий по нейронам головного мозга, встречая препятствие, активирует процесс сознания.

В общем, спор о существовании бессознательного в старой психологии разделял ученых на две категории: тех, кто считал бессознательное психической деятельностью и тех, кто говорил о том, что бессознательное это физиологический процесс.

Так, немецкий философ Гуго Мюнстерберг, утверждал, что нет ни одного такого признака, приписываемого подсознательным явлениям, на основе которого они должны быть причислены к психическим. По его мнению, даже в том случае, когда подсознательные процессы обнаруживают видимую целесообразность, даже и тогда у нас нет основания приписывать этим процессам психическую природу. Физиологическая мозговая деятельность, говорил он, не только вполне может дать разумные результаты, но одна только она и может это сделать. [там же, c. 257]

Таким образом, он приходит к выводу, что бессознательное это физиологический процесс. Достоинством своей теории Гуго Мюнстерберг считал то, что бессознательное стало невозможно рассматривать с точки зрения философии. Даже психология, по мнению ученого, имела косвенное отношение к процессу бессознательного. Единственная причина, по которой науку о душе можно было использовать для исследования бессознательного – это заимствование терминов и определений для объяснения сложных нейрофизиологических процессов.

В доказательство того, что бессознательное является психофизиологическим процессом можно привести следующий аргумент. В любом сознательном поведении человека участвует совокупность физиологических процессов, а не одна психологическая составляющая. Таким образом допустить, что бессознательное является только психологическим свойством нельзя, хоть оно и является осознанным. Следовательно, так как бессознательное поведение влияет на его сознательную часть, его смело можно считать психофизиологическим качеством поведения человека.

Американский психолог и психиатр Эрик Леннард Берн утверждал, что бессознательное это отдел головного мозга, где неосознанно формируются инстинкты. Что человеку, к сожалению, не суждено понять, как формируются его мысли и тем более у него нет возможности наблюдать за этим процессом.

Мысли – это готовые продукты, и, анализируя их, только большой специалист может представить себе, как выглядят части, из которых собрана мысль, или как выглядят «машины», эти мысли изготавливающие. Сознание все упорядочивает и пользуется логикой, в то время как бессознательное «дезорганизует» чувства и логикой не пользуется.

Бессознательное является источником энергии и той частью психики, где «изготавливаются» мысли, но образ действия бессознательного отличен от образа действия сознания. Кроме того, бессознательное является местом хранения чувств. Это не «склад», где вещи лежат мертвым грузом; бессознательное можно скорее уподобить зоопарку, поскольку чувства, как и звери, постоянно стремятся на волю. Чувства хранятся, прикрепляясь к образам, как электричество хранится, конденсируясь в чем-либо. Когда чувство переносится в бессознательное, то есть «вытесняется», оно либо отцепляется от того образа, который пробудил его, и прикрепляется к образу, уже находящемуся в бессознательном, либо увлекает образ, к которому прикреплено, за собой в бессознательное. В первом случае зрительный образ остается в сознании, а связанное с ним чувство перестает сознаваться, а во втором случае забывается и сам образ, поскольку тоже становится бессознательным. Стало быть, процесс забывания связан с вытеснением представления, а не с его «истиранием» со временем. Можно сказать, и так: забывание означает вытеснение какого-то представления. [1, с. 153]

Многообразие неприятных чувств, эмоций, негативных ситуаций нуждаются в определенном месте для хранения. Представьте, если человек будет хранить их в сознании и помнить о них ежеминутно. Вероятно, его психологическое состояние будет крайне нестабильным и вполне возможно он не сможет справиться с ним, что приведет индивида к негативным последствиям. Мысли человека нуждаются в последовательности и порядке, но они были бы хаотичны при хранении их в сознании. В данном случае человек не мог бы заниматься повседневными делами и сосредотачиваться на чем-то одном.

Для того чтобы человек мог заострять свое внимание на решении определенных задач в течении дня и быть более продуктивным, он может пользоваться определенной функцией своего головного мозга, а именно, отправлять ненужные переживания в бессознательное. В основном в бессознательном хранятся негативные эмоции, воспоминания, образы, нерешенные проблемы и комплексы. Некоторые из них косвенно влияют на человека и никогда не выходили на уровень осознанности, а некоторые осознавались индивидом, но в силу своих негативных ощущений вновь были вытеснены в бессознательное. Большинство проблем вытесненные в бессознательное решить крайне сложно, так как они не осознаются человеком. А если их и перевести на уровень осознанности, то они сопровождаются для индивида дистрессом, и человек вновь и вновь пытается отправить их в бессознательное. Получается своего рода замкнутый круг. Все это сопровождается фантазией, так как она так же реальна для бессознательного, как и истинные переживания. Большинство образов, находящихся в подсознании только частично связаны с реальностью, и имеют большое влияние на человека, как и действительно произошедшие с ним события. Зачастую человек просто пытается придумать приятный для него сценарий решения той или иной ситуации для снятия напряжения, принимает ее и верит в надуманное. Но к сожалению, это всего лишь фикция. Тем временем весь приобретенный негативный опыт отправляется в подсознание и остается нерешенным.

На сегодняшний момент продолжаются исследования сознания и подсознания в рамках нейронауки, направленные на изучение механизмов работы этих двух составляющих психики человека.

При анализе полученных данных было выявлено, что сознание и подсознание важные элементы человеческой психики. Они играют в жизни человека значимую роль. Ведь для идеального управления своим сознанием, человеку нужно научится улавливать контекст передаваемой ему информации подсознанием.


Список литературы

1. Берн Эрик. Психика в действии. Пер. с англ. П.А. Самсонов. – Минск: Попурри, 2007. — 431с.
2. Выготский Л. С. Психология. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. — 1008 с. (Серия «Мир психологии»).
3. Дельгадо Х. Мозг и сознание. Перевод с английского канд. мед. наук Л. Я. Белопольского. Под ред. и с пред. проф. Г. Д. Смирнова. Изд-во «МИР» Москва, 1971. — 263с.
4. Зигмунд Фрейд «Психология Бессознательного». 2-е изд. СПб, «Питер», 2003. 400 с
5. Зинченко В. П. Сознание и творческий акт. — М.: Языки славянских культур, 2010. — 592 с: ил.
6. Психология: Учебник для гуманитарных вузов. 2-е изд. / Под общ. ред. В. Н. Дружинина. — СПб.: Питер, 2009. — 656 с.: ил. — (Серия «Учебник для вузов»).

Следующая статья →Принципы создания методической разработки практического занятия по дисциплине иностранный язык Расскажите о нас своим друзьям:

Глава 6. Сознание и подсознание. Гипсосознание

Глава 6. Сознание и подсознание

Мы знаем, что наш разум состоит из сознательной и подсознательной частей. Он словно айсберг, большая часть которого находится под водой и лишь малая — на поверхности. Большая часть, к которой мы не имеем сознательного и свободного доступа — это как будто другой человек внутри нас или незнакомое, загадочное, сложное и не подчиняющееся логике существо.

Для простоты не будем разграничивать подсознательное и бессознательное, поскольку различие между ними состоит только в степени пробужденности.

Сознательное и бессознательное мышление имеют ярко выраженные отличия и особенности. Рассмотрим некоторые из них.

Сознательное мышление:

1. Подчинено правилам логики.

2. Способно четко различать хорошее и плохое.

3. Подчинено социальным нормам, независимо от того, чего это стоит человеку.

4. Руководствуется чувством долга.

5. Основано на размышлении и самовыражении.

Бессознательное мышление:

1. Следует собственной логике, которая не подчиняется силлогизмам и принципам причины и следствия.

2. Не имеет развитой способности к дифференциации.

3. Нацелено только на собственное психофизическое благополучие и не считается с возможными последствиями поведения человека для окружающих.

4. Руководствуется принципом удовольствия.

5. Основано на эмоциях и развивается в результате их подавления.

Несмотря на то что сознание и подсознание представляют собой две различные личности в человеке, между ними, как уже было сказано, не существует четкой границы. В нашем мозге они действуют одновременно. Продукт умственной деятельности появляется вследствие смешения элементов сознания и подсознания. Например, когда мы принимаем какое-либо решение, мы не знаем, до какой степени на этот интеллектуальный процесс повлияли импульсы подсознания и подсознательно приобретенный опыт.

Вторжение бессознательного мышления, которое, как мы видели, не подчинено законам логики и суждения, может серьезно помешать интеллекту познать истину. Часто люди считают истиной то, что не имеет с ней ничего общего.

Уместно спросить, может ли человек знать, являлась ли его мысль сознательной или бессознательной. Даже при поверхностном рассмотрении этого вопроса можно столкнуться с непреодолимыми трудностями. Может ли мыслитель при помощи собственных инструментов познания оценить свои способности к анализу?

Определить способности других также трудно, поскольку анализирующий должен сначала оценить уровень своего сознания.

Можно ли рассматривать вторжение подсознания как функциональное нарушение или его следует считать нормальным, естественным и необходимым явлением?

Чтобы ответить на этот вопрос, вернемся к нашему разделению людей на «индивидов» и «антииндивидов» и к вопросу достижения уровня супрасознания.

У человека есть относительная свобода выбирать, чего он хочет достичь в жизни. Мы не должны судить, критиковать или обвинять тех, кто прозябает в невежестве, не стремясь к самопознанию. Невозможно, чтобы все были одинаковыми. Есть индивиды, антииндивиды, гении, глупцы, лентяи и т. п.

Для тех, кому безразлично познание Истины, низкий уровень сознания — нечто нормальное и естественное. Но те, кто считает своим долгом превзойти себя и достичь полной самореализации и зрелости, должны понимать, что им необходимо преодолеть расстройство подсознания.

Так же как существуют «антииндивиды», существуют и «антилюди», уровень сознания которых мало отличается от уровня сознания животных. Согласно нашей теории об уровнях сознания, именно сознание отличает человека от животного. Человеческие качества никак не зависят от интеллекта. Можно встретить людей с блестящим умом, имеющих ярко выраженные животные наклонности. В романе Роберта Льюиса Стивенсона «Странный случай с доктором Джекилем и мистером Хайдом» символически изображена животная основа нашего бессознательного.

Подсознание, как ребенок, не является ни хорошим, ни плохим, просто ему не хватает способности к суждению. Оно легковерно и быстро поддается внешнему влиянию и внушению. В определенной степени подсознание — это продолжение нашего детства. Где тот ребенок, которым каждый из нас был когда-то? Обычно мы считаем, что детство осталось в прошлом, уступив место зрелости. Тем не менее ребенок жив, но находится в латентном состоянии, он просто уснул благодаря воспитанию и образованию. В момент какого-либо напряжения ребенок вновь просыпается и начинает управлять мозгом, заставляя человека поступать неразумно, повинуясь детской реакции на страх, гнев или любовь. Если мы действительно хотим стать взрослыми, эмоционально и интеллектуально зрелыми, то должны воспитать и научить дисциплине этого ребенка.

Мы не осознаем, до какой степени мы все еще дети, играющие своей жизнью, избегающие реальности, ищущие укрытия в объятиях символической матери, усыпленные своими детскими фантазиями.

Редко кто способен воспринимать жизнь такой, какая она есть, смотреть в лицо реальности, не погружаясь в воображаемый мир, созданный по своему вкусу, как это делает испуганный ребенок, столкнувшийся с огромным миром, чтобы смягчить ощущение одиночества, беспомощности и беззащитности. Только истинно взрослый человек способен жить в реальности и принимать мир таким, каков он есть, не приукрашивая его, чтобы было легче жить.

Этот ребенок играет с нами злые шутки, влияя на наши сознательные планы. От него в значительной степени зависят наше здоровье, процветание и успех. В приступе страха неразумный ребенок может ослепить нас, сделать немыми, парализовать или, напротив, дать нам здоровье.

Он может систематически препятствовать нам зарабатывать деньги, а может и помогать. Если наши планы вызывают у него интерес, мы непременно добьемся успеха. Если же они ему безразличны, то мы будем продвигаться черепашьим шагом или вообще остановимся.

Как это ни парадоксально, но это неразумное существо различными способами управляет большей частью нашего мозга. Оно знает больше, чем наше сознательное «Я», и представляет собой тот «архив», где хранятся все происшедшие с нами события, все мимолетные ассоциации и подсознательные наблюдения. Мы ничего не можем сделать без разрешения и помощи нашего подсознания. Если оно не одобряет какое-то из наших предприятий, мы непременно потерпим неудачу, а если оно нас поддерживает, мы обязательно добьемся успеха.

Существуют доказательства тому, что некоторые серьезные физические заболевания могут быть вызваны подсознанием, которое по-детски пытается избежать определенных неприятных ситуаций.

Многие психосоматические заболевания возникают, когда человек пытается избежать того, что глубоко задевает его. Уходя таким образом от реальности, он ищет оправдание болезни.

Власть подсознания над нашей жизнью настолько сильна, что некоторым людям кажется, будто достичь определенных вещей им помогает вера в какого-нибудь святого. Действительно, если мы глубоко, истинно и искренне во что-то поверим, то этим добьемся содействия нашего подсознания.

Приведем цитату о глубокой вере из книги доктора Джона Файфера «Человеческий мозг»:

«Добровольного участника эксперимента гипнотизируют и говорят, что к его руке прикоснутся раскаленным железом. Он готов к самому худшему, и оно происходит. Даже если гипнотизер вместо раскаленного железа касается руки карандашом, пальцем или кусочком льда, эффект будет тот же. Испытуемый вскрикивает от боли и отдергивает руку. Ожидание ожога настолько велико, что прикосновение производит в организме такие же изменения, что и при настоящем ожоге. В месте «ожога» возникает настоящий волдырь, болезненный и долго не заживающий, словно он вызван реальной причиной».

Это явление обусловлено исключительно воздействием подсознания на организм. Состояние гипноза, как мы объясним далее, состоит в насильственном помещении сознания человека на очень низкий уровень.

Рассмотрим еще более интересное явление. Если человеку под гипнозом внушили, что когда к нему прикоснутся пальцем, это обожжет его как раскаленным железом, то даже после окончания гипноза он получит ожог, несмотря на то что бодрствует и находится в полном сознании. Этот человек — жертва непреодолимого воздействие своего подсознания.

Поняв, что это воздействие обусловлено только силой убежденности, мы ужаснемся тому, насколько велико влияние веры, если она достаточно глубока.

Рассмотрим, что происходит при высоком уровне сознания. Ментальная деятельность, контролируемая подсознанием, уменьшается, в то время как доля сознательного мышления увеличивается. Другими словами, повысить уровень сознания означает дать сознание подзнанию. То есть мы можем держать нашего ребенка под контролем и управлять им до тех пор, пока сохраняем высокий уровень сознания. Это одна из целей гипсосознания. Придавая исключительное значение взаимодействию сознания и подсознания, рассмотрим роль гипноза в сохранении низкого уровня сознания.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Глава 1. Конфликт сознания с подсознанием. С неврозом по жизни

Глава 1.

Конфликт сознания с подсознанием

Понятие «бессознательное» навсегда связано в сознании человечества с именем Зигмунда Фрейда – основателя психоанализа. Впрочем, это не совсем правильно или даже совсем неправильно. О том, что наши действия зачастую бессознательны, первым в новой истории сказал знаменитый философ и математик Лейбниц, а после него еще с десяток не менее известных и уважаемых людей. Особенно существенный вклад в разрешение этой головоломки сделали, как это ни покажется странным, наши соотечественники – И. М. Сеченов, И. П. Павлов, А. А. Ухтомский, Л. С. Выготский и др., но, как известно, нет пророков в своем отечестве.

Так или иначе, но тема «бессознательного» сегодня более чем актуальна. Именно из-за того, что сознание и подсознание находятся в ситуации «ближневосточного конфликта», невроз и приобретает характер хронического процесса в нашем человеческом общежитии.

Неудовольствие желания

У любого человека, по большому счету, одна-единственная проблема – это его желания. Когда много желаний, то совершенно непонятно, что с ними делать, но если уже вовсе нет желаний – это депрессия, а потому ничего хорошего. Как ни крути, с этими желаниями, будь они неладны, нужно что-то делать…

Если верить легенде, то первым вопрос о пагубности желаний поставил Сиддхартха Гаутама Будда. Он был принцем, его жизнь ограничивалась огромным дворцом, где он и жил припеваючи. Оберегали юношу от любых жизненных перипетий и неприятностей самым серьезнейшим образом. Не ведал этот затворник никаких невзгод. Но когда ему минуло 30 лет, почувствовал принц себя неуютно в своей золотой клетке и решил посмотреть на мир. Тайно покинув дворец, он оказался в городе. Там ему повстречался несчастный нищий, просящий милостыню, потом калека, изнемогающий от болезней, а в довершение всего мимо прокатила погребальная процессия. Сиддхартха был потрясен! «Мир есть страдание», – решил он.

Мудр тот, кто потушил костер своих страстей, умерил чувства, отказался от всех желаний и избавил свое сердце от вожделения, только такой мудрец правильно шествует своей верной дорогой.

Гаутама Будда

Причину человеческого страдания Будда отыскал почти сразу – все дело в желаниях. Действительно, не было бы у человека желаний, он бы и не расстраивался, что у него нет пищи и крова, что здоровье его ни к черту, а смерть стоит за порогом. Только тогда, когда он чего-то хочет (того, другого, третьего), тогда и будет разочарован, тогда и потерпит фиаско. Все проходит, и нет ничего постоянного, а потому и близкие, и деньги, и здоровье, и сама жизнь – все это рано или поздно будет у человека отнято. Сначала Сиддхартха принялся избавляться от желаний, став аскетом. Он углубился в дремучие джунгли, сел в позу лотоса и в течение почти трех лет не двигался с места, питаясь лишь тем, что само оказывалось у него на губах. Будучи в двух шагах от смерти, Сиддхартха осознал, что истина лежит совсем в другой плоскости, что желания сами по себе иллюзорны, а потому отказ от них не требует физического умерщвления плоти. Так Сиддхартха прозрел и стал Буддой.

Отказаться от желаний – вот рецепт, который Будда прописал бестолковому человечеству. Можно аскетировать, а можно и «прозреть», т.е. стать Буддой. Желающие могут попробовать, хотя лично я, по крайней мере первый вариант, не рекомендую. Не справившиеся со статусом Будды становятся невротиками: есть желание, но нет возможности, – и вот вам невроз. Проблема, по большому счету, состоит в том, что большая часть наших желаний не осознается должным образом, а потому и самому человеку они далеко не всегда известны. Эти желания удерживаются нашим сознанием и здравыми рассуждениями глубоко внутри психики, поскольку кажутся зазорными и невозможными в принципе. Иногда, впрочем, этот «внутренний конфликт» выходит на поверхность.

Например, женщина давно не испытывает влечения к своему мужу, но живет с ним по ряду «объективных» причин. Или женатый мужчина испытывает влечение к какой-то женщине, но запрещает себе иметь с ней интимные отношения по «моральным соображениям». Психологический конфликт налицо. Для сознания тут все просто и понятно: нельзя так нельзя, а надо – значит надо.

Социальное давление, оказываемое обществом, является фундаментом наших моральных ценностей.

Амитай Этциони

Но бессознательное «железной логики» сознания понять не может. Тут-то и разворачивается драма: у женщины сердце начинает из груди выпрыгивать, мужчину тревога одолевает, или депрессия у них обоих развивается. Можно, конечно, покивать на магнитные бури (они и вправду шалят нынче), но отрицать «психологическую природу конфликта» – значит ставить самого себя в дурацкое положение. Если сознание не отыщет общего языка с подсознанием, то конфликт их способен скушать всю жизнь человеческую без остатка. А если все это смешивается еще и со смертельной скукой, то невроза или, по крайней мере, тотальной невротичности не избежать.

Сексуальный революционер

Фрейд начал свою жизнь в викторианскую эпоху, когда не у нас, а на Западе «секса не было», и закончил на рассвете сексуальной революции. В этом смысле судьба Фрейда напоминает судьбу В. И. Ленина, разница только в том, что первый разрабатывал тему сексуальных, а второй – классовых отношений. Сексуальность рассматривалась как единственный способ продолжения человеческого рода. Но Фрейд предположил, что роль сексуальной сферы значительно разнообразнее, что она определяет функционирование всей человеческой психики. Конечно, тогда подобная идея казалась смехотворной, и сейчас данное предположение выглядит комичным, однако между «тогда» и «сейчас» пролегла целая эра, – эра сексуализма.

Фрейд постулировал: поведение человека определяется его бессознательным. Последнее же – не что иное, как естественная сексуальность, подавленная и вытесненная из сознания. Роль эксплуататора и поработителя была отведена культуре, а содержание бессознательного трактовалось с помощью древних мифов (например, об Эдипе), что, конечно, чистой воды маркетинговый ход. В целях популяризации своего открытия Фрейд использовал, с одной стороны, общественный интерес к мифологии, на рубеже веков весьма популярной, с другой стороны, – революционную ситуацию в области сексуальности, когда низы не могут, а верхи не хотят.

Низы к концу XIX века устали от сексуального подавления, а чем обосновать это подавление, общественная мораль уже не знала. Научная революция смела на своем пути все религиозные догмы, но их пережитки в виде «запрета на сексуальность» остались. Все мы хорошо знаем, что хранить тайну – дело наисложнейшее! Все мы хорошо знаем, что рассказать кому-то о своих переживаниях и чувствах – высшее наслаждение! Вот почему человеку викторианской эпохи хотелось сбросить покрывало таинственности с секса, вот почему подобное разоблачение вызывало в этом человеке бурю целительных положительных эмоций.

Техника психоанализа была и простой, и сердитой одновременно. Пациент ложился на кушетку и, не глядя на доктора, чтобы не смущать и не смущаться, рассказывал ему о всех тайнах своего сексуального бытия. Через 45 минут он чувствовал себя почти заново родившимся! И такое счастье целых три раза в неделю из года в год! Какие слова и теории источает в этот момент доктор, существенной роли не играет. Главное, чтобы я мог говорить, а он бы меня слушал, эффект не заставит себя ждать.

Все считают, что я отстаиваю научный характер своей работы и что сфера моей деятельности ограничивается лечением психических заболеваний. Я ученый по необходимости, а не по призванию. В действительности я прирожденный художник-беллетрист.

Зигмунд Фрейд

Впрочем, достаточно скоро эффективность этого способа лечения стала катастрофически падать! Конечно, ведь постепенно, вследствие устранения пресловутого «запрета», появилась возможность говорить о сексуальности не только с доктором, но и с другими людьми, причем бесплатно. Психоаналитикам приходилось все больше и больше трудиться, идти на новые и новые ухищрения, чтобы привлечь к себе публику, чтобы объяснить ей, будто бы только они – психоаналитики – являются лучшими слушателями рассказов о сексуальных тайнах. Революция, как известно, кровожадна, она поедает своих собственных отцов-основателей. Подобная участь постигла и психоаналитиков, выполнивших в истории психотерапии роль то ли французских якобинцев, то ли большевиков отечественного разлива. В настоящее время психоанализ так же своевременен, как и утюг, работающий на углях. Эффективность современных психотерапевтических методов с психоаналитическими несопоставима, в США с неврозами работает только 1% психоаналитиков, остальные же 99% – психотерапевты. Впрочем, все это ничуть не умаляет исторической роли психоанализа, который прорубил в свое время окно в Европу, потом в Америку, а совсем недавно постолярничал и в России.

Три заветных желания

Кажется, что у человека целая бездна самых разнообразных желаний. Чего бы вам хотелось? Если подойти к ответу на вопрос обстоятельно, то перечислять можно долго, начиная от желания потреблять кислород в определенных количествах (задержите дыхание секунд на 40, и никаких сомнений в наличии этого желания не останется) и заканчивая желанием обрести полную и окончательную свободу от всего и вся (в том числе и свободу от желаний). Если же отвечать на вопрос о желаниях, памятуя, что человек в основе своей – это его предки по человеческой линии и родственники животного царства, то оказывается, что желаний у нас всего лишь три.

Да, у каждого из нас три заветных желания, причем у всех они одни и те же! Во-первых, мы хотим жить, во-вторых – занимать лидирующее положение среди своих сородичей, в-третьих – продолжить свой род. Речь идет о трех базовых инстинктах, которые и определяют все наше поведение, – это инстинкт самосохранения, предназначенный для личного выживания, инстинкт самосохранения группы, инстинкт самосохранения вида.

Может показаться странным, что кроме личного выживания мы обеспокоены еще и выживанием нашей группы (окружения), а также всего нашего вида в целом. Впрочем, почему это кажется человеку странным, – понятно, ведь он единственное существо на этой планете, которое страдает сепаратизмом, осознавая собственное «я», т.е. свою, отдельно ото всех стоящую «личность». Животное же является силой безличной, оно, не знающее ни о себе, ни о своей смертности, есть неиссякаемый источник тотального влечения к жизни. Единство его группы, выживание его вида и его личное выживание сплетены здесь в единое целое. Ни один зверь не мыслит себя самостоятельным существом; защищая целостность своей группы, он защищает самого себя, продолжая свой вид, он выступает в качестве индивидуального представителя всего своего вида. И все это – не какой-то там вымученный абстрактный альтруизм, но естественное желание жить! Всякое животное внутри себя самого есть одновременно и своего рода «субъект», и представитель группы, и представитель вида – все трое в одном лице.

Слова и символы так же относятся к миру реальности, как карта к территории, которую она представляет. Мы живем по воспринимаемой «карте», которая никогда не есть сама реальность.

Карл Роджерс

Конфликты между животными одного вида – дело частое. Но сами эти конфликты являются важным элементом сохранения вида в целом. Представьте себе на секундочку, что животные какого-нибудь вида находились бы друг с другом в состоянии тотального мира. Что бы из этого вышло? Вышла бы серьезнейшая катастрофа, ведь в этом случае ничто не заставило бы их осваивать новые ареалы обитания! В результате они либо съели бы всю пищу в месте своего проживания и погибли от голода, либо оказались заложниками своего ареала – случись что (пожар, наводнение, извержение вулкана, ледник и т.п.), все бы в одночасье и вымерли. Нет, положительно, животные одного вида должны друг с другом ссориться и таким образом, отселяясь, завоевывать новые и новые территории. Короче говоря, ссоры (агрессия) внутри одного вида – вещь первостепенной важности для сохранения самого этого вида!

Но расшифруем эти три желания, составляющие плоть и кровь нашего подсознания.

Потребность в личном выживании проявляется стремлением сохранить собственную жизнь, защитив себя от разнообразных невзгод и напастей. Страх здесь наиважнейшая сила: и голод, и хищник, и новые жизненные обстоятельства (т.е. неизвестность) вызывают у животного чувство острого страха. Этот страх и вынуждает зверя действовать, решать проблему – искать пропитание, спасаться от хищника, с предвзятостью изучать неизвестное и т.п. Если бы у животного не было этих страхов, то от него в считаные минуты остались бы рожки да ножки!

Потребность в сохранении группы проявляется стремлением достичь лидирующей позиции, которая гарантирует, с одной стороны, большие возможности к личному выживанию (лидер, как известно, первым «дегустирует» добычу, он же обладает и «правом первой брачной ночи»). С другой стороны, наличие лидера поддерживает стабильность группы, где, благодаря единоначалию, каждый выполняет свои задачи для достижения общей цели. Лидер (вожак) устанавливает порядок, пресекая всякие попытки своих «подчиненных» к взаимному выяснению отношений, чем и защищает друг от друга своих неразумных собратьев.

Простой социальный контакт порождает стимуляцию инстинкта, повышающего эффективность каждого отдельного работника.

Карл Маркс

Наконец, потребность в продолжении рода, а проще говоря, сексуальная потребность. Сила этого влечения в животном царстве вряд ли может быть понята нами – людьми – в должной мере. Это не развлечение, это вопрос принципиальной важности! На половую активность толкает животное не жажда удовольствий, а неведомая сила, подчиняющая себе каждую клеточку его существа. Животные, повинуясь половому инстинкту, совершают поступки, немыслимые для человека. Помните павлина, который, дабы понравиться самке, отрастил себе хвост, приковавший его к земле? А на что идет тетерев ради привлечения самки? Он, токуя, заливаясь в своей призывной песне, глохнет, что делает его чудовищно уязвимым. Наконец, все эти безумные осетровые и другие «драгоценные сорта рыбы»! Они же идут на нерест как на верную смерть, и ради чего? Ради того, чтобы, не задумываясь о себе, продолжить свой род! Любовные подвиги Ромео и Джульетты выглядят на этом фоне как ничем не примечательные и бессмысленные шалости.

Мы до того исковеркали себя, что даже самые естественные наши побуждения подчинили искусственным примесям. Мы суживаем и расширяем их по своему усмотрению, мы отдаем их в жертву всевозможным жизненным компромиссам, забыв совершенно, что самое свойство естественных чувств таково, что они не подчиняются ни человеческому произволу, ни, тем менее, каким-то компромиссам.

М. Е. Салтыков-Щедрин

Конечно, мы не звери, но в основе, в сердцевине нашего существа лежат все те же инстинкты. Каждым из нас подсознательно владеет страх смерти, желание власти и сексуальное вожделение – проявления трех ипостасей целостного инстинкта самосохранения! Вот так все незамысловато… Впрочем, этой незамысловатости вполне достаточно, чтобы сделать нас образцовыми невротиками. Наше погрязшее в морализаторстве сознание всеми фибрами своей души протестует против первого, второго и третьего – против «постыдного» страха, против «недопустимой» жажды власти, супротив «аморализма» сексуальности! Да, налицо конфликт! Подсознание, движимое этими тремя желаниями, диктует свои законы, а выкованное моральными устоями сознание грозит ему пальчиком и противится. Подобный конфликт готов в любой момент перерасти в войну, но силы здесь не равные. Сознание, конечно, будет сопротивляться до последнего, но без посторонней помощи (в лице психотерапевта) шансов у него нет.

Грехи мои страшные, грехи мои тяжкие

Подсознание, преследуя свои цели, будет наступать, а сознание – пытаться сохранить хорошую мину при дурной игре. Мы страстно желаем, чтобы никто не узнал о наших страхах, нам стыдно и страшно, и зачастую мы скрываем собственные опасения даже от самих себя. Мы пускаемся во все тяжкие, чтобы оправдаться, отмыться от позора собственного страха, мы с отчаянием, даже не веря в успешность своего предприятия, выдаем желаемое за действительное, всячески выгораживаем себя. Только бы никто не догадался, что мы «малодушничаем»! Мы думаем, что это только наш грех, на самом деле им поражены все без исключения.

Согласно нашему пониманию, увидеть и узнать человека означает вырвать его из пут его израненного, распаленного, но бессильного стремления к богоподобию и склонить к незыблемой логике совместной жизни, к социальному чувству.

Альфред Адлер

С властью все еще сложнее! Хотим ли мы власти? Так, чтобы руководить страной или миром – вряд ли, подобных безумцев считанные единицы. Но стремление к власти – это отнюдь не жажда формального титула, это иное – это желание навязывать другим свои желания, свое видение мира. Мы бы удовлетворили свое желание власти, если бы могли заставить других людей испытывать нужные нам желания. Эти устремления куда более амбициозны, нежели невинное, в сущности, желание стать президентом! Нам неловко желать власти над людьми, но жажда власти над умами и душами – это полное бесстыдство. Не удивительно, что и здесь наше сознание пытается скрыть правду, представить это стремление в благородном виде: «Я же делаю это для тебя, для твоего блага! Ты просто не понимаешь!»

Принудительная мораль супружеских обязанностей и семейного авторитета является моралью трусов, боящихся жизни, и импотентов, не способных пережить благодаря собственной силе любви то, что они хотят обрести с помощью полиции и брачного права

Вильгельм Райх

Наконец, секс. Вот уж, действительно, «поганое место». Сам по себе секс, конечно, не порок и не исчадие ада, даже напротив, дело важное и полезное. Но нам трудно себе признаться, что большая часть наших «благих поступков» в основе своей содержит сексуальное влечение. Мы помогаем тем людям, которых считаем привлекательными, мы делаем хорошие дела, чтобы получить одобрение со стороны лиц, которых считаем привлекательными, мы вообще очень любим этих «привлекательных лиц».

Хочется думать, что наши поступки – следствие нашего альтруизма и душевной чуткости, но на самом деле они имеют совершенно отчетливую эротическую подоплеку. Если мы этогоне осознаем, тем хуже для нас. И здесь опять конфликт между сознанием и подсознанием: подсознание хочет, а сознание запрещает или смещает желание из сферы плотской в сферу платоническую. Получается игра молодых девушек: вроде бы и «да», но «нет», «и хочется, и колется, и мама не велит». Только эта «мама» – никакая не мама, а сознание. Отдаться первому встречному, который «так хорош, что спасу нет», или двинуть из семьи на покорение новых «женских крепостей» – поступки для сознания недостойные, но для подсознания весьма и весьма желанные.

Вот и оказались мы, благодаря сознанию и подсознанию, между молотом и наковальней. Каков результат? Формирование невроза, который характеризуется наличием того или иного «невротического симптома».

Сокрытая сексуальность

О том, что сексуальность определяет все человеческое существование, одновременно заявили два исследователя – Зигмунд Фрейд и Отто Вейнингер. Последний, наверное, был куда более талантлив, но судьба к подлинным гениям немилосердна. Отто Вейнингер опубликовал свою поистине фантастическую работу «Пол и характер», когда ему был 21 год – в 1900 году. В ней он предвосхитил многие последующие «открытия» Фрейда и сформулировал первую научную теорию бисексуальности. Уже в 22 года он был профессором Венского университета, а по всей Европе немедленно возникли научные организации его последователей и почитателей. Когда же юному гению исполнилось 23 года, он снял комнату в доме, где умер Бетховен, и этой же ночью пустил себе пулю в сердце. Без всякого преувеличения Вейнингер – самый юный из всех признанных научных авторитетов такого масштаба. Его книга только при жизни автора, т.е. в течение двух лет, претерпела 17 переизданий!

Так вот, в свой книге Отто пишет, что даже дружба возможна только в том случае, если между двумя этими людьми существует определенная степень сексуального притяжения. «Хотя половая возбудимость, – пишет Вейнингер, – представляется противоположностью и оскорблением дружбы, но между мужчинами дружба вне полового, хотя бы и бессознательного, элемента невозможна. Доказываетсяэто уже невозможностью дружбы между мужчинами, не симпатичными друг другу по внешности». Впрочем, надо думать, что ни один мужчина, испытывающий дружеские чувства к другому, никогда не признается в том, что в их дружбе есть и сексуальный момент. Почему не признается? Да потому, что его сознание против, и хотя его подсознательное сексуальное влечение доказывается фактами, сознание будет отрицать все и вся до потери своего сознания.

Мужчина и женщина являются как бы двумя субстанциями, распределенными в самых разнообразных соотношениях в живых индивидуумах, причем коэффициент ни одной из этих субстанций не может равняться нулю. Можно даже сказать, что в области опыта нет ни мужчины, ни женщины. Существует только мужественное и женственное.

Отто Вейнингер

Впрочем, раз уж речь зашла о фактах, то как вам следующий? Патриция Розелл исследовала работающих канадцев. Внешняя привлекательность оценивалась ею в баллах – от одного до пяти. Выяснилось, что на каждую дополнительную единицу привлекательности люди зарабатывали в среднем на 2000 долларов в год больше! Иными словами, мужчины и женщины, бывшие «особенно красивыми», получают в среднем на 10 000 долларов в год больше, нежели «особенно некрасивые» мужчины и женщины. Объективно красивые люди не умнее и не талантливее некрасивых. Более того, в том случае, если красавцы и красавицы полагаются только на свою внешность, они вряд ли будут заинтересованы в том, чтобы развиваться в каких-то других направлениях, т.е. в меньшей степени мотивированы на образование, повышение уровня профессиональных навыков и личностных качеств. В чем же загадка их удачливости?

За ответом далеко ходить не придется. Кто берет этих «красавчиков» и «красавиц» на высокооплачиваемую работу, кто предоставляет им эти преференции? Их потенциальные начальники, наниматели. Чем же руководствуются последние, осуществляя свой выбор? Судя по приведенным данным канадского исследования, они руководствуются сексуальной привлекательностью нанимаемых сотрудников, т.е., в конечном счете, своим собственным сексуальным влечением. Явление это поголовное, но вряд ли эти наниматели сознаются в том, что, осуществляя свой выбор, они слушают не свое сознание (оно, в свою очередь, конечно, будет все отрицать: «Никакого секса! Только профессиональные качества!»), а свое подсознание и скрытое в нем сексуальное влечение.

Великая роль «симптома»

К психотерапевту обращаются с самыми разнообразными симптомами – страхами, полным отсутствием настроения, тотальной усталостью, апатией (ничего не хочется делать), вспышками раздражительности и т.п. В качестве симптома выступают навязчивые состояния, когда «что-то постоянно гоняешь в голове», «не можешь переключиться», «думаешь об одном и том же» и т.п. Кроме того, часты жалобы на телесные недомогания, корни которых уходят в психологические проблемы – это головные боли, нарушения сна, сердцебиения, ощущение перебоев в работе сердца, слабость, чувство затрудненного дыхания, перепады артериального давления, остеохондроз (об этом мы будем говорить ниже).

Когда вы знаете что-то, признайте, что вы это знаете; а когда вы не знаете чего-то, согласитесь, что вы этого не знаете; в этом мудрость.

Конфуций

Почему возникают эти симптомы? Легче всего списать их на «объективные стрессы», например, на пресловутые жизненные трудности, переживания в связи с внезапной смертью дальнего родственника, а также на конфликты в семье, проблемы на работе, непослушание ребенка, плохое самочувствие и т.п. Но ведь у большинства нормальных людей возникают трудности на работе и дома, у каждого нормального человека бывают проблемы со здоровьем, все это не уникально. Однако у кого-то развивается невротический симптом, а у кого-то нет. Невротический симптом не способствует разрешению возникших проблем, даже напротив, усугубляет трудности. Тогда зачем он появляется? Его появление нелогично! Конечно, истинная природа симптома – не формальный стресс, связанный с какими-то жизненными неурядицами. Природа симптома – конфликт, в который вошли друг с другом сознание и подсознание.

Представим себе молодую, весьма привлекательную особу, подсознание которой ждет не дождется страстного «демонического мужчину», чтобы предаться с ним счастью и мукам сексуального общежития. Однако наша девочка хорошо воспитана и знает, что «секс в жизни не главное», «главное, чтобы человек был хороший». Тут возникает проблема, поскольку если мужчина – «человек хороший», то «демонический мужчина» из него никак не получается. Вместо безумия страсти она получит реверансы и поддакивания. Сознанию-то только этого и нужно: и уважение тебе, и хорошее отношение. Но для подсознания, жаждущего страстной «ночи любви и ласки» на сеновале, подобный «ухажер в пенсне» никаким образом не подходит! Не хочет оно «хорошего человека», а хочет «демона во плоти»! Тем временем «хорошие люди» напирают и жаждут вести девушку под венец! Катастрофа! Что делать?!

То что живо – само по себе разумно. Оно становится карикатурой, если ему не дают жить.

Вильгельм Райх

Подсознание начинает протестовать. Как? Очень просто: оно дурачит сознание! Однажды утром наша героиня смотрится в зеркало и с удивлением замечает, что она чудовищно толстая. На самом же деле она совсем не толстая, и при росте 175 см она весит всего 55 кг. Но ей кажется, что она толстая. Решение возникает незамедлительно: прежде чем выйти замуж, я должна похудеть как минимум до 50 кг. И пошла невротическая свистопляска! Красавица отказывается от еды и через 2 месяца достигает заветных 50 кг. Теперь-то замуж за «хорошего человека»? Ну нет, дудки, не на тех напали, подсознание просто так не сдается!

Будучи 50 кг весу, наша героиня вдруг испытывает чудовищный, непреодолимый жор, садится к холодильнику и не отходит от него две недели. Придя в себя, она бежит к весам – и, о боже, 62 кг! Немедленно худеть! И все начинается по новой. Доходим даже до 48 кг, но вот снова жор. Мы едим и, чтобы не растолстеть, сразу после приступа обжорства бежим к унитазу, засовываем себе два пальца в рот и исторгаем оба только что поглощенных батона белого хлеба. Теперь осталось сделать из этого комплекса мероприятий «голодание – обжорство – рвота» полноценную привычку…

В результате вместо дворца бракосочетания она в кабинете у психотерапевта, т.е. у меня. Через пять минут разговора выставляю диагноз: «Нервная анорексия. Булимический вариант». Еще через десять минут спрашиваю: «А как дела с либидо обстоят? Сексуальное влечение есть? Половую жизнь ведете?» «Да какая там половая жизнь, доктор! – восклицает моя собеседница. – Никакой половой жизни нету, а, главное, теперь и не хочется! Мне бы от этих рвот избавиться и похудеть до 50 кг». Я снова спрашиваю: «А вот тот молодой человек, который к вам сватался… Как он?» «Ну, как-как. Переживает за меня. Я-то теперь как переживаю! Он такой замечательный, разве же я могу с этой своей рвотой за него замуж выйти! Это будет нечестно с моей стороны». Блестяще! Мы наблюдаем полную и безоговорочную победу подсознания над сознанием. Уточним, что же все-таки происходит…

Посватался к девушке «положительный» молодой человек, правда, «не орел». Сознание – за, а подсознание – против. Все ее страстное женское существо ожидало «рокового мужчины», а явился этот – ни рыба ни мясо. Сознание говорит: «Под венец!», а подсознание – «Ни за что!» – и начинает действовать. Как? Сначала оно исподволь заставляет сознание найти повод, позволяющий отложить свадьбу. Повод отыскивается быстро: «Толстая, не гожусь я пока в жены, надо похудеть». Худеем до 50 кг. Цель достигнута – надо под венец, но снова прежний конфликт. И подсознание выкидывает новый крендель: жор.

Картина невроза в целом, так же как и все его симптомы, находятся под влиянием воображаемой конечной цели, мало того – спроектированы ею.

Альфред Адлер

Конечно, голод нашей героини велик не настолько, чтобы за две недели набрать 12 кг, но если подсознание просит… Итак, уже 62 кг, а жор не прекращается. Начинаем вызывать рвоту: сначала, конечно, неприятно, но потом входит в привычку.

Теперь мы худеем, объедаемся, вызываем рвоту и более ничем другим уже не занимаемся. Проблема с едой становится такой значительной, что она совершенно вытесняет всякое сексуальное желание, «не до него теперь». Коллизия с половым инстинктом благополучно сместилась в сторону коллизии пищевого рефлекса. Сексуальное желание поутихло, о свадьбе теперь не может быть и речи, поскольку «я больна», «не могу быть ему обузой». Между сознанием и подсознанием восстанавливается долгожданный мир, все, кажется, в полном порядке. Только есть один нюанс: перед нами женщина, страдающая тяжелым неврозом.

Вот что такое невроз: это проблема – конфликт сознания и подсознания, который решается с помощью создания еще одной, т.е. второй проблемы. Проблема, породившая этот невроз, решена обходным путем – с помощью формирования симптома, нивелирующего конфликт между сознанием и подсознанием. И с одной проблемой жить трудновато, а с двумя и вовсе мучительно, но что поделать – ни сознание, ни подсознание сдаваться не желают. Человек, занятый своим «симптомом», ко всему остальному становится равнодушен, пускает, так сказать, жизненные перипетии побоку. Вариантов у невроза неисчислимое множество, но всегда это гегемония симптома над всей остальной жизнью.

Если человек считает, что у него рак, а врачи не могут его найти, о чем этот человек должен беспокоиться? Как, по-вашему? О том, что у него проблемы на работе, или о том, что в семье дела не ладятся, или что жена ему изменяет (или что муж с ней не спит)? Нет, конечно, страх смерти, страх «пропущенного врачами» рака затмит все эти столь ничтожные (с высоты такой-то проблемы!) жизненные неприятности! Так что выяснять отношения с родственниками и начальником мы не будем, а лучше представим себе, как им будет совестно на похоронах! Измены жены можно не замечать – у нас обследования, процедуры: «Я не рогатый, я больной!» Муж не ласкает? Ну, что поделаешь… Развод? «А куда я пойду? А как же дети? А как же деньги?.. Нет, решено, я больна, а если он где-то на стороне и справляет свою нужду, то от больной жены все равно не может уйти. Поэтому, извините, я болею!»

Хотя они во многих отношениях поверхностны, симптомы невротика – наиболее очевидные аспекты его проблем. Это то, от чего он хочет избавиться, не зная, насколько серьезный конфликт за ними стоит. Симптомы не разрешают базовый конфликт невротика, но смягчают его. Это – реакции, стремящиеся устранить конфликт, и они частично успешны. Когда появляется успешный симптом, он подкрепляется, поскольку уменьшается невротическое страдание. Таким образом, происходит научение симптому, как «навыку».

Д. Доллард и Н. Миллер

Конечно, все приведенные здесь реплики – лишь реконструкция своеобразной беседы, которую ведут между собой сознание и подсознание человека, страдающего неврозом (сам человек этих «тайных переговоров», конечно, не осознает). Подсознание не идет ни на какие уступки – если не хочет, то и не заставите, если боится, то боится; а сознание сохраняет хорошую мину при дурной игре. Вот и весь невроз.

В результате появления симптома человек (его психика) испытывает некоторое облегчение – было у него много проблем, а стала всего одна. Но какая! Постепенно дело обретает новый поворот, поскольку проблемы, вытесненные симптомом, никуда на самом деле не исчезают, а зачастую только усиливаются. Например, у человека проблемы с начальством на работе, он начинает хандрить, ни о чем думать не может, кроме как о своем кажущемся раке. Продуктивность его деятельности, конечно, существенно снизится, но начальник-то не знает, что его подчиненный из-за него, из-за этого начальника, неврозом страдает, и потому начинает пилить своего подчиненного пуще прежнего. Как поведет себя симптом? Он от этой «пилки» только усилится, вот так и возникает порочный круг.

Итак, в результате возникновения невротического симптома проблем у человека становится не меньше, а больше. Ситуация же оказывается патовой. С одной стороны, избавиться от симптома – значит столкнуться с жизненными проблемами, от которых ты так успешно сбежал в свой невроз. С другой стороны, и сам невроз докучает. С третьей стороны, жизненная ситуация изо дня в день ухудшается, поскольку отставленные проблемы усугубляются. Вот и стоит такой человек, как витязь на распутье: направо пойдешь – коня потеряешь, налево пойдешь – сам не воротишься. Остается один путь – прямо к психотерапевту, без которого такую ситуацию уже никак не решить…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Сознательный, бессознательный и сверхсознательный разум

Если мы обратим более пристальное внимание на наше внутреннее «я», мы поймем, что наш разум — это триединство сознательного, бессознательного и сверхсознательного разума. Давайте внимательнее рассмотрим все три уровня сознания, чтобы лучше понять, как работает наш разум.

Что такое сознательный разум?

the conscious mind Сознательный разум можно рассматривать как компьютерную функцию разума. Сознательный разум играет уникальную роль: он защищает нас.

Давайте посмотрим, как это работает вместе с двумя другими функциями разума, чтобы мы осознавали идеи и информацию, которые приходят к нам в тонких, едва заметных сообщениях.

Обсуждая силу сознательного разума, Э. Стэнли Джонс однажды сказал:

Сознательный разум определяет действия, бессознательный разум определяет реакции; и реакции так же важны, как и действия.

Для большинства людей именно наше сознание определяет, кто мы есть.Однако на самом деле наш сознательный разум — лишь небольшая часть того, кем мы являемся на самом деле. Это очень малая часть того, как три функции нашего разума позволяют нам общаться со Вселенной.

Тот факт, что наше сознание легко доступно, не означает, что это инструмент, который полностью определяет, кто мы, что мы делаем и почему мы это делаем. Это просто средство общения, которое позволяет нам легко общаться с помощью речи, изображений, письма, физических действий и поверхностных мыслей.

Роль сознательного разума

Наш сознательный разум — это наш объективный разум. У него нет памяти, и он может удерживать только одну мысль за раз. Он функционирует, чтобы идентифицировать поступающую информацию с помощью наших органов чувств; зрение, звук, запах, вкус, осязание и осязание.

Наше сознание постоянно наблюдает и классифицирует (иногда правильно, а иногда неправильно) то, что происходит вокруг нас. Это часть нашего разума, которой нельзя полностью доверять.

Он постоянно сортирует впечатления и, следовательно, решает, какие из них актуальны, а какие нет.

Подсознание часто находится под влиянием прошлых действий и ранее ошибочных решений и похоже на двоичный компьютер. Он принимает или отвергает вещи простым «да» или «нет», чтобы принять решение. Он работает с одной мыслью за раз: положительной или отрицательной, да или нет.

Преимущество такого мышления — сохранить нашу жизнь. Это позволяет нам быстро принять решение «идти, не идти». Наше подсознание, с другой стороны, похоже на огромный банк памяти. Его емкость практически неограничена и постоянно хранит все, что с нами когда-либо происходит.

Подсознание у руля

Теперь, когда вы знаете, как работает сознательный разум, давайте поближе познакомимся с подсознанием, его ролью в нашей жизни и его связью с интуицией.

I

conscious vs unconscious mind Исследуя уровень, который находится чуть ниже уровня нашего сознательного осознания, мы приходим к подсознанию. Это часть нашего разума, которая записывает все, что мы делаем; каждое действие, которым мы занимаемся, каждая мысль, которая у нас есть об этом, а также симпатии и антипатии, с которыми мы сталкиваемся каждый день.Это часть нашего разума, которая управляет колесом, когда мы спим, мечтаем и ведем себя в соответствии с убеждениями, о которых мы не подозреваем.

Хотя подсознание ничего не забывает, эта часть нашего сознания остается скрытой от нашего повседневного сознания. Однако это не исключает его влияния на то, как мы думаем и действуем в нашем сознательном состоянии.

Другими словами, подсознание влияет на многое из того, что мы делаем каждый день, но это влияние исходят из прошлых действий и привычек, которые мы на них создали.Это означает, что идеи, извлеченные из подсознания, не будут новыми и творческими.

Именно наше подсознание придает смысл всем нашим взаимодействиям с миром — то есть, поскольку оно фильтруется через ваши убеждения и привычки.

Узнайте, как изменить реальность и сделать невозможное возможным в этом бесплатном мастер-классе >>

Как работает подсознание

Подсознание передает информацию через наши чувства, эмоции, воображение, ощущения и мечты.Наше нынешнее понимание сознания жесткое. Он не в состоянии признать сознательные переживания вне определения нормы. Такой опыт считается фальшивым, ненормальным или неестественным.

Нормальное сознание связано с землей и нормально только в том смысле, в котором оно хорошо известно; вы осознаете что-то снаружи, а также некоторые специфические психические функции, происходящие внутри.

Важно знать, что наше подсознание не может выйти за рамки установленных норм — оно автоматически реагирует на ситуации, используя ранее сохраненные поведенческие реакции.Он работает без ведома или контроля сознательного ума. Вот почему мы часто не осознаем своего поведения.

Исследования, проведенные еще в семидесятых, показывают, что наш мозг начинает готовиться к действию за 0,2 секунды до того, как мы сознательно решаем действовать. Другими словами, даже когда мы «думаем», что находимся в сознании, на самом деле решения за нас принимает наше подсознание.

Сверхсознание и Земля за гранью

superconscious Сверхсознательный разум! Это всегда волнующее, но сложное сверхсознание — это отдельный уровень.Это третий уровень разума, который направляет нас в нашем жизненном путешествии.

Давайте займемся этим исключительным пространством разума, также известным как сверхсознание.

В то время как сознательный и подсознательный разум нам знакомы, сверхсознательный разум остается неизвестным и загадочным.

Это скрытая духовная система за интуицией, духовностью, физическим и духовным исцелением. Это наша часть решения проблем, которая позволяет нам испытывать такие вещи, как радость, волнение и сочувствие.Когда мы стремимся жить более богатой и содержательной жизнью, часто упускают из виду работу нашего сверхсознательного разума.

Хотя мы знакомы с мимолетными моментами возвышенного сознания, немногие знают технику преднамеренного входа в возвышенное состояние сверхсознания.

Сверхсознание — это состояние, достижимое только с помощью медитации, пения, утверждения и молитв, специально предназначенных для того, чтобы привести нас в состояние сверхсознания.

Это сверхсознание, благодаря которому люди могут достигать величия и возвышать человеческий дух.

Идея высшего сознания коренится в идее достижения высшего «я», выходящего за пределы реальности. Это суть человеческого существования, которая делает нас способными выйти за пределы физического мира и атрибутов логики.

# StarTrek: завершение!

Теперь, когда мы подробно рассмотрели все три состояния ума, давайте завершим это простой иллюстрацией того, насколько важно каждое состояние сознания. Для этого давайте вернемся к популярному эпизоду «Звездного пути: Поколения» «Громко, как шепот.”

Это эпизод, в котором для разрешения планетарного спора привлекается глухой посредник. Он не может говорить, но у него есть хор из трех личностей, которые существуют внутри него и говорят за него вслух. Один — это логика и суждение, второй — страсть и романтика, третий, как и сверхсознание, — это то, что связывает все три вместе. Это гармония, мудрость и равновесие.

Хотя аналогия не является точной, этот эпизод дает нам представление о том, как взаимодействуют три наших разума — каждый разум служит определенной цели, а сверхсознание работает над объединением всех трех для создания более высокой формы существования.

.

Что такое подсознание?

Вы помните, как впервые попробовали прокатиться на велосипеде?

Можете ли вы посчитать количество повторений, необходимое для безупречного танца?

Пробовали ли вы когда-нибудь освоить новый музыкальный инструмент?

Скорее всего, первые попытки синхронизировать новый набор сложных действий всегда трудны. Как только мы станем более опытными, эти движения начнут требовать меньшего осознания, пока все не начнет течь естественным образом.

Все эти автоматические движения управляются одной из самых мощных внутренних сил, управляющих человеческим поведением — подсознанием (также обычно называемым бессознательным).

Подробнее о человеческом поведении

Содержание:

Подсознание: где оно прячется?

Научное определение подсознания

Активация областей мозга

Более простой способ использовать силу подсознания

Подсознание: где оно прячется?

Когда ученые говорят о мозге, нередко можно услышать о сознательных и бессознательных типах действий.В результате большинству из нас знакома идея о том, что наше поведение менее рационально, чем мы думаем.

Нравится нам это или нет, но наша способность контролировать мысли, синхронизировать движения или испытывать эмоции зависит от глубины обработки информации.

Идея более глубоких уровней обработки информации была разработана и всесторонне изучена известным австрийским психологом Зигмундом Фрейдом (1856–1939), который представил трехуровневую модель разума. Согласно его модели, разум можно разделить на следующие уровни:

Трехуровневая модель разума

Сознание — определяет все мысли и действия в пределах нашего сознания.
    • Например, красота и удовольствие от запаха красного тюльпана
Подсознание — определяет все реакции и автоматические действия, о которых мы можем узнать, если подумать о них.
    • Например, наша способность управлять автомобилем: как только мы приобретаем навыки, мы перестаем думать, какие передачи использовать, какие педали нажимать или в какое зеркало смотреть, но всегда можем осознавать, что было сделано, когда мы думаю об этом.
Бессознательное — определяет все прошлые события и воспоминания,
    • Хотя временами недоступны для нас, как бы мы ни пытались вспомнить, чтобы поднять что-то.
    • Например, первое слово, которое мы научились говорить, или то, что мы чувствуем, когда можем ходить самостоятельно.

Считаете ли вы информацию полезной?

Научное определение подсознания

По сей день способность объяснять, как взаимодействие различных уровней мыслей влияет на наше поведение, остается одной из самых серьезных проблем в психологии и нейробиологии.

Чтобы разобраться, как один уровень мысли влияет на другой, ученые должны научиться обнаруживать разные глубины разума.

Довольно часто уровни обработки информации могут быть получены с использованием парадигмы инициализации . Например, недавнее психологическое исследование показало, как нерелевантные сигналы формируют обучение, и предположило, что влияние сознательных, подсознательных и бессознательных мыслей можно смоделировать, варьируя время представления эмоциональных лиц.

В этом эксперименте участникам был представлен набор изображений человеческих лиц и их попросили определить, имитирует ли выражение лица на предыдущем изображении ту же эмоцию.Интересно, что результаты показали, что люди могли правильно

Интересно, что результаты показали, что люди могли правильно распознавать разницу между выражениями лиц, если изображения отображались в течение не менее 0,047с . При уменьшении длительности изображений до 0,027 с — 0,033 с , количество правильных ответов упало примерно вдвое. Напротив, респонденты не могли различать выражения лиц, если длительность стимула уменьшалась еще больше — до 0.020с .

Таким образом, исследование продемонстрировало четкую дифференциацию сознательного и бессознательного влияния мыслей: люди могли давать безошибочные ответы только в том случае, если картинка могла достигать уровня осознанного понимания. Что еще более удивительно, длительность изображений, показываемых до 0,027 — 0,033 с, не могла быть достаточной для вербализации стимула на уровне осознанного осознания, но составляла

Более удивительно продолжительность изображений, показываемых до 0,027 с — 0.033s, не могло быть достаточным для вербализации стимула на уровне осознанного осознания, но оказывало измеримое влияние на поведение.

В частности, количество правильных ответов снизилось наполовину, что означает, что участники все еще частично могли давать правильные ответы и указали на присутствие подсознания.

Начало страницы

Активация областей мозга

Вам может быть любопытно, отличается ли активация мозга, когда мы испытываем влияние подсознательного или сознательного разума.Возможно, вы захотите узнать, почему сознательные мысли часто обрабатываются медленнее, чем бессознательные.

Или может возникнуть вопрос, могут ли ученые определить точные пути обработки таких крошечных тонких понятий, как подсознательное мышление.

До недавнего времени было невозможно определить, где в мозгу происходят эти мыслительные процессы, или визуализировать определенные области активации мозга. Однако распространение методов визуализации мозга позволило исследователям изучить пути обработки мысли, предоставив возможность представить изменения в нейроанатомии мозга.

Сегодня исследования с использованием изображений мозга действительно используют эту модель сознания и предполагают, что глубина мысли зависит от способа ее обработки. В частности, исследования (исследование 1, исследование 2) показали, что пути сознательных и бессознательных мыслей можно четко дифференцировать.

В отличие от этого, путь подсознания определить очень сложно. На самом деле, кажется, что подсознательные мысли не имеют собственного пути обработки. Скорее они разделяют как сознательные, так и бессознательные пути обработки информации.

Более простой способ использовать силу подсознания

Вы можете определить влияние подсознательной мысли, если вам интересно, как ее присутствие влияет на поведение потребителей. Хотя лишь немногие из нас обладают обширным научным опытом, доступом к исследовательским лабораториям и достаточными средствами для проведения подобных исследований, неверно предполагать, что нет другого способа использовать силу подсознания.

В качестве решения iMotions предлагает передовую платформу, позволяющую решать такие исследовательские задачи.Пожалуйста, проверьте эту ссылку для получения дополнительной информации.

Начало страницы

Ссылки:

Bargh, J. A., & Morsella, E. (2008). Бессознательный разум. Перспективы психологической науки, 3 (1), 73-79.

Хорга, Г., и Майя, Т. В. (2012). Сознательные и бессознательные процессы в когнитивном контроле: теоретическая перспектива и новый эмпирический подход. Границы нейробиологии человека, 6.

Менегуццо, П., Цакирис, М., Шиот, Х.Б., Стейн, Д. Дж., И Брукс, С. Дж. (2014). Подсознательные стимулы по сравнению с супралиминальными стимулами активируют нервные реакции в передней поясной извилине, веретенообразной извилине и островке: метаанализ исследований фМРТ. BMC Psyology, 2 (1), 1.

Стефан, К. М., Таут, М. Х., Вундерлих, Г., Шикс, В., Тиан, Б., Телльманн, Л.,… и Хемберг, В. (2002). Сознательная и подсознательная сенсомоторная синхронизация — префронтальная кора и влияние осознания. Neuroimage, 15 (2), 345-352.

Ватанабэ, Н., & Харуно, М. (2015). Влияние подсознательных и сознательных эмоций на обучение ассоциаций кий-вознаграждение. Научные отчеты, 5.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *