Разное

Смысл жизни как духовно нравственная ценность: Смысл жизни как нравственная ценность — Студопедия

08.11.2020

Смысл жизни как нравственная ценность — Студопедия

Проблема смысла жизни порождена особым характером человеческого бытия – это индивидуальное бытие-к-смерти. Осознание своей конечности побуждает человека задуматься о смысле столь быстротечного существования, во время которого не удается достичь даже материальных целей, не говоря уже о духовных. Утрата смысла в жизни обесценивает всю нравственную деятельность человека, поэтому «борьба за смысл» – одна из главных задач этики.

Решение проблемы смысла жизни начинается с ответа на вопрос: обладает ли земная человеческая жизнь самостоятельной ценностью? В истории этических учений сложились две традиции, отвечающие на поставленный вопрос диаметрально противоположно.

Имманентная традиция предполагает, что земная жизнь обладает ценностью, во всяком случае, некоторые ее стороны весьма привлекательны. Задача личности состоит в том, чтобы активно использовать отпущенный срок для приобщения к этим нравственно ценным аспектам действительности. Имманентная традиция считает, что смысл жизни – в самой жизни, в ее реальных проявлениях. Следует только определить, какие именно проявления жизни придают ей нравственную ценность:

· гедонизм исходит из того, что смысл жизни заключается вудовольствиях, в наслаждении жизнью (школа киренаиков). Однако этика давно зафиксировала преходящий характер наслаждений, а также разрушающее воздействие удовольствий на личность, сосредоточившуюся исключительно на них;



· эвдемонизм построен на идее о том, что смысл жизни состоит в достижении счастья, которое мыслится как реализация важнейших разумных целей человека (Аристотель, Фейербах). Нетрудно, однако, показать, что смысл жизни не сводится к ее целям, сколь угодно значимым. Напротив, это цели, избираемые нами в жизни, должны быть наделены смыслом из некого нравственного источника;

· утилитаризм основывается на том, что смысл жизни состоит в получении пользы (эгоистический вариант) или принесении пользы (альтруистический вариант). Таких воззрений придерживались английские утилитаристы XVIII века (Бентам, Милль). Между тем, при рассмотрении антиномий морали была отмечена нетождественность «морального» и «полезного». Даже альтруистическое «служение людям» может оказаться лишенным подлинного смысла.

· социологизм ориентирован на то, что смысл жизни состоит в успешной деятельности в обществе (К.Маркс, «теория разумного эгоизма»). Это может быть как реализация своих нравственных установок в данной общественной системе, так и революционное преобразование социума во имя «лучшей морали». Проблема состоит в том, что мораль не только социальное, но и духовное явление, нравственный смысл жизни не может черпаться лишь из ее социальной составляющей.


Итак, имманентная традиция дает оптимистическую ориентацию повседневной жизни. Однако она возводит в ранг смысложизненных некие частные ценности. При практической реализации такой установки можно прийти к выводу об относительности всех ценностей, и, в конечном счете, о бессмысленности жизни.

Трансцендентная традиция предполагает, что земная жизнь не обладает самостоятельной ценностью, так как она всегда несовершенна, несправедливо устроена, непригодна для реализации истинных ценностей. Для личности земное существование является испытательным или подготовительным периодом по отношению к подлинной жизни. Предполагается, что смысл придается жизни некой ценностью, находящейся за пределами этой жизни (трансцендентной ценностью). Данная традиция реализуется в двух основных вариантах:

· религиозные учения базируются на том, что смысл придается жизни Богом. Если Творец всего сущего предусмотрел смысл каждого элемента сотворенного им мира, то задача личности – осознать свое божественное предназначение, что и придаст ее существованию абсолютный смысл. Постижение этого смысла возможно благодаря вере;

· философские учения интерпретируют трансцендентный смысл жизни как проистекающий из идеального закона, по которому развивается все бытие. В роли такого закона может выступать карма (в буддизме как этико-философском учении), дао (в даосизме), «мир идей» у Платона или «абсолютная идея» у Гегеля. Познать закон, при согласии с которым жизнь становится осмысленной, возможно с помощью разума.

Итак, трансцендентная традиция позволяет придать смысл самому ничтожному существованию. Даже если повседневная жизнь человека лишена удовольствий, счастья, пользы и социальных успехов, она может получать оправдание «в высшем смысле». Однако, при трансцендентном подходе возникают трудности, связанные с тем, что утверждение о существовании объективного смысла жизни и абсолютной жизненной ценности плохо согласуется с человеческой свободой. При практической реализации можно разувериться в том, что между трансцендентными ценностями и земным существованием есть связь, и прийти к выводу о бессмысленности жизни.

Приведенные рассуждения показывают, что проблема смысла жизни порождает очередную моральную антиномию. С одной стороны, смысл должен присутствовать непосредственно в земном существовании, с другой стороны, смысл жизни не может сводиться только к смыслу повседневности.

Смысл жизни как нравственная ценность — Мегаобучалка

Проблема смысла жизни порождена особым характером человеческого бытия – это индивидуальное бытие-к-смерти. Осознание своей конечности побуждает человека задуматься о смысле столь быстротечного существования, во время которого не удается достичь даже материальных целей, не говоря уже о духовных. Утрата смысла в жизни обесценивает всю нравственную деятельность человека, поэтому «борьба за смысл» – одна из главных задач этики.

Решение проблемы смысла жизни начинается с ответа на вопрос: обладает ли земная человеческая жизнь самостоятельной ценностью? В истории этических учений сложились две традиции, отвечающие на поставленный вопрос диаметрально противоположно.

Имманентная традиция предполагает, что земная жизнь обладает ценностью, во всяком случае, некоторые ее стороны весьма привлекательны. Задача личности состоит в том, чтобы активно использовать отпущенный срок для приобщения к этим нравственно ценным аспектам действительности. Имманентная традиция считает, что смысл жизни – в самой жизни, в ее реальных проявлениях. Следует только определить, какие именно проявления жизни придают ей нравственную ценность:

· гедонизм исходит из того, что смысл жизни заключается вудовольствиях, в наслаждении жизнью (школа киренаиков). Однако этика давно зафиксировала преходящий характер наслаждений, а также разрушающее воздействие удовольствий на личность, сосредоточившуюся исключительно на них;

· эвдемонизм построен на идее о том, что смысл жизни состоит в достижении счастья, которое мыслится как реализация важнейших разумных целей человека (Аристотель, Фейербах). Нетрудно, однако, показать, что смысл жизни не сводится к ее целям, сколь угодно значимым. Напротив, это цели, избираемые нами в жизни, должны быть наделены смыслом из некого нравственного источника;

· утилитаризм основывается на том, что смысл жизни состоит в получении пользы (эгоистический вариант) или принесении пользы (альтруистический вариант). Таких воззрений придерживались английские утилитаристы XVIII века (Бентам, Милль). Между тем, при рассмотрении антиномий морали была отмечена нетождественность «морального» и «полезного». Даже альтруистическое «служение людям» может оказаться лишенным подлинного смысла.

· социологизм ориентирован на то, что смысл жизни состоит в успешной деятельности в обществе (К.Маркс, «теория разумного эгоизма»). Это может быть как реализация своих нравственных установок в данной общественной системе, так и революционное преобразование социума во имя «лучшей морали». Проблема состоит в том, что мораль не только социальное, но и духовное явление, нравственный смысл жизни не может черпаться лишь из ее социальной составляющей.

Итак, имманентная традиция дает оптимистическую ориентацию повседневной жизни. Однако она возводит в ранг смысложизненных некие частные ценности. При практической реализации такой установки можно прийти к выводу об относительности всех ценностей, и, в конечном счете, о бессмысленности жизни.

Трансцендентная традиция предполагает, что земная жизнь не обладает самостоятельной ценностью, так как она всегда несовершенна, несправедливо устроена, непригодна для реализации истинных ценностей. Для личности земное существование является испытательным или подготовительным периодом по отношению к подлинной жизни. Предполагается, что смысл придается жизни некой ценностью, находящейся за пределами этой жизни (трансцендентной ценностью). Данная традиция реализуется в двух основных вариантах:

· религиозные учения базируются на том, что смысл придается жизни Богом. Если Творец всего сущего предусмотрел смысл каждого элемента сотворенного им мира, то задача личности – осознать свое божественное предназначение, что и придаст ее существованию абсолютный смысл. Постижение этого смысла возможно благодаря вере;

· философские учения интерпретируют трансцендентный смысл жизни как проистекающий из идеального закона, по которому развивается все бытие. В роли такого закона может выступать карма (в буддизме как этико-философском учении), дао (в даосизме), «мир идей» у Платона или «абсолютная идея» у Гегеля. Познать закон, при согласии с которым жизнь становится осмысленной, возможно с помощью разума.

Итак, трансцендентная традиция позволяет придать смысл самому ничтожному существованию. Даже если повседневная жизнь человека лишена удовольствий, счастья, пользы и социальных успехов, она может получать оправдание «в высшем смысле». Однако, при трансцендентном подходе возникают трудности, связанные с тем, что утверждение о существовании объективного смысла жизни и абсолютной жизненной ценности плохо согласуется с человеческой свободой. При практической реализации можно разувериться в том, что между трансцендентными ценностями и земным существованием есть связь, и прийти к выводу о бессмысленности жизни.

Приведенные рассуждения показывают, что проблема смысла жизни порождает очередную моральную антиномию. С одной стороны, смысл должен присутствовать непосредственно в земном существовании, с другой стороны, смысл жизни не может сводиться только к смыслу повседневности.

Тема 4.2. Смысл жизни как нравственная ценность

Янкелевич В. Смерть. – М., 2000.

К разделу V: Прикладная этика

Авраамов Д.С. Профессиональная этика журналиста. – М., 1991. Альберони Ф. Дружба и любовь. – М., 1991.

Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Игра по правилам (политическая этика). – М., 1991.

Бакштановский В.И. Этика успеха: введение в доктрину. – М.-Тюмень, 1996.

Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Этика профессии. – Тюмень, 2005. Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Честная игра: нравственная философия и этика предпринимательства. – Томск, 1992.

Браим И.Н. Этика делового общения. – Мн., 1994.

Бганба-Церера В.Р. Становление экологической этики: проблемы и перспективы. – М., 1992.

Бринкман Р., Кершнер Р. Гений общения. – М., 1997. Великий П.П. Экономика и нравственность. – Саратов, 1992.

Вернандский В.И. Философские мысли натуралиста. – М., 1988. Водопьянов П.А. Великий день гнева: экология и эсхатология. – Мн., 1993. Вышеславцев Б.П. Этика преображенного Эроса. – М., 1994.

Гиренок Ф.И. Экология, цивилизация, ноосфера. – М., 1992. Гор Л. Земля на чаше весов. – М., 1993.

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли//Гумилев Л.Н. Соч. – М., 1994. Жакунова Т.С. Политика и мораль. – М., 1992.

Журженко Т.Ю. Бизнесмен: стяжатель, игрок или творец? – Харьков, 1993. Имидж бизнесмена. Практическое пособие. – М., 1996.

Каган М.С. Мир общения. – М., 1988.

Карнеги Д. Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей. – Мн., 1990.

Катастрофы сознания (о самоубийстве) – Мн., 1996. Козлов Н.И. Как относиться к себе и людям… – М., 1994. Кон М.С. Дружба: этико-психологический очерк. – М., 1989.

Коновалова Л.В. Прикладная этика. Вып.1 Биоэтика и экоэтика. – М., 1998.

Красникова Е.А., Смоленцев Ю.М. Этика деловых отношений. – СПб, 1992.

Медведева С.В., Семенов Б.Д. Этика предпринимательской деятельности.

– Мн., 1994.

Мишаткина Т.В., Бороздина Г.В. Культура делового общения. — Мн., 1997. Мишаткина Т.В., Яскевич Я.С. Феномен общения в философии и культуре ХХ века. – Мн., 2000.

Смысл жизни как нравственная ценность

Проблема смысла жизни порождена особым
характером человеческого бытия – это
индивидуальное бытие-к-смерти
.
Осознание своей конечности побуждает
человека задуматься о смысле столь
быстротечного существования, во время
которого не удается достичь даже
материальных целей, не говоря уже о
духовных. Утрата смысла в жизни
обесценивает всю нравственную деятельность
человека, поэтому «борьба за смысл» –
одна из главных задач этики.

Решение проблемы смысла жизни начинается
с ответа на вопрос: обладает ли земная
человеческая жизнь самостоятельной
ценностью? В истории этических учений
сложились две традиции, отвечающие на
поставленный вопрос диаметрально
противоположно.

Имманентная традицияпредполагает,
что земная жизнь обладает ценностью
,
во всяком случае, некоторые ее стороны
весьма привлекательны. Задача личности
состоит в том, чтобыактивно использовать
отпущенный срок
для приобщения к этим
нравственно ценным аспектам
действительности. Имманентная традиция
считает, чтосмысл жизни – в самой
жизни
, в ее реальных проявлениях.
Следует только определить, какие именно
проявления жизни придают ей нравственную
ценность:

  • гедонизм исходит из того, чтосмысл жизни заключается вудовольствиях, в наслаждении жизнью
    (школа киренаиков). Однако этика давно
    зафиксировала преходящий характер
    наслаждений, а также разрушающее
    воздействие удовольствий на личность,
    сосредоточившуюся исключительно на
    них;

  • эвдемонизм построен на идее о
    том, чтосмысл жизни состоит в достижении
    счастья
    , которое мыслится как
    реализация важнейших разумных целей
    человека (Аристотель, Фейербах). Нетрудно,
    однако, показать, что смысл жизни не
    сводится к ее целям, сколь угодно
    значимым. Напротив, это цели, избираемые
    нами в жизни, должны быть наделены
    смыслом из некого нравственного
    источника;

  • утилитаризмосновывается на
    том, чтосмысл жизни состоит в получении
    пользы
    (эгоистический вариант)или
    принесении пользы
    (альтруистический
    вариант). Таких воззрений придерживались
    английские утилитаристыXVIIIвека (Бентам, Милль). Между тем, при
    рассмотрении антиномий морали была
    отмечена нетождественность «морального»
    и «полезного». Даже альтруистическое
    «служение людям» может оказаться
    лишенным подлинного смысла.

  • социологизмориентирован на
    то, чтосмысл жизни состоит в успешной
    деятельности в обществе
    (К.Маркс,
    «теория разумного эгоизма»). Это может
    быть как реализация своих нравственных
    установок в данной общественной системе,
    так и революционное преобразование
    социума во имя «лучшей морали». Проблема
    состоит в том, что мораль не только
    социальное, но и духовное явление,
    нравственный смысл жизни не может
    черпаться лишь из ее социальной
    составляющей.

Итак, имманентная традиция дает
оптимистическую ориентацию повседневной
жизни.Однакоона возводит в ранг
смысложизненных некие частные ценности.
При практической реализации такой
установки можно прийти к выводу об
относительности всех ценностей, и, в
конечном счете, о бессмысленности жизни.

Трансцендентная традицияпредполагает, что земная жизнь не
обладает самостоятельной ценностью
,
так как она всегда несовершенна,
несправедливо устроена, непригодна для
реализации истинных ценностей. Для
личностиземное существование является
испытательным или подготовительным
периодом
по отношению к подлинной
жизни. Предполагается, чтосмысл
придается жизни некой ценностью,
находящейся за пределами этой жизни
(трансцендентной ценностью). Данная
традиция реализуется в двух основных
вариантах:

  • религиозные учениябазируются
    на том, чтосмысл придается жизни
    Богом
    . Если Творец всего сущего
    предусмотрел смысл каждого элемента
    сотворенного им мира, то задача личности
    – осознать свое божественное
    предназначение, что и придаст ее
    существованию абсолютный смысл.
    Постижение этого смысла возможно
    благодарявере;

  • философские ученияинтерпретируют
    трансцендентныйсмысл жизни как
    проистекающий из идеального закона
    ,
    по которому развивается все бытие. В
    роли такого закона может выступать
    карма (в буддизме как этико-философском
    учении), дао (в даосизме), «мир идей» у
    Платона или «абсолютная идея» у Гегеля.
    Познать закон, при согласии с которым
    жизнь становится осмысленной, возможно
    с помощьюразума.

Итак, трансцендентная традиция
позволяет придать смысл самому ничтожному
существованию. Даже если повседневная
жизнь человека лишена удовольствий,
счастья, пользы и социальных успехов,
она может получать оправдание «в высшем
смысле».Однако, при трансцендентном
подходе возникают трудности, связанные
с тем, что утверждение о существовании
объективного смысла жизни и абсолютной
жизненной ценности плохо согласуется
с человеческой свободой. При практической
реализации можно разувериться в том,
что между трансцендентными ценностями
и земным существованием есть связь, и
прийти к выводу о бессмысленности жизни.

Приведенные рассуждения показывают,
что проблема смысла жизни порождает
очередную моральную антиномию. С одной
стороны, смысл должен присутствовать
непосредственно в земном существовании,
с другой стороны, смысл жизни не может
сводиться только к смыслу повседневности.

Смысл жизни как нравственная ценность — Студопедия

Проблема смысла жизни порождена особым характером человеческого бытия – это индивидуальное бытие-к-смерти. Осознание своей конечности побуждает человека задуматься о смысле столь быстротечного существования, во время которого не удается достичь даже материальных целей, не говоря уже о духовных. Утрата смысла в жизни обесценивает всю нравственную деятельность человека, поэтому «борьба за смысл» – одна из главных задач этики.

Решение проблемы смысла жизни начинается с ответа на вопрос: обладает ли земная человеческая жизнь самостоятельной ценностью? В истории этических учений сложились две традиции, отвечающие на поставленный вопрос диаметрально противоположно.

Имманентная традиция предполагает, что земная жизнь обладает ценностью, во всяком случае, некоторые ее стороны весьма привлекательны. Задача личности состоит в том, чтобы активно использовать отпущенный срок для приобщения к этим нравственно ценным аспектам действительности. Имманентная традиция считает, что смысл жизни – в самой жизни, в ее реальных проявлениях. Следует только определить, какие именно проявления жизни придают ей нравственную ценность:

· гедонизм исходит из того, что смысл жизни заключается вудовольствиях, в наслаждении жизнью (школа киренаиков). Однако этика давно зафиксировала преходящий характер наслаждений, а также разрушающее воздействие удовольствий на личность, сосредоточившуюся исключительно на них;



· эвдемонизм построен на идее о том, что смысл жизни состоит в достижении счастья, которое мыслится как реализация важнейших разумных целей человека (Аристотель, Фейербах). Нетрудно, однако, показать, что смысл жизни не сводится к ее целям, сколь угодно значимым. Напротив, это цели, избираемые нами в жизни, должны быть наделены смыслом из некого нравственного источника;

· утилитаризм основывается на том, что смысл жизни состоит в получении пользы (эгоистический вариант) или принесении пользы (альтруистический вариант). Таких воззрений придерживались английские утилитаристы XVIII века (Бентам, Милль). Между тем, при рассмотрении антиномий морали была отмечена нетождественность «морального» и «полезного». Даже альтруистическое «служение людям» может оказаться лишенным подлинного смысла.

· социологизм ориентирован на то, что смысл жизни состоит в успешной деятельности в обществе (К.Маркс, «теория разумного эгоизма»). Это может быть как реализация своих нравственных установок в данной общественной системе, так и революционное преобразование социума во имя «лучшей морали». Проблема состоит в том, что мораль не только социальное, но и духовное явление, нравственный смысл жизни не может черпаться лишь из ее социальной составляющей.


Итак, имманентная традиция дает оптимистическую ориентацию повседневной жизни. Однако она возводит в ранг смысложизненных некие частные ценности. При практической реализации такой установки можно прийти к выводу об относительности всех ценностей, и, в конечном счете, о бессмысленности жизни.

Трансцендентная традиция предполагает, что земная жизнь не обладает самостоятельной ценностью, так как она всегда несовершенна, несправедливо устроена, непригодна для реализации истинных ценностей. Для личности земное существование является испытательным или подготовительным периодом по отношению к подлинной жизни. Предполагается, что смысл придается жизни некой ценностью, находящейся за пределами этой жизни (трансцендентной ценностью). Данная традиция реализуется в двух основных вариантах:

· религиозные учения базируются на том, что смысл придается жизни Богом. Если Творец всего сущего предусмотрел смысл каждого элемента сотворенного им мира, то задача личности – осознать свое божественное предназначение, что и придаст ее существованию абсолютный смысл. Постижение этого смысла возможно благодаря вере;

· философские учения интерпретируют трансцендентный смысл жизни как проистекающий из идеального закона, по которому развивается все бытие. В роли такого закона может выступать карма (в буддизме как этико-философском учении), дао (в даосизме), «мир идей» у Платона или «абсолютная идея» у Гегеля. Познать закон, при согласии с которым жизнь становится осмысленной, возможно с помощью разума.

Итак, трансцендентная традиция позволяет придать смысл самому ничтожному существованию. Даже если повседневная жизнь человека лишена удовольствий, счастья, пользы и социальных успехов, она может получать оправдание «в высшем смысле». Однако, при трансцендентном подходе возникают трудности, связанные с тем, что утверждение о существовании объективного смысла жизни и абсолютной жизненной ценности плохо согласуется с человеческой свободой. При практической реализации можно разувериться в том, что между трансцендентными ценностями и земным существованием есть связь, и прийти к выводу о бессмысленности жизни.

Приведенные рассуждения показывают, что проблема смысла жизни порождает очередную моральную антиномию. С одной стороны, смысл должен присутствовать непосредственно в земном существовании, с другой стороны, смысл жизни не может сводиться только к смыслу повседневности.

Смысл жизни как нравственная ценность. Проблема реализации смысла жизни





⇐ ПредыдущаяСтр 15 из 37Следующая ⇒

Внутренние и внешние факторы реализации смысла жизни наличие осознанной смысложизненной ориентации; содержание и нравственная значимость этой ориентации; социокультурные обстоятельства жизни; способность личности к серьезным волевым усилия и т.д. В. Франкл писал о регулятивном значении смысла жизни: «Смысл смысла жизни в том, что он направляет ход бытия».

Смысл жизни имеет человеческое измерение. В мире, где нет человека, нет ни смысла, ни бессмыслицы. Только человек в процессе взаимодействия с миром способен выработать понимание смысла жизни. Это действо он совершает не произвольно, а в соответствии со своими ценностными установками, нормами и идеалами, обусловленными его субъективными особенностями и объективными условиями его бытия.

Человек не просто вырабатывает понятие смысла жизни, но и борется за его воплощение. Как метко сказал писатель В. Каверин: цель жизни личности – «бороться и искать, найти и не сдаваться».

Эффективность этого поиска напрямую зависит от меры свободы и ответственности человека. Отсутствие или ограничение свободы личности затрудняют выбор ее смыслообразующих ценностей и потому освобождает личность от ответственности за свои намерения и поступки.

Содержание цели жизни не является некоторой константой, оно меняется под влиянием различных условий. Одним из таких условий является, например, возраст человека. В юности человек пытается найти ответы на такие вопросы, как «Зачем я живу?», «Кем быть?», «Что делать?», «Что необходимо знать?» и т.д. В пожилом возрасте у человека появляются другие идеалы, а, следовательно, и другие вопросы.

Мой идеал теперь – хозяйка.

Моя мечта – покой,

Да щей горшок…

Таков идеал пожилого человека, каким его видел А.С. Пушкин.

Основные концепции смысла жизни.

Гедонизм. Кратко суть этой концепции выражается суждением «Жить – значит наслаждаться». Наслаждение – высший смысл бытия человека, независимо от того, каким целям служит его жизнь. Во всех случаях жизни, во всех ее проявлениях человек должен стремиться к удовлетворению своего собственного наслаждения.



Однако жизнь не может быть и не является лишь наслаждением. Она многообразна и нередко те или иные явления жизни вызывают у человека глубокие страдания, которые также не лишены смысла, если они помогают ему переносить невзгоды. Примером такого рода ситуаций может быть проявление силы духа в противоборстве человека с тяжелой мучительной болезнью (В. Франкл «Человек в поисках смысла»).

Эвдемонизм. С точки зрения представителей этой концепции, жизнь является стремлением к счастью как подлинному предназначению человека. К счастью, которое не означает наслаждение само по себе, но которое является наслаждением лишь в той мере, в какой оно ведет к безмятежности духа, выраженной в отсутствии страха перед богом, перед страданием и смертью, к бесконечной устремленности к духовному обогащению, умеренности в телесных наслаждениях. В таком понимании счастья его не принесут ни богатство, ни слава, ни головокружительная карьера.

В этом контексте становятся вполне понятными рассуждения героя произведения В. Гауфа «Холодное сердце», который говорит:

«Беден я был, когда был богат, богат – когда беден. Были у меня раньше каменные палаты, да зато и сердце в моей груди было каменным. А теперь у меня только домик с печью – да зато сердце человечье».

Архиепископ Тадеуш Кондрусевич, митрополит Минско-Могилевский призывает вспомнить бразильский сериал «Богатые тоже плачут», подтверждающий, что счастье не в богатстве. «Когда мы посмотрим» на статистику суицидов или наркозависимых, — отмечает архиепископ Тадеуш Кондрусевич, — то увидим, что среди них не только маргиналы, но также выходцы из зажиточных семей». Выясняя глубинную причину всякого рода социально-экономических и духовно-нравственных проблем, представитель католической церкви задается вопросом: «Что является причиной этого явления? Очень часто это потеря или вообще отсутствие смысла жизни. Не зря Папа Бенедикт XVI говорит, что грянувший как гром с ясного неба всемирный финансовый кризис является еще одним доказательством тому, что созидать будущее только на материальных ценностях означает созидать его на песке. В основе нынешнего кризиса не только и не столько материальные проблемы, но и, в первую очередь, моральные. Иными словами, современный мир поражен нравственным кризисом, и именно он является причиной финансового».




Счастье, если его понимать как чувство удовлетворения от добродетельной жизни, не существует автономно от несчастья. Это «две стороны одной медали», которая и называется «жизнь». В этой связи можно согласиться с тем, что абсолютного, полного счастья «на всю оставшуюся жизнь» не существует. Как свет не может быть без тьмы, так и счастье не может быть без страдания.

Человек не гарантирован от потери близких ему людей, он не защищен от болезней, от ошибок в работе, от личных неудач и т.д.

Религиозная концепция смысла жизни. Основанием этой концепции является вынесение цели жизни за пределы жизни человека. Цель жизни – «Царство Небесное», являющее собой идеальное совершенство. Религиозная концепция смысла жизни ориентирована на достижение этого идеала через праведную жизнь на Земле во имя веры и любви к Богу. Архиепископ Тадеуш Кондрусевич, митрополит Минско-Могилевский задается вопросом: «Может ли современный, подверженный огромному количеству вызовов человек быть действительно счастливым?» И отвечает на свой вопрос: «Несомненно, может, при условии, что сохранит в себе образ и подобие Божие. Значит, — делает вывод архиепископ Тадеуш Кондрусевич, — чтобы быть счастливым в современном мире, прогрессивный образ жизни необходимо вести в соответствии с требованиями закона Божиего, сопрягая небесное и земное, божественное и человеческое, веру и знания, духовное и материальное. Все зависит от самого человека и его позиции в отношении нравственного закона».

При этом считается, что основой праведной жизни должен быть аскетизм, призывающий к отречению от «мирской суеты», умерщвлению плоти ради искупления грехов и верностного служения Богу. Таким образом, земная, посюсторонняя жизнь человека в религиозной концепции теряет свою смысловую направленность, она становится лишь средством перехода в потусторонний, виртуальный мир. К религиозной концепцией смысла жизни связано осуществление кредо аскетизма: «Жить – это отречение от мира, умерщвление плоти ради искупления грехов».

Концепция долга. Жизнь в этой концепции предстает как самопожертвование во имя служения идеалу. Человек вынужден действовать по велению долга, согласно общим для того или иного сообщества людей моральным принципам с целью утверждения общего блага. Все поступки человека обусловливаются не внешними обстоятельствами (интересами, выгодой, служением Богу), а внутренним нравственным законом, имеющим силу категорического императива. Альтруизм, отречение от всего личного во имя общественного – вот в чем состоит предназначение человека. Кратко этика долга означает: «Жизнь – это самопожертвование, альтруизм во имя служения идеалу».

Утилитаризм.В концепции утилитаризма смысл жизни лежит в расчете, связанном с умением извлекать пользу из всего, в том числе и из человека, который превращается здесь в функцию и инструмент социальной организации. Кратко обобщая концепцию утилитаризма как смысложизенную, можно подытожить: «Жить – значит из всего извлекать пользу».

Прагматизм. Кредо прагматизма: «Цель оправдывает средства». Из этого основополагающего тезиса следует, что смысл жизни здесь видится в служении практическому действию, выгоде, успеху. Такая целевая установка оправдывает любые средства ее осуществления.

Итак,смысл жизни это самостоятельный, осознанный выбор человеком тех ценностей и идеалов, которые ориентируют его на самореализацию, связанную с удовлетворением потребностей творить, отдавать, делиться с другими, а иногда и жертвовать собой ради других.

Чем выше духовность человека, чем свободней человек, тем большее наслаждение доставляет ему жизнь, тем большее влияние оказывает он на других людей, на все общество и целом. От отсутствия смысла жизни, писал Герцен, у человека «стадное чувство растет, душа убывает, постоянно происходит понижение личности. Какие у него были радости? Кого утешил, кому добрый совет дал, кому доброе слово сказал, кому помог, обогрел, защитил. Никому. А значит, не человек, а сушеная вобла. Никому от него ни тепло, ни холодно».

4.Счастье как нравственная ценность. Проблема определения понятия «счастье». Условия достижения счастья

Проблема определения понятия «счастье». Счастье — этическая категория, обозначающее особое психологическое состояние, сложный комплекс переживаний человека, связанный с положительной оценкой им своей жизни в целом.

Сложность определения. Релятивизм индивидуальных представлений, нет единого общезначимого определения. Эвдемонизм: счастье – высшее благо. Эвдемонизм: счастье – состояние полного, высшего удовлетворения, абсолютного отсутствия желаний, идеал, осуществить который стремятся путем разумного и совместного действия.

И. Кант о счастье: «Высшее из возможных в мире и являющееся конечной целью наших стремлений физическое благо – это счастье, при объективном условии согласия человека с законами нравственности – это достоинство быть счастливым».

Шиллер писал в стихотворении «Счастье»:

Мужа зову я великим, кто сам свой

творец и ваятель,

Доблестной силой своей парку

сумел одолеть

Но не достичь ему счастья и то, что

хариты ревниво

Берегут от него; силой у них не

отнять.

От недостойного ты храним

суровою волей,

Высшее благо богов вольно слетает

к тебе.

Различие между эвтихией и эвдемонией. Эвтихия – благоприятствие обстоятельств и благосклонность судьбы, эвдемония – способность чувствовать эту благосклонность, чувство счастья. Эвтихия – ценность, основанная на отношении вещей, а эвдемония – ценность блага, относящаяся к внутреннему состоянию. Обе ценности этического значения не имеют.

Чувство счастья зависит не от достижения определенных благ, а от внутренней способности человека быть счастливым. Но способность быть счастливым относится к ценности личности, ибо способный быть счастливым благодаря своему примеру повышает ценность жизни и готовность признавать и осуществлять этические ценности, как таковые.

Особенности интерпретации счастья как этической категории. Характеристики интерпретации: оценочная, мотивирующая, императивная, в контексте взаимоотношения объективного и субъективного, личного и общественного,

через призму взаимосвязи процесса достижения цели и его результата.

Многообразие эмоциональных выражений счастья: удовольствие и страдание.

Счастье как итог жизни и/или момент жизни. Счастье как регулятивная идея, нравственная цель-ценность (полностью в действительности не реализуется).

Но счастье – точно маков цвет:

Сорвешь цветок – его уж нет.

Часы утех подобны рою

Снежинок легких над рекою:

Примчатся к нам на краткий срок

И прочь летят, как ветерок.

Так исчезает, вспыхнув ярко,

На небе радужная арка…

(Роберт Бернс. Тэм О’Шентер (Повесть в стихах)

Условия достижения счастья. Наиболее значимые условия (объективные и субъективные): материальное благополучие, если оно не становится самоцелью, социальная стабильность, полноценное общение, возможность творчества, достаточная степень свободы, любовь, наличие смысла жизни, нравственные достоинства, здоровье и др.

 

Лекция 7


Раздел 3. Прикладная этика











Тема 4.2. Смысл жизни как нравственная ценность

Янкелевич В. Смерть. – М., 2000.

К разделу V: Прикладная этика

Авраамов Д.С. Профессиональная этика журналиста. – М., 1991. Альберони Ф. Дружба и любовь. – М., 1991.

Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Игра по правилам (политическая этика). – М., 1991.

Бакштановский В.И. Этика успеха: введение в доктрину. – М.-Тюмень, 1996.

Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Этика профессии. – Тюмень, 2005. Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Честная игра: нравственная философия и этика предпринимательства. – Томск, 1992.

Браим И.Н. Этика делового общения. – Мн., 1994.

Бганба-Церера В.Р. Становление экологической этики: проблемы и перспективы. – М., 1992.

Бринкман Р., Кершнер Р. Гений общения. – М., 1997. Великий П.П. Экономика и нравственность. – Саратов, 1992.

Вернандский В.И. Философские мысли натуралиста. – М., 1988. Водопьянов П.А. Великий день гнева: экология и эсхатология. – Мн., 1993. Вышеславцев Б.П. Этика преображенного Эроса. – М., 1994.

Гиренок Ф.И. Экология, цивилизация, ноосфера. – М., 1992. Гор Л. Земля на чаше весов. – М., 1993.

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли//Гумилев Л.Н. Соч. – М., 1994. Жакунова Т.С. Политика и мораль. – М., 1992.

Журженко Т.Ю. Бизнесмен: стяжатель, игрок или творец? – Харьков, 1993. Имидж бизнесмена. Практическое пособие. – М., 1996.

Каган М.С. Мир общения. – М., 1988.

Карнеги Д. Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей. – Мн., 1990.

Катастрофы сознания (о самоубийстве) – Мн., 1996. Козлов Н.И. Как относиться к себе и людям… – М., 1994. Кон М.С. Дружба: этико-психологический очерк. – М., 1989.

Коновалова Л.В. Прикладная этика. Вып.1 Биоэтика и экоэтика. – М., 1998.

Красникова Е.А., Смоленцев Ю.М. Этика деловых отношений. – СПб, 1992.

Медведева С.В., Семенов Б.Д. Этика предпринимательской деятельности.

– Мн., 1994.

Мишаткина Т.В., Бороздина Г.В. Культура делового общения. — Мн., 1997. Мишаткина Т.В., Яскевич Я.С. Феномен общения в философии и культуре ХХ века. – Мн., 2000.

Духовно-нравственное развитие НКЦ (1993)

Духовное и нравственное развитие (NCC 1993)

Примечания к тексту

Духовное и нравственное развитие было подготовлено для Интернета Дереком Гиллардом и загружено 16 августа 2011 года.

Духовно-нравственное развитие

дискуссионный документ

Национальный совет по учебным программам

Йорк: 1993


[титульный лист]

ДУХОВНОЕ И НРАВСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ

— ДОКУМЕНТ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ

АПРЕЛЬ 1993


[страница 1]

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вряд ли нужно подчеркивать важную роль, которую образование в сотрудничестве с домом может и должно играть в духовном и нравственном развитии наших детей.Эти измерения являются жизненно важными основами всех аспектов школьной жизни и должны обеспечить основу для взрослой жизни и нашего общества в будущем. Этот документ для обсуждения предназначен для того, чтобы помочь школам выполнить свои непростые обязанности в этих областях, и мы надеемся, что он окажется для вас полезным.

Дэвид Л. Паскаль

Председатель Национального совета по учебным программам

апрель 1993 г.


[страница 2]

ВВЕДЕНИЕ

Закон о реформе образования ( 1988 ) (ERA) устанавливает образование в контексте духовного, нравственного, культурного, умственного и физического развития учащихся и общества.Эти аспекты лежат в основе учебной программы и этоса школы. Их важность подкрепляется их местом в новой системе инспектирования школ, основанной на Законе об образовании (школы) 1992 . Этот закон требует, чтобы главный инспектор школ Ее Величества информировал государственного секретаря о духовном, нравственном, социальном и культурном развитии учащихся. Зарегистрированные инспекторы также обязаны давать комментарии по этим вопросам.

В последние годы школы сконцентрировались на внедрении национальной учебной программы, и это повысило осведомленность о ментальных и физических аспектах образования.Хотя многие школы всегда признавали важность духовных и нравственных аспектов, с учетом законодательных рамок национальной учебной программы, теперь есть возможность уделить более пристальное внимание этим вопросам.

Этот документ призван помочь школам в понимании духовного и нравственного развития и продемонстрировать, что эти аспекты применимы не только к религиозному образованию (RE) и коллективному поклонению, но и ко всем областям учебной программы и ко всем аспектам школьной жизни.Этот документ был написан специально для использования поддерживаемыми школами без религиозного фонда, хотя деноминационные школы также могут счесть этот документ полезным.

ДУХОВНОЕ РАЗВИТИЕ

Закон о реформе образования касается аспекта человеческого существования, который называется «духовным» и применяется ко всем ученикам. Потенциал духовного развития открыт для всех и не ограничивается развитием религиозных убеждений или обращением в определенную веру.Такое ограничение духовного развития означало бы исключение из сферы его действия большинства учеников в наших школах, которые не имеют явно религиозного происхождения. Этот термин следует рассматривать как относящийся к чему-то фундаментальному в человеческих условиях, что не обязательно переживается через физические чувства и / или выражается повседневным языком. Это связано с отношениями с другими людьми, а для верующих с Богом. Это связано с универсальным поиском индивидуальной идентичности — с нашей реакцией на сложные переживания, такие как смерть, страдания, красота и встречи с добром и злом.Это связано с поиском смысла и цели жизни, а также ценностей, по которым нужно жить.

Есть много аспектов духовного развития.

  • Убеждения — Развитие личных убеждений, в том числе религиозных; понимание того, что у людей есть индивидуальные и общие убеждения, на которых они строят свою жизнь; развивающееся понимание того, как убеждения способствуют формированию личности.
  • Чувство трепета, удивления и тайны — Вдохновленный миром природы, тайнами или человеческими достижениями.
  • Переживание ощущения превосходства — Чувства, которые могут вызвать веру в существование божественного существа или веру в то, что внутренние ресурсы человека дают возможность подняться над повседневными переживаниями.

[страница 3]

  • Поиск смысла и цели — Спрашивать «почему я?» во времена лишений или страданий; размышления о происхождении и цели жизни; реагируя на сложные жизненные переживания, такие как красота, страдания и смерть.
  • Самопознание — Осознание себя с точки зрения мыслей, чувств, эмоций, ответственности и опыта; растущее понимание и принятие индивидуальной идентичности; развитие самоуважения.
  • Взаимоотношения — Признание и оценка ценности каждого человека; развитие чувства общности; способность строить отношения с другими людьми.
  • Творчество — Выражение самых сокровенных мыслей и чувств посредством, например, искусства, музыки, литературы и ремесел; тренировка воображения, вдохновения, интуиции и проницательности.
  • Чувства и эмоции — Ощущение движимости красотой или добротой; пострадал от несправедливости или агрессии; растущее понимание того, когда важно контролировать эмоции и чувства, и как научиться использовать эти чувства в качестве источника роста.

Большинство людей могут относиться к этим вещам, но они по-разному интерпретируют их и значение, которое они им приписывают. Некоторые люди связывают эти переживания и чувства с физическими, социологическими или психологическими причинами.Другие находят объяснение им в учениях своей религии, и действительно есть свидетельства того, что большинство людей в Британии в какой-то мере верит в Бога.

Духовное развитие в образовательном контексте

Духовное развитие — важный элемент образования ребенка и фундамент для других областей обучения. Без любопытства, без склонности к вопросам и без упражнения воображения, проницательности и интуиции у молодых людей не будет мотивации к обучению, и их интеллектуальное развитие будет нарушено.Лишенные самопонимания и, возможно, способности понимать других, они могут испытывать трудности в сосуществовании с соседями и коллегами в ущерб своему социальному развитию. Если бы они не были способны испытывать трепет и удивляться красоте мира, в котором мы живем, или способности художников, музыкантов и писателей манипулировать пространством, звуком и языком, они жили бы во внутренней духовной и культурной пустыне. .

Представление о том, что ученики будут развиваться духовно, заставляет надеяться, что это область, в которой ученики могут развиваться.Не отстаивая модель линейного развития, шаги к духовному развитию могут включать:

  • признание существования других как независимых от себя;
  • осознавать и размышлять о своем опыте;
  • задавая вопросы и исследуя значение опыта;
  • понимание и оценка ряда возможных ответов и интерпретаций;
  • развитие личных взглядов и идей;
  • применение прозрений, полученных с возрастающей степенью восприятия, к собственной жизни.

[страница 4]

НРАВСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ

Нравственное развитие, как и духовное, нельзя определить одним простым утверждением. Он включает в себя несколько элементов.

  • Воля к нравственному поведению как принципиальная точка — Это отношение является основополагающим для нравственного развития.
  • Знание кодексов и правил поведения, согласованных обществом — как нормативных, так и предписанных законом.
  • Знание и понимание критериев, выдвигаемых в качестве основы для принятия ответственных суждений по вопросам морали.
  • Способность выносить суждения по моральным вопросам — по мере их возникновения, применяя моральные принципы, идеи и рассуждения.

Моральный вопрос — это проблема, которая вовлекает людей в принятие решения на основе того, что правильно и что неправильно. Решение часто требует действий, которые, как ожидается, будут способствовать добру и минимизировать зло.Детям необходимо знать разницу между правильным и неправильным, хотя очень маленькие дети часто не различают контексты, в которых используются такие слова, как «правильно» и «неправильно». Иногда, например, слово «неправильно» будет относиться только к социально неприемлемому поведению (неправильно показывать язык), в то время как в других случаях речь идет о моральном абсолюте. Тем не менее, детей необходимо с раннего возраста знакомить с представлениями о добре и зле, чтобы моральное поведение стало инстинктивной привычкой.

Личная мораль сочетает в себе убеждения и ценности отдельных людей, социальных, культурных и религиозных групп, к которым они принадлежат, а также законы и обычаи общества в целом. Следует ожидать, что школы будут поддерживать те ценности, которые содержат моральные абсолюты.

Значения школы должны включать:

  • говорит правду;
  • сдерживая обещания;
  • уважая права и собственность других лиц;
  • уважительное отношение к другим;
  • помощь тем, кому повезло меньше и слабее нас;
  • принятие личной ответственности за свои действия;
  • самодисциплина.

Значения школы должны отклонить:

  • издевательства;
  • обман;
  • обман;
  • жестокость;
  • безответственность;
  • нечестность.

Маленькие дети редко имеют возможность или опыт принимать собственные решения относительно того, что хорошо, а что плохо. Поэтому они должны расти, зная, что из этого приемлемо, а что нет. Молодые люди неизбежно зададутся вопросом, почему все так, как есть, и будут проверять границы, как это делали предыдущие поколения.Но должны быть границы — некоторая форма системы ценностей, которая предоставляет помощь и поддержку, позволяющую детям прийти к собственному суждению.

В дополнение к таким абсолютным ценностям, как эти, дети по мере взросления осознают, что в жизни постоянно возникают ситуации, когда то, что правильно или неправильно, не является общепризнанным. Общество допускает, даже если оно не поощряет, диапазон поведения, который


[страница 5]

считается неправильным некоторыми, а зачастую и многими его членами.Примеры включают употребление алкоголя, курение и азартные игры, а также развод, аборт и то, что называется кровавым спортом. Ученики должны принять собственные решения по этим и другим вопросам, некоторые из которых возникнут в рамках запланированной учебной программы, а некоторые — в результате непосредственных событий. Задача школ в сотрудничестве с домом — дать ученикам знания и способность задавать вопросы и рассуждать, что позволит им развивать свою собственную систему ценностей и принимать ответственные решения по таким вопросам.

Нравственное развитие в образовательном контексте

Моральное развитие в школе основывается на опыте ребенка дома. Необходимо настаивать на том, чтобы ученики вели себя приемлемо по отношению к персоналу и друг к другу. Во всех школах есть правила по этим вопросам с санкциями, обеспечивающими их соблюдение. Эти правила предоставляют ученикам возможность на раннем этапе осознать и принять тот факт, что эффективное и справедливое общество основано на предположении, что определенные правила приемлемы для широкого круга людей.Ученики узнают, что нарушение правил сообщества чревато последствиями для них самих и других. По мере взросления ученики должны понимать, почему правила важны, и действовать в соответствии с ними, исходя из убеждения, а не просто из страха попасть в неприятности. Ученики также усваивают более сложные уроки: что правила интерпретируются по-разному разными людьми, что иногда делаются поправки для людей, которые нарушают правила, а иногда нет.

Морально воспитанные выпускники школ должны уметь:

  • различать добро и зло;
  • сформулировать свои собственные взгляды и ценности;
  • нести ответственность за свои действия;
  • признают моральное измерение ситуаций;
  • понимать долгосрочные и краткосрочные последствия своих действий для себя и других;
  • разработать для себя набор социально приемлемых ценностей и принципов и установить руководящие принципы для управления своим поведением;
  • признают, что их ценности и отношения могут измениться со временем;
  • ведут себя последовательно в соответствии со своими принципами.

[стр. 6]

КАК ШКОЛА СОДЕЙСТВУЕТ ДУХОВНОМУ И НРАВСТВЕННОМУ РАЗВИТИЮ?

Есть три области школьной жизни, в которых возникают возможности для духовного и нравственного развития. Это идеал школы, все предметы учебной программы и коллективного поклонения.

Этос школы отражает ценности и отношения, которые характеризуют сообщество, атмосферу в школе, качество взаимоотношений и то, как школа помогает ученикам справляться с конфликтами, потерями, горем или трудностями.Этос школы отражает ценности, которые сообщество намеревается продвигать. Эти ценности определяют поведение в школе и особенно в классе. Каждая школа утверждает, что ценит академические успехи и достижение потенциала. Поэтому ожидания, регулирующие поведение в классе, должны быть направлены на создание благоприятной рабочей среды. Вероятно, все школы заявляют, что их цель — развить у молодых людей чувство уважения к другим, независимо от расы или вероисповедания.Поэтому они должны чутко относиться к взглядам людей в школе, которые выражают свою духовность в терминах различных религиозных традиций. Школы также должны знать о религиозном происхождении своих учеников и должны чутко реагировать на учеников, исповедующих религиозную веру.

Знания и понимание, необходимые как для духовного, так и для нравственного развития, а также способность делать ответственные и обоснованные суждения должны развиваться через по всем предметам учебной программы .В большинстве аспектов учебной программы ученики должны сталкиваться с вопросами о происхождении Вселенной, цели жизни, природе доказательства, уникальности человечества и смысле истины. Их следует побуждать размышлять о возможности определенности и подвергать сомнению часто преувеличенное представление о непогрешимости науки как единственного средства познания мира, а также столь же преувеличенное представление о неадекватности религии и философии. Возникают моральные проблемы, например, в науке (вопросы жизни и смерти), географии (вопросы окружающей среды) и истории (развитие толерантности).В частности, школы должны обеспечить получение всеми учениками религиозного образования, которое способствует духовному и нравственному развитию в свете учений великих мировых религий. Для школ, преподающих по согласованной программе в соответствии с ERA, наибольшее внимание следует уделять христианству, которое так сильно способствовало духовным и нравственным ценностям этой страны, а также знакомило учеников с другими основными религиями в нашем сообществе.

Религиозное образование играет особенно важную роль в духовном и нравственном развитии учащихся.Большинство согласованных программ требует, чтобы ученики задавались важнейшими вопросами жизни и смерти, такими как «Кто я?», «Что не так?» «Какое лекарство?», «Есть ли абсолюты правильного и неправильного?» Учеников следует поощрять задавать такие вопросы в других разделах учебной программы, но именно в области религиозного образования от них следует прямо требовать этого. Они должны иметь право отвечать на такие вопросы или нет, и их ответ не может быть предопределен. Однако осознанные ответы на такие вопросы могут быть даны только в свете знания и понимания мудрости других.Ученикам следует бросить вызов, услышав утверждения об истине, высказанные людьми с другим религиозным или философским взглядом на жизнь.


[стр. 7]

Духовное и нравственное развитие учеников подразумевает необходимость разнообразного обучения, которое дает ученикам возможность:

  • обсуждать личные вопросы;
  • развивать отношения со взрослыми и сверстниками;
  • развивать чувство принадлежности к сообществу;
  • бросить вызов, исследуя верования и ценности других, углубляя их знания и понимание своей собственной веры или убеждений;
  • обсуждать религиозные и философские вопросы;
  • понять, почему люди принимают определенные решения по духовным и моральным вопросам и как эти решения влияют на их жизнь;
  • испытать то, что эстетически сложно;
  • Испытайте тишину и размышления.

Коллективное поклонение должно предлагать ученикам возможность изучать и делиться своими убеждениями; учтите важность молитвы, медитации и тишины; учитывать актуальность идей и убеждений для их собственной жизни; думать о нуждах других и развивать чувство общности; и осознавать важность религиозных убеждений для тех, кто их придерживается. Коллективное поклонение также дает возможность подтвердить, истолковать и применить на практике ценности школы. Это дает время отпраздновать различные достижения членов сообщества, которые считаются ценными.

Если коллективное поклонение действительно стимулирует размышления и рост, в нем должны участвовать все члены общины. Это участие требует планирования, и важно, чтобы школы могли точно продемонстрировать, как коллективное богослужение было спланировано для содействия духовному и нравственному развитию в рамках закона.

ПОДГОТОВКА ШКОЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

Правительство скоро проведет консультации по правилам, которые потребуют от всех школ представить четкое заявление о своей политике в отношении духовного и нравственного развития учеников.Отдельные учителя и другие взрослые в школах сознательно или неосознанно передают ценности ученикам, и важно, чтобы эти ценности согласовывались с теми, которые, по утверждению школы, продвигают. Родители имеют право знать информацию, которую получают их дети, и беспокоиться о них, особенно от учителей, которых часто считают образцами для подражания. Школы и руководящие органы, которые еще не сделали этого, должны разъяснить политику школы в этих областях и набор основных ценностей, определяющих подход школы.

Заявление о ценностях

Этос школы может быть очевиден через заявление, в котором излагаются ценности, которые школа намерена продвигать и которые она намерена демонстрировать во всех аспектах своей жизни. Для школы составление такого заявления дает возможность всем участникам участвовать в духовных и нравственных дебатах и ​​согласиться с основными ценностями, приемлемыми для всех. Это означает, что все сотрудники и управляющие должны согласиться поддерживать эти ценности и осуществлять свои полномочия, когда согласованные ценности игнорируются.Родители и дети должны согласиться с тем, что, выбрав школу с полным знанием этих ценностей, они готовы их соблюдать. Важно помнить, что дети, особенно старшие школьники, чаще чувствуют


[стр. 8]

обязательство соблюдать ценности школы, если эти ценности открыто и открыто обсуждаются с ними.

Ценности и поведение

Стандарты поведения, ожидаемые школой, отражают ее ценности.Важно, чтобы школа установила те ценности, которые определяют поведение в школе и особенно в классе. «Наиболее эффективными школами кажутся те, в которых создана позитивная атмосфера, основанная на чувстве общности и общих ценностях» («Дисциплина в школах» — «Отчет Элтона» 1989 г.).

Дети с большей вероятностью будут вести себя ответственно, если на них возложат ответственность. Но это может быть действительно эффективным только в сообществе, которое возлагает эту ответственность в рамках четко установленных границ допустимого поведения, и где учителя твердо и быстро реагируют на учеников, выходящих за эти границы.

Ценности присущи учению . Учителя по своей профессии являются «моральными агентами», которые воплощают ценности в том, как они обращаются к ученикам и друг к другу, как они одеваются, какой язык они используют и какие усилия они вкладывают в свою работу.

Ценности лежат в основе видения школы как сообщества . Процедуры похвалы, назначения офицеров, награждения и наказания — все это дает представление о том, какие качества ценятся. Политика приема, особенно в отношении детей с особыми потребностями, также свидетельствует о ценностях.

Разработка заявления о ценностях — это не просто процесс создания глянцевой документации. Это важное и честное заявление о школе и о том, что она означает. Хотя многие школы разделяют общие ценности, они будут отличаться в других, и эти различия имеют решающее значение для влияния на выбор родителей.

Самым важным моментом в заявлении о ценностях является то, что оно должно быть реализовано — что его следует не только видеть, но и рассматривать как эффективное. Возможно, самой сложной задачей школы является обеспечение того, чтобы ее ценности действительно подкрепляли ожидания и правила, и чтобы они серьезно воспринимались всеми членами сообщества.Тот факт, что некоторые аспекты заявления следует постоянно пересматривать, автоматически вовлекает в обсуждения новых членов.


[стр. 9]

ДУХОВНОЕ И НРАВСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ УЧЕНИКОВ — КРИТЕРИИ ИНСПЕКЦИИ

Порядок проверки варьируется в зависимости от типа школы, чтобы учитывать статус школ, получающих добровольную помощь, школ по специальному соглашению и других.

Школам настоятельно рекомендуется не пытаться оценивать духовное и нравственное развитие учеников.Такая деятельность может рассматриваться как навязчивая, а любые суждения — весьма субъективными. Однако школы должны оценивать учебную программу и другие области школьной жизни, чтобы обеспечить соответствующие возможности для духовного и нравственного развития.

С 1993 года OFSTED будет проверять и оценивать возможности школ для духовного и нравственного развития и реакцию учеников на это положение. Доказательства такого положения будут собраны посредством:

  • беседы с руководителем, другими членами персонала и, если возможно, с председателем управляющих;
  • наблюдение за уроками и другими аспектами работы школы;
  • Наблюдение за ежедневным коллективным богослужением.

Эти обсуждения и наблюдения должны указать, например, что школа:

  • имеет согласованный подход к способам решения духовных и нравственных проблем в школе;
  • продвигает дух, который ценит воображение, вдохновение, созерцание и ясное понимание того, что хорошо и что плохо;
  • предлагает возможности в учебной программе для рефлексивного и эстетического опыта и обсуждения вопросов о значении и цели;
  • обеспечивает надлежащее религиозное образование и коллективное богослужение.

[стр. 10]

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ

Школы должны оценивать учебную программу и другие аспекты школьной жизни, чтобы обеспечить возможности для духовного и нравственного развития учеников. Следующие вопросы могут помочь начать обсуждение.

  • Как бы вы описали дух своей школы? Каким образом вы бы хотели, чтобы это изменилось?
  • Где в учебной программе есть возможности для духовного и нравственного развития?
  • Как ваша школа обеспечивает, чтобы коллективное поклонение способствовало духовному и нравственному развитию учеников?
  • Как ваша школа учитывает религиозное происхождение своих учеников?
  • Как школам лучше всего определить и опубликовать свои основные ценности?
  • Каковы стратегии ответа на вопросы учеников, влияющие на духовное и нравственное развитие?
  • Как губернаторам и персоналу лучше всего вовлечь родителей в решение этих вопросов?

.

Люди меняют свои моральные ценности, чтобы приносить пользу себе по сравнению с другими — ScienceDaily

Согласно старой пословице, если кто-то говорит вам, что «дело не в деньгах, а в принципе», скорее всего, дело в деньгах. Новое исследование, опубликованное в Proceedings of the Royal Society B , показывает, что люди быстро меняют свои моральные ценности в зависимости от того, какое правило означает больше денег для них, чем для других.

Исследование под названием «Справедливость или равенство? Моральные суждения следуют за деньгами» было проведено Питером ДеСциоли, доцентом кафедры политологии Университета Стоуни-Брук и заместителем директора Центра поведенческой политической экономии, и его коллегами.

«Предыдущее исследование подчеркивает, что личности, гены и воспитание людей являются основным источником моральных ценностей и разногласий по поводу морали», — сказал ДеСциоли. «Мы обнаружили, что люди также корректируют свои моральные ценности в зависимости от того, какой принцип приносит им наибольшую пользу. Наши моральные принципы более гибкие и корыстные, чем мы хотели бы признать».

В исследовании участники работали парами, чтобы расшифровать абзац для получения денежного вознаграждения. Один участник был машинисткой, которая расшифровала три абзаца, а другой была контролером, которая расшифровала один абзац, случайно выбранный из параграфов машинистки.Если транскрипции двух партнеров совпадали, то они вместе получали денежное вознаграждение. Крайне важно, чтобы машинистка решала, как разделить эти деньги за вознаграждение.

Машинистка могла разделить деньги поровну, по 50% каждому, или в зависимости от работы, которую выполнял каждый человек, 75% машинистке, которая расшифровала три абзаца, и 25% контролеру, переписавшему один параграф. Большинство машинисток в этой ситуации забрали большую долю пирога, что соответствовало их личным интересам.

Но не только выбор машинисток был корыстным.Участники также оценили нравственность и справедливость каждого правила разделения: равенство (равные выплаты) или справедливость (выплаты пропорциональны труду). Эти моральные суждения тоже были корыстными. Участники, назначенные машинистками, считали, что равенство было более справедливым и нравственным, в то время как участники, назначенные в качестве шашек, считали равенство более справедливым и нравственным.

Более того, когда исследователи измеряли моральные ценности до и после того, как участники были распределены по ролям, люди были пойманы на месте действия: их моральные ценности изменились за несколько минут в пользу правила, которое давало им большую долю денег.

ДеСциоли отмечает, что это открытие применимо ко многим ситуациям, в которых людям необходимо разделить ресурсы, такие как члены семьи, делящие имущество, деловые партнеры делят прибыль, граждане решают, как будут потрачены налоговые доллары, или страны, разделяющие территорию.

«Однако у нашего эгоизма есть некоторые пределы», — подчеркнул ДеСциоли. В последнем эксперименте исследователи устранили оправдание неравного разделения, попросив обоих партнеров записать один абзац.В этом сценарии большинство машинисток (78%) разделили награду поровну, а не получили большую долю. И машинистки больше не меняли свои моральные суждения в корыстном направлении.

Исследователи приходят к выводу, что «преследование личных интересов сдерживается, однако, ограничениями координации. Люди стремятся не только принести пользу себе, но и убедить других в своей моральной правоте».

История Источник:

Материалы предоставлены Университетом Стоуни-Брук . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

.

цитат о моральной философии (95 цитат)

«Если мы сможем использовать водородную бомбу — а, как вы сказали, это не игра в шашки; это реально, это война, и никто не дурачится — разве это не смешно ползать в траве, метать ножи и, может быть, погибнуть. . . и даже проиграть войну. . . когда у вас есть настоящее оружие, которое можно использовать для победы? Какой смысл в том, что множество мужчин рискуют своей жизнью с устаревшим оружием, когда один тип профессора может сделать гораздо больше, просто нажав кнопку? »
Зим не ответил сразу, что было совсем не похоже на него.Затем он мягко сказал: «Тебе нравится пехота, Хендрик? Знаешь, ты можешь уйти в отставку.
Хендрик что-то пробормотал; Зим сказал: «Говори!»
Я не хочу уходить в отставку, сэр. Я собираюсь пропотеть свой срок ».
Понятно. Что ж, вопрос, который вы задали, на самом деле не подходит для сержанта. . . и тот, о котором вы не должны спрашивать меня. Вы должны знать ответ, прежде чем присоединиться. Или тебе следует. В вашей школе был курс истории и моральной философии?
Что? Конечно — да, сэр.’
Значит, вы слышали ответ. Но я выскажу вам свое — неофициальное — мнение по этому поводу. Если бы вы хотели преподать ребенку урок, вы бы отрубили ему голову?
Почему. . . нет, сэр!’
Конечно, нет. Вы бы грести на нем. Могут возникнуть обстоятельства, когда поразить врага водородной бомбой так же глупо, как отшлепать ребенка топором. Война — это не насилие и убийство в чистом виде; война — это контролируемое насилие с определенной целью. Цель войны — поддержать решения вашего правительства силой.Цель никогда не состоит в том, чтобы убить врага только для того, чтобы убить его. . . но заставить его делать то, что вы от него хотите. Не убивать. . . но контролируемое и целенаправленное насилие. Но это не ваше или мое дело решать цель контроля. Никогда не солдатское дело решать, когда, где и как — или почему — он сражается; это принадлежит государственным деятелям и генералам. Государственные деятели решают, почему и сколько; генералы берут это оттуда и говорят нам, где, когда и как. Мы поставляем насилие; другие люди — «старшие и мудрые головы», как они говорят, обеспечивают контроль.Так и должно быть. Это лучший ответ, который я могу вам дать. Если вас это не устроит, я дам вам записку, чтобы поговорить с командиром полка. Если он не может вас убедить — иди домой и будь штатским! Потому что в этом случае из тебя никогда не получится солдата ».

Роберт А. Хайнлайн,

Звездный десант

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *