Разное

Тамплиеры и катары: Глава четырнадцатая. Катары. Подлинная история тамплиеров

26.10.2020

Глава четырнадцатая. Катары. Подлинная история тамплиеров

Глава четырнадцатая. Катары

У катаров и тамплиеров определенно есть общие черты. Те и другие соблюдали обет безбрачия, тех и других обвиняли в ереси, тех и других подозревали в сокрытии сокровищ и, наконец, те и другие были уничтожены. Еще одна общая черта: и катары, и храмовники оказались вовлеченными во множество не лишенных интереса предположений и догадок, касающихся вещей, к которым они не имели ни малейшего отношения, — например Святого Грааля.

Так кем же были катары?

Религия катаров включает в себя верования, существовавшие многие столетия, а возможно, и тысячелетия. Сталкиваясь с жестокостью и неизбежными проявлениями несправедливости в жизни, некоторые люди решили, что добрый Бог не может нести ответственность за это безобразие. Не соглашаясь с той точкой зрения, что Господь посылает людям испытания или наказывает их за грехи, они пришли к заключению, будто Бог не является всемогущим. В некоторых формах этих верований предполагается существование двух богов — добра и зла, которые пребывают в постоянной борьбе друг с другом за власть над людьми. В тех религиях, которые исходят из существования единого всемогущего Бога, эта сила зла, другими словами — дьявол, все же находится под контролем Неба. Катары же наделяют дьявола большим влиянием на судьбы людей.

Вера в то, что мир есть зло, влечет за собой убежденность, что бог зла ответствен не только за проявление зла в этом мире, но и за мир в целом. Бог добра правит на Небесах и желает, чтобы души людей отправлялись (или возвращались) именно туда. В этом случае все, что имеет отношение к земному имуществу или продолжению рода, суть мерзость, ибо оно лишь продлевает время, проведенное вдали от Неба. Поэтому истинно верующий дуалист не употребляет в пищу ничего, что было получено в результате совокупления животных — мясо, яйца или даже молоко. Недаром один охотник за еретиками поделился своим опытом, сказав, что распознает свою жертву, в частности, по бледности лица.

Существовало довольно много разновидностей этой веры, ориентированной на существование двух богов. Ученые предпринимали попытки связать истоки верований катаров с раннехристианскими гностиками или манихейством — позднеримской религией, которой одно время был увлечен святой Августин. Однако, несмотря на определенное сходство, непосредственной связи между катарами и раннехристианскими верованиями, скорее всего, не существует.

Религия катаров (кагаризм) зародилась, по всей вероятности, на территории современной Боснии в середине десятого века и затем утвердилась в Болгарии. Первым известным нам проповедником связанных с катаризмом религиозных идей является болгарский священник Богомил, имя которого означает «достойный Божьей милости». В нашем распоряжении имеется речь проповедника десятого века Космо, в которой тот обрушивается на последователей Богомила. Из этой речи явствует, что богомилы были одной из многочисленных групп, желавших, скорее, реформировать христианскую церковь, чем расстаться с ней. Они не поклонялись кресту: зачем восславлять орудие убийства? Они указывали на лицемерие церковных иерархов, и с этой критикой даже Космо был вынужден согласиться. Но его ужасало, что богомилы вовсе отвергали Ветхий Завет, а Новый Завет признавали лишь частично.

Космо заявляет, что вера богомилов ложна и что их смирение и воздержанность в пище притворны и рассчитаны на внешний эффект. Они носят с собой Евангелие, но не понимают его истинной сути. Самое пагубное их заблуждение, по мнению Космо, заключается в том, что «все в мире существует по воле дьявола: небо, солнце, звезды, воздух, земля, человек, церкви, кресты — все, что исходит от Бога, они приписывают дьяволу»[411]. Наконец, эти еретики не видели никакой надобности в священнослужителях — они исповедовались друг другу и друг другу отпускали грехи.

Эти две особенности вероучения отделяли дуалистов от других христиан, и преодолеть подобный разрыв не представлялось возможным.

В середине двенадцатого века существовало множество реформаторских движений. Некоторые из них возникли с одобрения церкви и превратились в новые монашеские ордена — например, цистерцианский и францисканский. Другие же были объявлены еретическими и запрещены — к ним, в частности, относятся вальденсы и катары. Немало людей, неудовлетворенных своей жизнью и событиями в окружающем мире, охотно воспринимали новые вероучения, особенно если они включали в себя уже знакомые сюжеты об Иисусе Христе и обнажали низменные качества церковных иерархов.

Религия богомилов постепенно распространялась на Западную Европу, следуя торговыми путями через Италию, вдоль Рейна и через Южную Францию, где оказалась лишь одним из многих альтернативных вероучений. Например, в начале двенадцатого века некий проповедник по имени Генрих пришел в город Ле-Ман и испросил у тамошнего епископа Гильдеберта разрешения на свои проповеди. Гильдеберт такое разрешение дал, а сам на некоторое время уехал в Рим. По возвращении он обнаружил, что жители Ле-Мана решили, будто им вообще более не нужны священнослужители, и епископа просто-напросто не впустили в его собственный город. Со временем Гильдеберт вернул себе контроль над паствой, а Генрих прилюдно отрекся от своих еретических мыслей и уединился в одном из монастырей. Однако довольно скоро он снова вышел на свободу и продолжил свою проповедническую деятельность где-то в другом месте. Нам неведомо, чему именно учил своих последователей Генрих, кроме сильнейшей антипатии к официальному духовенству, но и этого оказалось достаточно, чтобы снискать популярность.

Еще одним проповедником, чья деятельность продолжалась почти двадцать лет (1116–1136 годы), был Пьер де Брюи. Проповедовал он в долине Роны, на юго-востоке Франции. Некоторые из его «ересей» всплыли в позднейших протестантских течениях. Главные пункты вероучения Пьера сводились к следующему: крещение младенцев не имеет смысла, ибо для восприятия религии человеку необходимо быть в разумном возрасте; церкви не нужны вовсе, «поскольку Господь слышит взывающих к Нему из кабаков столь же хорошо, как возносящих молитвы в храмах»[412]; поклоняться кресту не следует, поскольку это орудие пытки; месса не является таинством; поминальные молитвы и принесение даров усопшим лишены смысла, ибо помочь мертвецам люди не в силах.

Генрих избегнул наказания за свои проповеди, чего нельзя сказать о Пьере: в городе Сен-Жиль он попытался сжечь крест, но вместо этого разъяренные горожане сожгли его самого.

Пьер и Генрих были лишь двумя из многочисленной армии странствующих проповедников. Только некоторым из них удалось привлечь к себе последователей и основать общины. Еще меньше было тех, кто смог изложить свои взгляды на письме. Действовали они, разумеется, не только в Южной Франции, но и по всей Европе.

Первые признаки движения богомилов на запад отмечены в начале сороковых годов двенадцатого века, когда настоятель одного из монастырей близ Кельна отправил Бернару Клервоскому послание, в котором просил его возвысить свой голос против группы еретиков, появившейся в округе. Кое-какие обычаи этих еретиков были свойственны и катарам — скажем, крещение взрослых возложением рук, а не водой, — но тем не менее для причисления этой группы к катарам у нас слишком мало сведений.

В 1145 году Бернар отправился на юг Франции с проповедями против еретиков. В первую очередь его заботили приверженцы Генриха и Пьера, но, помимо них, в поле зрения Бернара попали люди, которых его спутник и биограф Жоффруа д’Оксер назвал «арианами». Бернар не стал уделять им особое внимание, однако из сохранившихся записей можно понять, что представление этих людей о природе Христа отличалось от принятого официальной церковью. У Бернара сложилось впечатление, что к этой группе еретиков принадлежат в основном ткачи, жившие в Тулузе. Что касается катаров, то они в то время были слишком малочисленны, чтобы вызвать особое беспокойство Бернара Клервоского.

Однако за последующие сорок лет движение катаров стремительно распространилось по всей Окситании. Причина этого остается загадкой на протяжении веков, поскольку в иных местах это учение, после некоторых первоначальных успехов, довольно быстро сошло на нет. По-видимому, тут дело в сочетании нескольких факторов: слабости местного духовенства, привлекательности вероучения катаров, достойного всяческих похвал их образа жизни и провозглашения равноправия получивших доступ в общину женщин. Преобладание женщин среди катаров не является случайным; здесь им было дозволено становиться священниками, а эта идея имела многочисленных сторонников.

Не в пример большинству еретических сект катары отличались хорошей организацией. В 1160-х годах у них были свои священнослужители и епископы. Это сделало движение более заметным и представляющим куда большую угрозу для официальной церкви, чем другие ереси. Кроме того, последователи катарской доктрины не оказывали никакой (в том числе финансовой) поддержки местному духовенству.

Катары подразделялись на две группы. Большинство принадлежало к так называемым «кредентес», то есть верующим. Они старались вести праведную жизнь в согласии со своим учением, но не прибегали к крайним формам отречения от плотской стороны, как это было свойственно представителям второй группы — «перфекти», или «совершенным». Последние, как подсказывает их название, стремились придерживаться более строгих норм поведения. Они проводили время в молитвах и проповедях своей веры, строго соблюдали целомудрие, постились, никогда не употребляли в пищу мясо, яйца или сыр.

На первых порах различные ордена направляли к катарам своих проповедников, дабы развеять их пагубные заблуждения. Сведения об этих заблуждениях мы черпаем в основном из дошедших до нас текстов с аргументацией этих проповедников, а из содержащихся там же контраргументов катаров можно узнать немало и об их вероучении. Например, «они („совершенные“) лживо утверждали, будто соблюдают целомудрие; они тщились сделать вид, будто никогда не лгут, а на самом деле постоянно живут во лжи, в особенности там, где это касается Господа; они заявляли, что люди ни при каких обстоятельствах не должны клясться… Они воистину чувствовали себя в безопасности и полагали, что могут свободно и безнаказанно предаваться греху, ибо верили, что спасутся без воздаяния за совершенное зло, без исповеди и покаяния, стоит им в предсмертных муках прочесть „Отче наш“ и удостоиться возложения рук от своих наставников»[413].

Из этого можно сделать вывод, что они были целомудренны, избегали лжи, не клялись и не верили в посредничество священнослужителей. У катаров было в ходу крещение особого вида, «консоламентум», которое каждый мог принять лишь однажды. Как и в раннехристианских общинах, многие катары принимали крещение лишь на смертном одре. Многие ли могут быть тверды в убеждении, что не отпадут от своей веры? Именно поэтому тех, кто принимал «консоламентум», не достигнув старости, почитали как «совершенных».

В конце концов папа Иннокентий III и другие иерархи пришли к пониманию, что контроль над ситуацией утрачен. Даже Раймунд VI, граф Тулузский, считался если не катаром, то, во всяком случае, сочувствующим этому движению. В 1208 году Иннокентий отлучил Раймунда от церкви и призвал к крестовому походу против катаров. Последовала долгая и беспощадная война. Каждый десятый катар был предан смерти, и большая часть Окситании оказалась под властью французской короны.

Последним оплотом катаров стала крепость Монсегюр, расположенная на высокой горе на юге Франции. Несколько сотен защитников в течение двух лет удерживали крепость против французской армии. Наконец стало ясно, что сдача Монсегюра неизбежна. 14 марта 1244 года защитники крепости спустились по крутой тропе и без тени страха направились к приготовленному для них костру. Более двухсот мужчин, женщин и детей погибли в огне вместе со своими предводителями.

Укоренившаяся в сознании, хотя и ничем не подтвержденная легенда гласит, что в ночь накануне сдачи крепости и гибели ее защитников с утеса, на котором стоял замок Монсегюр, было тайно спущено некое сокровище. Оно, как предполагалось, было столь важным, что ради него стоило отдать жизнь. И хотя нет никаких доказательств его существования, некоторые версии легенды утверждают, что впоследствии сокровище катаров перешло к тамплиерам.

Глядя на Монсегюр, трудно себе представить, каким образом тяжелые сундуки с драгоценностями можно темной ночью спустить по обрывистым склонам горы, со всех сторон окруженной врагами. Зато легко понять, как на такой круче катары смогли продержаться целых два года.

Так что же на самом деле связывало Орден Храма и катаров?

Один популярный, но изобилующий ошибками труд утверждает, что среди катаров находились тайные тамплиеры, Великий магистр ордена Бертран де Бланфор (или Бланшфор) сам был катаром и выходцем из семьи катаров, а братья ордена предоставляли преследуемым катарам убежище[414]. Чтобы прокомментировать все ошибки этой книги, понадобилась бы целая команда историков, и я с удовольствием вошла бы в их число. Пока же давайте рассмотрим аргументацию авторов.

Утверждение, что Бертран был катаром, основано на двух грамотах, датированных 1130-ми годами, то есть десятилетием раньше, чем появилось первое упоминание о катарах в Окситании. Впрочем, подумала я, пытаясь идти навстречу авторам, ведь семья Великого магистра могла обратиться в веру катаров на раннем этапе движения. Однако, взглянув на эти грамоты, я выяснила, что речь в них идет не о Бертране де Бланфоре, а о Бернаре де Бланшфоре, то есть совершенно другом человеке. Не исключено, что они состояли в родстве, но никаких указаний на это обстоятельство я не нашла. Кроме того, источник, которым воспользовались авторы, представляет собой некую компиляцию грамот тамплиеров, собранных из разных архивов. Две упомянутые грамоты взяты из архива Дузена («Картулярий Дузена»), одного из первых командорств ордена в Окситании. С этим я решила разобраться подробнее.

В командорстве Дузен оказалось еще несколько грамот, подписанных Бернаром де Бланшфором, которые свидетельствовали о пожертвованиях ордену от целой группы дарителей. Бернар вместе с несколькими соседями передал тамплиерам земельный надел. Установлено также, что в 1130-х годах сама семья Бланшфоров также одаривала орден, а в 1147 году племянница Бланшфора передала храмовникам Дузена земельный участок. Означает ли это, что Бланшфоры благоволили к Ордену Храма? Возможно, это так. Не исключено, правда, что они всего лишь присоединились к целой группе жертвователей. Означает ли это, что Великий магистр Бертран де Бланфор был членом этого семейства? Вовсе нет. Во Франции существует несколько семей Бланфоров и Бланшфоров, так что существующих данных явно недостаточно.

Итак, неизвестно, входил Бертран в эту семью или нет; впрочем, у нас нет и доказательств принадлежности Бланшфоров к катарам. Замечу при этом, что большинство населения Окситании вовсе не было активными членами катарской общины.

И наконец, как обстоит дело с утверждением, что тамплиеры укрывали преследуемых катаров? Авторы дают в этом месте следующее разъяснение: «Документ, найденный в архиве семейства де Брюйер и Молеонов, содержит указания на то, что храмовники Кампани и Альбедюна (Безю) открыли дом, где находили приют „добрые люди“ из катаров. Этот документ, наряду с другими, был утрачен во время войны в ноябре 1942 года» (курсив мой. — Ш.Н.)[415].

Какая досада!

Помимо пропавших документов, которые, видимо, так и не успели скопировать, никаких свидетельств связи тамплиеров с катарами не существует. Храмовники отказались воевать с этими еретиками по той же причине, по которой не присоединились к крестовому походу на Константинополь или не дали вовлечь себя в войны с папами. Делом ордена было сражаться с сарацинами и отвоевывать для христиан Святую землю.

Вильгельм де Пюилорен, летописец крестового похода на катаров, упоминает о тамплиерах довольно скупо, но всегда отмечает, что они были на стороне Римской церкви. Когда сторонник катаров граф Раймунд Тулузский приказал повесить своего родного брата Балдвина, «братья Ордена Храма попросили отдать им его тело, сняли его с виселицы и похоронили близ церкви в монастыре Лавальдье»[416].

Сейчас принято считать, что поход на катаров осуществлялся папой и французским королем. На самом деле это была и гражданская война. Балдвин принял сторону церкви и пошел на брата. Тамплиеры ему сочувствовали. Но те же храмовники, что похоронили брата Раймунда, предоставили убежище епископу Тулузы, когда тот не смог вернуться в город, занятый катарами.

Не вызывает сомнения, что тамплиеры Окситании хорошо знали катаров, а кое-кто из них состоял с ними в родстве. Многие семьи оказались разделенными религиозной пропастью. Это не было редкостью. Один историк, который попытался установить связи между храмовниками и катарами, обнаружил лишь трех человек, обвиненных в ереси, причем после их смерти. Каждый из них либо дарил, либо продавал землю тамплиерам командорства Ма Дье. Двое из них были оправданы. Третий, Пьер де Фенуйе, причастившись Святых Тайн, умер и был похоронен в Ма Дье в 1242 году. Суд, состоявшийся через двадцать лет, признал доказанным, что Пьер был практикующим катаром и что тамплиеры позволили «совершенным» явиться в командорство и совершить над Пьером обряд «консоламентум». В результате Пьер де Фенуйе был посмертно осужден, его останки извлекли из могилы и сожгли.

Правда ли все это? Мне сие неизвестно. Инквизиция не отличалась скрупулезностью ведения дел, но, возможно, все так и было. Однако означает ли это, что тамплиеры командорства Ма Дье были еретиками? Отнюдь. Могло существовать немало иных причин, по которым они позволили похоронить Пьера на своем кладбище. Если Пьер был богатым покровителем ордена или просто добрым другом, храмовники могли сделать вид, что ничего не знают о его религиозных пристрастиях. Трудно не исполнить волю умирающего, особенно если вы его хорошо знаете и любите.

За несколько лет до смерти Пьера де Фенуйе глава командорства Ма Дье выступал свидетелем обвинения на процессе катаров. Так что никаких указаний на то, что тамплиеры были катарами или сочувствовали этому движению, в природе не существует. С другой стороны, известно, что графу Раймунду VI, отлученному от церкви за ересь, дали приют и защиту госпитальеры. Почему в таком случае братьев этого ордена не заподозрили в том, что они помогли катарам спасти свое сокровище? Да хотя бы потому, что тамплиеров уже обвинили в ереси, Орден Храма уничтожили и в его еретичности не могло быть сомнений.

Обвинения против тамплиеров имели целью среди прочего напомнить людям о судьбе катаров, которые действительно отошли от официальной религии. Но никакого сходства между действительным вероучением катаров и верой храмовников не было. Хотя и тех и других обвиняли в поклонении черному коту, и тех и других обвиняли в гомосексуализме: катаров — потому что они проповедовали против продолжения рода, а тамплиеров — потому что среди них были молодые воины, давшие обет целомудрия, а кто же не знает, к чему такое может привести?

Как бы то ни было, ни один серьезный историк так и не нашел каких-нибудь связей между Орденом Храма и катарами.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Падение Монсегюра: как катары прятали свои сокровища | Тамплиеры

С окончанием в 1229 году так называемого Альбигойского крестового похода война не прекратилась. Породивший монстра в виде святой инквизиции, католический Рим жаждал продолжения кровавого пиршества и в 1233 все началось по новому. Секта Доминика Гусмана, черные монахи, псы господни, с новой силой обрушились на добрых людей из Альби. Римскими крест вновь благословил пролитие христианской крови.

Замок катаров Монсегюр

Уже через два года пали Нарбонна, Альби и Тулуза, запылали костры инквизиции. Есть две Церкви: одна гонима, но прощает, а другая всем владеет и сдирает шкуру – так описывал происходящее катар Пере Отье. Спасения не было нигде. Лишь Монсегюр, маленькая крепость на неприступной скале в пиренейский отрогах, в Сабарте, еще оставалась маленьким островком относительной безопасности. Уцелевшие катары потянулись туда…

Французы появились под стенами Монсегюра в мае 1243 года. Вскоре обнаружилось, что взять крепость в кольцо вряд ли удастся. Изрытая ущельями, с гребнями и многочисленными обрывами, целой сетью тропинок — гора была столь огромна, что окружить ее не представлялось возможным. Для этого у Юга де Арсиса, командующего войсками, просто недоставало солдат. Хотя их и было около десяти тысяч. Гарнизон крепости насчитывал едва сто пятьдесят бойцов – большее количество воинов крепость вряд ли могла вместить. Добавьте сюда еще членов семей гарнизона. Остальные, еще несколько сотен, ютились возле крепости, в домах, облепивших склоны горы. Протоколы инквизиции, составленные в ходе допросов после падения Монсегюра, хранят имена трехсот защитников крепости. Еще сто пятьдесят не сочли нужным допрашивать и их имена так и канули в небытие.

Осада началась вяло – французы ограничились попытками пресечь сношение осажденных с внешним миром. Задействовать осадную артиллерию тоже не удавалось – камнеметы не могли стрелять на такую высоту. Нападающим оставалось ждать подкреплений и рассчитывать взять Монсегюр измором в ближайшее время. Но сезон дождей начался раньше обычного и жажда защитникам уже не грозила — открытая водная цистерна в крепости быстро наполнялась. И что самое удивительное — в крепость постоянно доставлялось продовольствие. Тайными тропами сторонникам катаров удавалась проникать в замок принося с собой оружие, последние новости и передавать почту.

Вне всякого сомнения, руководство понимало, что Монсегюр рано или поздно падет и готовились к эвакуации. Не себя – своих ценностей. Известно, что некий катар де Косса с помощником и маленьким отрядом охраны почти сразу после начала осады покинули замок, очевидно имея какое-то задание. Вскоре охрана благополучно вернулась, но без них. Через некоторое время диакон Клеман с тремя сотоварищами повторили путешествие, цель которого, по всей видимости, являлась продолжением первого. Клеман беспрепятственно вернулся обратно — надо полагать с известием, что все готово…

Но что катары хотели спрятать? Может у них были какие-то свои реликвии, драгоценные предметы культа или иные ценности? Нет, не было у них ничего подобного. Ибо они не признавали ни мощей, ни икон, ни крестов. Не признавали они и предстательство Девы Марии и прочих святых. Да и собственность любую отвергали, критикуя римскую Церковь за ненасытную жажду наживы, называя ее синагогой Сатаны.

Вот какова их ересь. Они говорят, что они сами – это Церковь, потому что они одни следуют Христу; и что они остаются истинными последователями апостольской жизни, потому что они не ищут ничего от мира и не владеют ни домами, ни полями, никаким серебром. Как Христос не владел ничем сам, так Он не разрешал и Своим ученикам ничем владеть. Из письма Эвервина, аббата Штайнфельда, святому Бернару Клервоскому. 1143 год

Не был Монсегюр и тайным храмом, как считают некоторые исследователи, одержимые эзотеризмом. Катары не делали из своей веры тайны и не связывали Монсегюр, ни с Гробом Господним, ни с Голгофой, ни, уж тем более, с замком Грааля

К ноябрю французы неожиданно добились успеха – им удалось занять значительную часть горы и приблизится к стенам крепости. В этом им помогли рутьеры — банда наемников из страны басков. Этому горному спецназу не составило труда вскарабкаться почти по отвесным скалам на восточном склоне и укрепиться на узкой платформе всего в ста метрах ниже крепости. Это позволило осаждавшим взять под контроль самый удобный спуск в долину. Но не единственный. Оставались еще тропинки на лесистом, изрезанном ущельями склоне и осажденные продолжали ими пользоваться.

Вскоре к французам прибыло подкрепление. Его возглавил Дюрант, епископ Альби, большой специалист по метательным машинам. По его приказу была изготовлена катапульта и французам с огромным трудом удалось ее затащить на площадку, занятую басками. Начался планомерный обстрел крепости.

Положение осажденных резко осложнилось, но им удалось найти решение — в городок Капденак был отправлен гонец с просьбой о помощи. Обратно он привел с собой некого Бертрана де Баккалариа, известно своим инженерным искусством. И он помог сделать защитниками замка свою катапульту — начались артиллерийские дуэли. И вот тут возникает еще один вопрос. Дело в том, что в Капденаке не было катаров. Даже группа поддержки отсутствовала. Вследствие чего городу удалось избежать разрушений и кровопролития на протяжении всего Альбигойского похода. Кто же тогда прислал этого Бертрана? Отвечу: да, катаров в Капденаке действительно не было, зато были тамплиеры – там располагалось их командорство. И сразу становится понятным, откуда в захолустным городке вдруг оказался специалист по боевым метательным орудиям. Вероятно, это был ветеран ордена, до этого воевавший в Испании [учитывая близость командорства] или даже на Святой земле. О контактах между храмовниками и катарами историкам давно известно. Можно допустить, что это как раз тот случай. Ведь отсылая гонца именно в Капденак, катары наверняка знали, к кому и куда он там пойдет. И не туда ли оправлялись де Косса и Клеман, о чем упомянуто выше? И возможно даже, потом, в Орден станут принимать и беглых альбигойцев [читать статью Тайна магистра де Соннака], но прямых доказательств нет…

Крепость держалась и судя по всему, держалась бы еще долго, но… французам удалось захватить восточную башню. Предательство — вот уж воистину бич божий любой, казалось бы, неприступной крепости. Проход к башне был перекрыт и хорошо защищен. Но кто-то указал нападавшим секретную тропинку в обход. По сути, ее даже и тропой не назовешь — это было цепочка уступов, разделенных между собой выбитыми в скале ступенями. С одной стороны скала, с другой пропасть. Путь был настолько тайным, что его не нашли даже рутьеры-баски. Очевидно, что это был кто-то из обитателей замка. Положение осажденных стало критическим и тогда…

Как показал на допросе Имбер де Салас, в ночь после взятия башни крепость удалось покинуть Матье и Пьеру Бонне. Они унесли с собой золото, серебро и громадное количество монет. В документе так и записано: pecuniam infinitam. Ни о чем другом Имбер более не сообщил. Выходит – это и были сокровища катаров?! Но может быть они взяли не все? Может было что-то еще и это что-то просто невозможно было вынести в столь сложных условиях, хотя бы из-за размеров или веса? Тогда где все это – ведь в итоге французы ничего не нашли?

Немного света на эти вопросы проливают показания Беранже де Лавеланета, рассказавшего о каких-то помещениях, расположенных infra castrum, т. е. под замковой постройкой. Он слышал, как Гийаберт де Кастр испрашивал разрешения у костеляна [начальника крепости] Раймона де Перелла разрешения находиться там во время осады, а шевалье де Конгост провел там аж три месяца. Разумеется, все это дает возможность предположить, что непосредственно под замком, в скальной породе, был некогда сооружен грот. И, вероятно, там хранилось нечто важное и габаритное, что требовала охраны… Что именно — это неизвестно. Вход в этот грот, если он и был, до сих пор не найден. И это не смотря на уже вековые поиски…

1 марта 1244 года гарнизон крепости решил сдаться – начались переговоры. Условия капитуляции оказались на удивление мягкими и даже удивительными. Защитникам прощались все преступления, включая смерть инквизиторов. Воинам разрешалось уйти с оружием и вещами, предварительно исповедавшись — на них налагалась лишь легкое покаяние. Всем остальным была обещана свобода и легкие наказания, но лишь при условии, что они отрекутся от веры. Отказникам же был уготован костер. Договор вступал в силу спустя пятнадцать дней, а до этого населению крепости разрешалось оставаться на своих местах. Странное решение. Зачем Бертрану Марти, одному из главных епископов катаров, запертому в Монсегюре, понадобилось это время? И главное – почему французы согласились? Может опять золото? Значит не все вынесли? Ну, нельзя же представить, чтобы инквизиторы просто так, по доброте своей душевной, смогли бы позволить еретикам спокойно совершить все их прощальные религиозные церемонии и молитвы, на что катары и потратили все эти две недели. Гуманизм и римская инквизиция — вещи несовместимые…

16 марта все население крепости стало спускаться в долину. Их уже ждали – у подножия горы был приготовлено место для огромного костра. Почти никто не отрекся. Были и те, кто принял посвящение непосредственно перед казнью… Всего было сожжено двести пятнадцать человек. Ныне здесь установлен скромный памятник, а само место называется Полем сожженных.

Впрочем, было еще трое или четверо, избегнувших этой участи.

Когда еретики покинули замок Монсегюр, который должны были вернуть Церкви и королю, Пьер-Роже де Мирпуа задержал в означенном замке Амьеля Экарта и его друга Юго, еретиков; и в то время как остальные еретики были сожжены, означенных еретиков он спрятал, а потом дал им уйти, и сделал это для того, чтобы Церковь еретиков не потеряла свои сокровища, спрятанные в лесах. Беглецы знали место тайника.

Об этом заявил на допросе Роже де Мирпуа. Но было уже поздно – птички упорхнули

Монсегюр не был последним замком катаров, как его иногда преподносят. Последним был замок Керибюс, взятый французами в 1255 году. А последнего катара сожгли аж в 1321 году…

***

Все это не могло не породить легенд, с веками становившихся все более грандиозными и красочными. И самая знаменитая среди них – приписывание катарам обладание Граалем. Тот ли это Грааль, который успел побывать и у тамплиеров — неизвестно. Может их, граалей, вообще было несколько. Но факт остается фактом — многие светлые головы строили и поныне продолжают выдвигать версии и догадки, куда они потом все подевались. Не стану называть имен — при желании все это можно найти…

И напоследок должен несколько разочаровать читателей. То, что ныне с таким интересом посещают туристы, не является тем самым Монсегюром XIII века. Тот был разрушен практически до основания по личному распоряжению римского понтифика. И нынешние развалины – это уже остатки построек последующих

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с)
Санкт-Петербург 2019

Тамплиеры как гностики-ариане-иконоборцы-катары — Богословие — ЖЖ

Командора Нормандии Жоффруа де Шарне принял в Орден рыцарь Амори де Ла Рош — знаменитый участник Крестовых походов и ближайший друг короля Людовика IX. «Приняв меня в орден и возложив на меня плащ, мне принесли распятие, — рассказывал де Шарне следователям. — Брат Амори приказал мне не верить в того, чье изображение я вижу, ибо это лжепророк, а не Бог».
Кипрский командор Бодуэн де Ардан, принимая в орден Жерара де Пазажио, подал ему деревянное распятие и спросил:
— Веришь ли ты, что это — Бог?
Тот ответил, что видит перед собой образ Христа. На это командор ответил:
— Не верь! Это лишь кусок дерева… Наш Господь — на небесах.
О том,что во время обряда посвящения рыцарей заставляли отрекаться от Христа и плевать на крест, сообщили генеральный визитатор Ордена во Франции Юг де Пайрандо, генеральный прокурор Ордена при папском дворе Пьер де Бониа, командор Нормандии Жоффруа де Шарне, командор Аквитании и Пуату Жоффруа де Гонвилль, интендант в Шампани Рудольф де Жизи и другие выскопоставленные храмовники. В своих показаниях Юг де Пайрандо отметил, что отречение являлось неотъемлемой частью орденского Устава, а Рудольф де Жизи признал, что все тамплиеры должны были отречься от Христа.

Видимо, вопрос о тайных обрядах тамплиерах на этом можно было бы закрыть, если бы ни одно странное обстоятельство: практически все версии, выдвинутые самыми разными исследователями, связывают храмовников с катарской (альбигойской) ересью.
С начала XI века весь Юг Франции или Лангедок охватило новое учение, которое проповедовали странники в простых черных одеждах, перепоясанных грубыми веревками. Последователи называли их «совершенными» или «катарами», что по-гречески означает «чистые». Еще их называли альбигойцами — поскольку одним из основных центров катаров стал город Альби.

Катары считали, что человеку для того, чтобы достичь совершенства, необходим личный опыт, непосредственное общение с Богом. Новое учение отбрасывало все церковную иерархию; его последователи называли папскую церковь, погрязшую в ереси и разврате, «слугой Дьявола». Все, что от нее исходит — лживо и пагубно, а ее таинства не имеют никакой ценности.

…Более 30 лет папы и французские короли вели ожесточенную борьбу против катарской «ереси». Но, странное дело: самая мощная и воинственная организация рыцарей-крестоносцев — Орден Храма, в течении всех этих лет оставалась в стороне от походов в Лангедок. В ответ на призыв папы принять участие в войне против катаров руководители тамплиеров прямо заявили, что не считают вторжение французских войск в Тулузское графство «настоящим» крестовым походом и не намерены в нем участвовать.
Орден во время Альбигойских войн формально сохранял нейтралитет, однако его командорства в Лангедоке нередко предоставляли убежище катарам и даже защищали их от крестоносцев. Более того, тамплиеры с оружием в руках участвовали в битве при Мюре в 1213 году на стороне катарской армии.
Явное покровительство, которое воины Христа оказывали гонимым «еретикам», удивляло как современников, так и исследователей. До сих пор историки теряются в догадках, высказывая самые невероятные версии — вплоть до гипотезы, что Орден Храма был основан тайными катарами для подрыва католической церкви.
Однако, нам представляется, что загадочное молчание храмовников во время Альбигойских войн объясняется гораздо проще.
Известно, что Орден Храма был основан в 1118 году в Иерусалиме рыцарем Гуго де Пайеном, который являлся вассалом графа Шампанского — одного из самых могущественных властителей Южной Франции. Граф Гуго Шампанский стал одним из первых покровителей рыцарской организации, а в 1124 году сам вступил в Орден. Графы Шампанские, Тулузские, Анжуйские и другие южнофранцузские феодалы щедро дарили тамплиерам замки и земли в своих владениях; ряды Ордена все время пополнялись выходцами из аристократических семей Прованса и Лангедока. Вскоре на Юге Франции возникли целые тамплиерские династии, представители которых по праву крови наследовали титулы рыцарей и командоров Храма.
Поэтому когда в 1291 году последние крепости крестоносцев в Святой земли пали под ударами мусульман, храмовники обосновались на Юге Франции, где Орден владел обширными землями и располагал поддержкой местной знати.
Очень скоро тамплиеры установили самые тесные отношения с двором графа Тулузского и катарской аристократией Лангедока. Родовитые катары не только занимали командные посты в южнофранцузских орденских общинах, но и входили в высшее руководство Ордена. Так, катаром был 6-й великий магистр тамплиеров Бертран де Бланшфор, возглавлявший храмовников в 1156-1170 годах: в молодости сеньор де Бланшфор даже сражался против французских крестоносцев в армии знаменитого катарского полководца Раймона-Роже де Транкавеля.
Альбигойские походы и последования катаров, как ни странно, усилили катарское влияние среди тамплиеров. Дело в том, что еще в 1139 году папа Иннокентий II, покровительствовавший крестоносцам, даровал Ордену Храма многочисленные свободы и привилегии, в числе которых было право принимать в братство рыцарей, отлученных от церкви за святотатство, ересь, богохульство и убийство. Это право позволило тамплиерам спасать от преследования отлученных от церкви рыцарей-еретиков, принимая их в свои ряды. Особенно много катаров вступило в Орден после 1244 года, когда альбигойцы потерпели окончательное поражение и шпионы Святой Инквизиции и Французской короны рыскали по всей Южной Франции в поисках еретиков.
Именно в это время в католическом ордене появились катарские обряды…

Так или иначе, появление обряда отречения не только совпадает по времени со вступлением большого числа катаров в Орден Храма, но и прямо связывалось самими тамплиерами с именем великого магистра — катара.
Напомним, что при вступлении в Орден неофиты, если верить документам инквизиционного следствия, должны были отречься от Иисуса Христа и плюнуть на крест (или в его сторону). Причем многие рыцари уточняли, что их наставники-тамплиеры отрицали только божественную сущность Христа, но признавали его боговдохновленным пророком; они порицали поклонение иконам и статуям как идолопоклонство, а про крест говорили, что это не святой символ, а орудие казни.
Показания тамплиеров удивительным образом совпадают с дошедшими до нас сведениями о вероучении катаров. Хотя все священные книги и теоретические труды «совершенных» были сожжены инквизицией, по отрывочным и косвенным данным исследователи восстановили основные катарские догматы. В частности, одним из краеугольных камней этого вероучение было отрицание божественной природы Христа. По мнению катаров, бог не мог воплотиться в нечистой материи, которая, по их представлениям, была создана Сатаной. Поэтому Иисус для катаров никак не мог быть Сыном Божьим, а являлся пророком, которым руководил Святой Дух.
Иисус-пророк проповедовал божественное учение Любви, однако по наущению Сатаны его схватили и распяли на кресте. «Крест Христа, — учили катары, — не должен служить предметом поклонения, так как никто не станет поклоняться виселице, на которой был повешен его отец, родственник или друг». Также решительно «совершенные» отвергали почитание изображений Бога и Святых, ибо считали, что воплощение священных образов в проклятой материи оскорбляет Дух.
Таким образом, сравнивая тайные обряды рыцарей Храма и основные догматы катарского учения, можно со значительной долей уверенности утверждать, что так называемый обряд отречения, включавший отрицание божественной природы Иисуса и осуждение поклонения кресту и иконам, был привнесен в Орден Храма во второй половине XIII века катарами, спасшимися от преследований инквизиции.

http://www.hist.ru/tamp.html

катаризм укоренился в Лангедоке и Провансе (придя с Балкан (богумилы), куда прибыл из Малой Азии (павликиане), где был рождён манихейством и гностицизмом), потому и укоренился легко, что ещё издревле эти земли были поражены арианской ересью

ТАМПЛИЕРЫ РЫЦАРИ КРЕСТА И ЧАШИ: mcmauntain — LiveJournal

 Девять благородных рыцарей в течении девяти лет, совершали не слыханное подвиги, охраняя поломников на самом опасном пути, в Миеку. В то время ни имен, ни происхождений, ни кто не знал, они сражались во славу нашего Всевышнего из любви к людям. Это было явления рыцарей Круглого Стола. Девять лет знаменательных побед безвестных рыцарей.
Да, так и слагались легенды о героях, чье имя увековечила человеческое сердце. 
Non nobis Domine, Non nobis! Sed nomini Tuo da Gloriam (латынь)

перевод: «Не нам Боже, не нам! Но Имени Твоему подобает Слава!»

Коллиур(Collioure). 
Это Пурпурный берег Франции, здесь находится величественный замок тамплиеров, разрушенный французами вслед за замками катарскими. Это свидетельствует о существовании близких связей между тамплиерами и катарами, забытыми ныне, но эти связи тогда сильно раздражали северо-французских карателей. 


ИЗ УЧЕНИЯ КАТАРОВ И ТАМПЛИЕРОВ

Прийдя в Европу после геноцида теогамизма на Руси, катары восприняли сокровенный ключ Марии Магдалины – особое обожание Христа. 
Именно обожАние, свойственное катарам, привлекало к ним миллионы душ. В них видели апостолов чистой любви, небесных пришельцев. Люди говорили: ‘У вас совсем другой Христос! Вы учите Его любить. Вы говорите, что Он в ближних, что Он продолжает обожать, что можно испить из Его чаши…’ 
Мария Магдалина противостоит школе элогимского рационализма, иудео-христианской дистантности, а Иосиф Аримафейский – институциональному фарисейству. Мария Магдалина – против образа, который культивирует Элогим. Иосиф Аримафейский – против института.

***

НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Позволю выразить свои мысли вслух о благородном ордене Рыцарей святой Чаши, или как мы привыкли их называть, тамплиерах. 

Тамплиеры были в эпоху так называемой «альбигойской ереси», или «катары», что означает «чистые». Рим еще не понял, что у себя на груди пригрел лютейшего себе врага — катаров, которые в основу своего учения ставили иные взгляды на Божество, человека и сотворение мира. В народе катаров называли просто «добрые люди». В начале это была мощная субкультура, имевшая корни с древней Руси и перекочевавшая в Европу (в связи с геноцидом русского народа — «Крещения Руси»). Столетиями они шли через Балканы, и назывались «богомилами», а затем и Пиренеи, превратившись в Окситанскую цивилизацию и распространившийся чуть ли не по всей Европе. 
Известный факт о тамплиерах — они были воплощением идеального рыцарства, которого уже не видела Европа со времен Артура и рыцарей Круглого Стола. Отсюда и тайна Грааля и Кровь Христа и пр.. Это не на пустом месте — корни храмовников уходят глубоко во времена Марии Магдалины, Иосифа Аримафейского и Святой Чаши Грааля. Основатели и все участники Ордена были по убеждениям катарами, отвергали (в тайне) дистантного узурпирующего римского божка и принимали катарского доброго Бога — Отца чистой любви. Отсюда и вдохновение рыцарей на чистую любовь Миннэ, и множество легенд и од было сложенно в честь Нее. Тамплиеры, действительно, носили пентограмму — символику катар, знак Премудрости и мн.др. 

Почему Соломонов Храм?

Действительно первым их пристанищем или резиденцией, стал Храм Соломонов в Иерусалиме. Но название Ордена в честь Соломонова Храма, было взято не случайно. Дело в том, что Соломон был один из первых царей иудейских который отверг узурпирующую власть иудейского божка Элогима. Он первы кто вышел из под довлеющего гипноза страха иудейского и принял языческих богов, которые суть несли человеколюбие и мир. Вавилон, Ассирия, Египет, стали его началом нового познания добробожения. В то время, все древние цивилизации окружавшую варварскую, человека ненавистную иудею, были прямыми наследниками Атлантиды, которые и унаследовали от нее культуру и архетип. Атлантические цивилизации в основу своей культуры несли любовь Божества к человеку. Это несло не как культовый характер, как культурный, добрый Бог и добрый Человек, являли собой идеальные демократические отношения в обществе.
И так, как будущие храмовники были катарами, по убеждению и знали многие тайны, сокрытые Римом с целью узурпации человека. Они и приняли решения создать Орден, который изначально будет нести идею разрушения химер и порч римской блудницы. И естественно они это сделали красиво и мудро, вынудив Рим собственной рукой подписать себе смертный приговор.

Более 30 лет папы и французские короли вели ожесточенную борьбу против катарской «ереси». Но, странное дело: самая мощная и воинственная организация рыцарей-крестоносцев — Орден Храма, в течении всех этих лет оставалась в стороне от походов в Лангедок. В ответ на призыв папы принять участие в войне против катаров руководители тамплиеров прямо заявили, что не считают вторжение французских войск в Тулузское графство «настоящим» крестовым походом и не намерены в нем участвовать. 
Орден во время Альбигойских войн формально сохранял нейтралитет, однако его командорства в Лангедоке нередко предоставляли убежище катарам и даже защищали их от крестоносцев. Более того, тамплиеры с оружием в руках участвовали в битве при Мюре в 1213 году на стороне катарской армии.
Явное покровительство, которое воины Христа оказывали гонимым «еретикам», удивляло как современников, так и исследователей. До сих пор историки теряются в догадках, высказывая самые невероятные версии — вплоть до гипотезы, что Орден Храма был основан тайными катарами для подрыва католической церкви.

Однако загадочное молчание храмовников во время Альбигойских войн объясняется гораздо проще. 
Известно, что Орден Храма был основан в 1118 году в Иерусалиме рыцарем Гуго де Пайеном, который являлся вассалом графа Шампанского — одного из самых могущественных властителей Южной Франции. Граф Гуго Шампанский стал одним из первых покровителей рыцарской организации, а в 1124 году сам вступил в Орден. Графы Шампанские, Тулузские, Анжуйские и другие южнофранцузские феодалы щедро дарили тамплиерам замки и земли в своих владениях; ряды Ордена все время пополнялись выходцами из аристократических семей Прованса и Лангедока. Вскоре на Юге Франции возникли целые тамплиерские династии, представители которых по праву крови наследовали титулы рыцарей и командоров Храма. 
Поэтому когда в 1291 году последние крепости крестоносцев в Святой земли пали под ударами мусульман, храмовники обосновались на Юге Франции, где Орден владел обширными землями и располагал поддержкой местной знати. 
Очень скоро тамплиеры установили самые тесные отношения с двором графа Тулузского и катарской аристократией Лангедока. Родовитые катары не только занимали командные посты в южнофранцузских орденских общинах, но и входили в высшее руководство Ордена. Так, катаром был 6-й великий магистр тамплиеров Бертран де Бланшфор, возглавлявший храмовников в 1156-1170 годах: в молодости сеньор де Бланшфор даже сражался против французских крестоносцев в армии знаменитого катарского полководца Раймона-Роже де Транкавеля.
Альбигойские походы и последования катаров, как ни странно, усилили катарское влияние среди тамплиеров. Дело в том, что еще в 1139 году папа Иннокентий II, покровительствовавший крестоносцам, даровал Ордену Храма многочисленные свободы и привилегии, в числе которых было право принимать в братство рыцарей, отлученных от церкви за святотатство, ересь, богохульство и убийство. Это право позволило тамплиерам спасать от преследования отлученных от церкви рыцарей-еретиков, принимая их в свои ряды. Особенно много катаров вступило в Орден после 1244 года, когда альбигойцы потерпели окончательное поражение и шпионы Святой Инквизиции и Французской короны рыскали по всей Южной Франции в поисках еретиков.

***

Неутомимый Отто Ран исследовал грот Сабарт к югу от горы Монсегюр и очень тщательно грот Ломбрив, который местное население называло «Собор».

Глубоко в гроте Ран обнаружил залы, стены которых были покрыты символами, характерными для эпохи рыцарей Храма (тамплиеров), рядом с эмблемами катаров. Это открытие подтвердило утверждения историков-мистиков о том, что рыцари-тамплиеры и катары были одно время тесно связаны.

  

Глава XIX Катары и Альбигойский поход. Тамплиеры и ассассины: Стражи небесных тайн

Глава XIX

Катары и Альбигойский поход

Разочарование Иннокентия III действиями крестоносцев и его недовольство разграблением Константинополя могли способствовать тому, с каким пылом он стал преследовать следующую крупную военную цель — Альбигойский поход. Кровавая война против ереси, начавшаяся в 1209 году, длилась 20 лет и в итоге привела к возникновению инквизиции. Жертвами этого похода были катары, населявшие французскую провинцию Лангедок; их центр находился возле города Альби. Катары — секта христианских дуалистов, не признававших власть Папы и тем навлёкших на себя вражду церковников. Во время Тёмных веков Европу мало интересовал вопрос ереси. Донатизм, арианство и другие доктрины, которые существовали раньше, в основном, были уничтожены. К VI веку материальные условия стали слишком тяжёлыми, чтобы концентрироваться на философии на протяжении следующих четырёх или пяти столетий. Однако в XI веке манихейство снова стало бороться с гегемонией римско-католической церкви.

Августин, богослов IV века, основавший первый христианский монашеский орден в 338 году, до перехода в католичество на протяжении девяти лет был приверженцем манихейства. Он первым обвинил манихеев в сексуальных извращениях. Члены секты, по его утверждению, использовали в обряде причастия человеческую сперму. В начале XI века распространился слух, что некие еретики заклинают демонов, произнося нараспев их имена, пока не ощутят присутствие злого духа. Затем они тушат свет и предаются ужасным оргиям. Во время такой оргии прах зачатого ребёнка перемешивался с человеческими экскрементами и съедался бесноватыми вместо причастия. Как утверждает Малькольм Ламберт, название «катары», которое часто возводят к греческому или латинскому слову «очищение», возможно, восходит к слову «кошка»[90]. Враги катаров в XII веке полагали, что, исполняя свои обряды, катары целовали кошачий зад, ибо верили, что в этом обличии им является сам Люцифер. В конце XII в. катары также носили название bougre от Boulgaria («Болгария»), которая была известна как источник их ереси. Затем оно стало обозначать «содомит», откуда произошли слова bugger и buggery «мужеложец» и «содомия».

Уже в 1233 году Папа Григорий IX дал чёткое определение катарской ереси: понтифик издал буллу Vox in Rama. В ней он описал верования и обычаи катаров и обвинил их в поклонении Сатане. По утверждению Папы, катары верили в то, что Господь совершил ошибку, изгнав Люцифера с небес, что возврат Сатаны будет триумфальным шествием и что он вознаградит верных ему. Григорий IX описал обряд инициации, проводимый в секте: сначала перед новичком появляется ужасная жаба, затем приходит холодный бледный человек — с его поцелуем из сердца новоприбывшего исчезают все следы христианской веры. По окончании пиршества, устроенного в честь новичка, показывается чёрная кошка. Все присутствующие целуют её в задний проход. В конце концов свет гаснет: это сигнал к началу оргии с элементами гомосексуализма. Тяжесть обвинений, выдвинутых Григорием IX, может быть сопоставлена только с искренней верой в их подлинность и страданиями тех, кому они были предъявлены.

Безусловно, средневековые европейские дуалисты не были манихеями. То есть они не придерживались традиций, заложенных персом Мани в III веке н. э. В действительности еретические секты XI века существовали по отдельности и независимо друг от друга, хотя имели определённые сходные черты. Их основным общими свойствами являлись дуализм, антиклерикализм, аскетизм, идеализм, пренебрежение материальными благами, иконоборчество и отвращение, которое они испытывали к порочности духовных лиц. Впрочем, в отличие от катаров, у еретиков XI столетия не было единой идеологии. Первое письменное свидетельство о существовании катаризма относится к середине XII века и принадлежит немцам. «Ересь — это идеология, в которой существуют вера и обряды, теоретически наднациональная, безличная, вневременная. Она отличается тем, что в основе её лежит доктрина той или иной харизматической личности. Эта идеология стоит за сообщениями о еретических сектах, записанных западными летописцами»[91].

Катары были христианами-мистиками. По их мнению, основой духовного развития является непосредственное, личное переживание Господа. Они вели своё начало от болгарских дуалистов X в., богомилов, которые спорили с Византийской церковью. И те, и другие имели много общего с манихеями IV в. Катары были умеренными дуалистами; другими словами, они верили в то, что Бог сильнее Сатаны, что Всевышний позволил Люциферу создать мир и, в конце концов, разрушит все его творения. С другой стороны, легко представить, что радикальные дуалисты — те, кто считал зло равным добру по силе, — тяготели к почитанию Сатаны; в этом обвиняли многих умеренных дуалистов.

Согласно учению катаров, Сатана, или Люцифер, создал людей из глины, и Господь Ветхого Завета, на самом деле, является Сатаной, поэтому они отрицали Ветхий Завет. Катары верили, что человеческая душа — падший ангел, заключённый в телесную оболочку, а настоящая духовная оболочка остаётся на небесах. Через гнозис, или знание, душа может соединиться с телом. Без гнозиса душа обречена на вечное переселение из одного тела в другое, на постоянное вращение в бесконечном круге материального заключения.

Катары верили, что по сути своей материя — зло, искупление для неё невозможно. Первая женщина поддалась плотскому соблазну и потеряла душу. Половой акт — тягчайший грех, поскольку через него сохраняется материальное зло. Катары отрицали существование Ада и Чистилища, так как считали само по себе заключение духа в человеческое тело достаточным наказанием. Они трактовали Иисуса как эманацию, или ангела, которого послал Господь из жалости к падшему человечеству, чтобы возвестить людям учение о спасении. Иисус не является ни Богом, ни человеком, он — часть Бога. Его тело было иллюзией, потому что чистый дух не стал бы соприкасаться с греховной плотью. Катары отрицали, что Христос страдал и был распят на кресте, являвшемся, по их мнению, символом зла. По этой причине крест следовало презирать, а не благоговеть перед ним. Они отвергали концепцию воскресения Христа. Катары считали, что в основе католической Церкви лежит поклонение Богу, который, на самом деле, являлся Сатаной. Они отказались от Мессы, считая её ритуальным поклонением плоти.

Избранные катары, Совершенные, следовали истинному учению Христа, т. е. стремились ослабить связь с материальным миром. Катары отвергали церковь вместе с её священноначалием. Новообращённые катары ходили по всей Европе в образе простых аскетов. Они соблюдали строгую вегетарианскую диету, усиленно постились и жили в бедности. Между женщинами и мужчинами было полное духовное равенство, хотя епископский сан могли получить только мужчины. Совершенный проводил церемонию, известную под названием consolamentum — крещение огнём и духом, великое крещение, обещанное в Новом Завете. Новый Завет клали на голову верующего, чтобы его душа преисполнилась божественным посланием. Тем временем Совершенный читал молитвы, обращённые к Святому Духу, а через его руки, возложенные на голову верующему, передавалось послание. Совершенный, проводивший церемонию, и простые катары, которые присутствовали на ней, обменивались «поцелуем мира»[92].

Католическое крещение водой соответствовало более простому крещению Иоанна Крестителя, который говорил: «Я крещу вас водою, но идёт Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви; Он будет крестить Вас Духом Святым и огнём»[93]. Тем самым пророк утверждал, что крещение огнём превосходит крещение водой. По мнению катаров, католический обычай крестить детей был лишён смысла, поскольку они не могли сделать собственный выбор. Но что ещё хуже, таким образом порочная церковь устанавливала связь с Сатаной. Доктрина катаров основывалась только на их собственном прочтении Нового Завета. Они возводили своё происхождение к восточным церквям, которые упоминались в Деяниях святых апостолов и в Апокалипсисе.

Совершенные принимали участие в ежемесячном обряде коллективной исповеди, известной под названием apparellamentum, которой руководили священники или епископы альбигойцев, специально для этого объезжавшие территории, где проживали катары. Церемония давала Совершенным духовное обновление и очищение, а также предоставляла священникам катаров возможность собрать информацию о состоянии различных территорий. Епископ катаров нёс ответственность за правильное обучение Совершенного миссионерской деятельности и литургии.

Члены секты, не решавшиеся принять суровый образ жизни, который вели Совершенные, или «хорошие люди», оказывали им материальную поддержку. Обыкновенные катары ценили Совершенных очень высоко, так же как и католики своих святых. Ритуал Medioramentum — обряд, который совершали обычные катары. Он выражал духовное благоговение перед «хорошими людьми». Согласно учению катаров, тот, кто не желал принять обет Совершенного, находился в рабстве у Сатаны. Таким образом, если молитвы читались не «хорошим человеком», они были тщетными.

Многие катары принимали consolamentum на смертном одре, тем самым избегая опасности нарушить обет. В конце XIV века, когда катаризм был почти полностью уничтожен, широкое распространение получила практика endura. Она подразумевала голодную смерть. К ней прибегали те, кто решился действовать согласно строгим требованиям катаризма, при этом не желая, чтобы власти поймали его и принудили отказаться от веры.

До того, как начались преследования катаров, секта без труда распространила своё влияние на территории Германии, юге Франции и севере Италии. Присутствие мусульман в Лангедоке в первой половине VIII века может объяснять веротерпимость местного населения и свободу сексуальных нравов. Соседи воспринимали простых и набожных катаров как людей, которыми двигали только духовные интересы. Их кроткая вера не нуждалась ни в десятине, ни в политической власти. Они не испытывали потребности в церквях. Очевидное духовное превосходство катаров представляло собой непосредственную угрозу католической Церкви. От 10 до 12% жителей Альби оказывали поддержку еретикам[94]. Часть знатных семей Лангедока способствовала распространению влияния секты среди своих подданных: они либо активно поддерживали проповедническую деятельность катаров, либо потакали распространению ереси.

Определённые взгляды мешали росту секты. Катары отрицали брак как орудие Сатаны. Они испытывали столь сильное чувство неприязни к плотскому влечению, что иногда смеялись над беременными женщинами, говоря, что те носят в себе демонов. Также они утверждали, что женщины, умершие беременными, не могут спастись. Катары отказывались от приёма в пищу продуктов, полученных в результате полового акта, исключением являлась рыба, которая, по их мнению, была беспола. Совершенные жили в суровом безбрачии. В конечном счёте, антисексуальные, антисемейные доктрины катаров способствовали упадку секты, поскольку они препятствовали её естественному пополнению. Ещё один догмат, мешавший росту секты — упорное отрицание материализма. Катаризм предоставлял скудную помощь бедным, которых мало привлекало движение, остававшееся безразличным к улучшению их материального положения или социального статуса. Наконец, в том, как вели себя катары во время гонения, был оттенок лицемерия. Суровый обет, запрещавший Совершенным проливать кровь, вынудил их к тому, что, когда на них напали враги, «хорошие люди» стали полагаться на защиту верующих, которые «теоретически» были менее чистыми.

Со времён проповеди св. Бернара в Лангедоке в 1145 году (он также подозревал катаров в распущенности) Церковь стала предпринимать всё больше попыток побороть ересь: спорадически происходили хорошо организованные поджоги, которые инициировали местные священники, епископы и настороженная часть населения города. Горожан постоянно пугали союзами с нечистой силой, с которой якобы общаются катары. В 1206 году два кастильских священника, епископ Диего де Асеведа, родом из Осмы, и его субприор Доминик де Гусман, согласились прочитать цикл проповедей о простоте и бедности. Эта кампания напоминала странствия святых апостолов в I и II веках нашей эры. Священники путешествовали по всей Франции и спорили с еретиками. В 1207 году Диего де Асеведа вернулся Испанию, а Доминик де Гусман продолжил свои труды и впоследствии основал доминиканский орден.

Убийство папского легата, совершённое в 1208 году по приказу сторонника катаров графа Раймунда VI Тулузского, до такой степени разозлило Иннокентия III, что он организовал поход против альбигойцев и предложил индульгенции всем тем, кто проведёт в нём хотя бы 40 дней. Такой крестовый поход был очень заманчивым предложением, особенно в сравнении с суровыми условиями службы в Святой Земле. Путешествие не требовало особых усилий. 40 дней были достаточно скромной повинностью за то, чтобы получить искупление грехов. Убийство беззащитных еретиков казалось гораздо безопаснее, чем война с арабами. Лангедок был знаменит огромными богатствами, и, в конце концов, Папа дал разрешение на захват собственности тех владельцев, которые поддерживали и защищали еретиков.

Политическое напряжение особенно сказывалось на территории Южной Франции. Оно было вызвано уменьшением власти знатных феодалов и соответствующим ростом власти короля из династии Капетингов. Ситуация осложнялась амбициями местного духовенства и Папы. Нападение на Лангедок с севера лишило власти местную южную знать и открыло путь для распространения власти Капетингов в этом прежде независимом регионе.

Последовала активная военная агрессия. Она длилась на протяжении двадцати лет и превратилась в инквизицию, официально основанную в 1233 году. «Невозможно слишком часто говорить о том, что альбигойский крестовый поход не уничтожил ересь. Они убили нескольких Совершенных, уничтожили нескольких защитников катаров и, таким образом, подготовили действительно эффективное средство гонения на еретиков — инквизицию»[95]. Григорий IX подписал доминиканцам разрешение на преследование ереси. Он дал им полную власть судить еретиков, предоставил им работу в особых епархиях на юге Франции и назначил в помощь специального папского легата, ответственного за борьбу с ересью.

Считалось, что с ересью можно бороться только одним способом — убивать еретиков. Со смертью человека исчезал и демон, сидящий внутри него. Только так можно было защитить большую часть христиан от немногих служителей дьявола. Всё более тесный союз между церковью и государством напоминал ситуацию, сложившуюся во времена римских гонений на христиан. Клевета сразу же стала удобным и эффективным средством борьбы с врагами. На юге Франции свирепствовали костры инквизиций и сверкали мечи нетерпимых борцов с ересью: более сотни лет они были направлены против катаров. В 1244 году, во время новой военной кампании, на горе Монсегюр пала последняя община катаров. К 1325 году катаризм был полностью уничтожен как особая религиозная форма{22}.

Участие в альбигойских походах было одним из самых постыдных дел тамплиеров. Оно стало костюмированной репетицией их собственного уничтожения. Несмотря на то, что разумные основания можно подыскать всему чему угодно, но ведь в Лангедоке тамплиеры истребляли христиан. И хотя они действовали по приказанию Иннокентия III, их поведение в корне противоречило принципам, на которых был основан орден. Этот средневековый погром исчерпывающе характеризуется легендарным ответом папского легата Арнольда Амори на вопрос, как отличить катаров от католиков: «Убивайте всех, Господь своих узнает». Хотя литературное происхождение этого утверждения оспаривается многими историками, образованный Амори мог цитировать два места из Библии: первое — послание Павла к Тимофею: «Завтра покажет Господь, кто Его, и кто свят, чтобы приблизить его к Себе; и кого он изберёт, того и приблизит к Себе». Здесь Павел цитирует слова Моисея, сказанные накануне битвы[96].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Ящик пандоры – ТРАМП – ПОТОМСТВЕННЫЙ ХРАМОВНИК

1

Российская газета «Завтра» выпустила материал, в котором Новоизбранный 45-й президент США – Дональд Джон Трамп – объявлен потомком основателя российской государственности – Рюрика Варяжского сразу по нескольким женским линиям.

По словам автора статьи Алексея Нилогова, в факте родства эксцентричного миллиардера и основателя Новгородского княжества нет ничего сенсационного. Нилогов также отмечает, что говорит не о прямом родстве по мужской или женской линиям, а о смешанном.

Генеалогия американских президентов изучена очень хорошо. В интернете существуют многочисленные ресурсы, на которых выложены сведения по родословным известных людей. Например, самым авторитетным англоязычным сайтом является https://www.geni.com. На нём можно проследить родственные связи между разными знаменитостями.

Проследив три женские линии родства 45-го президента США Дональда Трампа с Рюриком Варяжским, было выявлено, что Трамп через свою маму Мэри Энн Трамп (в девичестве – Маклауд) (1912 – 2000) доводится Рюрику потомком сразу в 36-м, 37-м и 38-м коленах.

ТАМПЛИЕР ТРАМП

2

В момент уничтожения Ордена Храма в Германии, меры, применяемые к тамплиерам, целиком зависели от отношения к ним местных светских властей. Бурхард III Марбургский тамплиеров не любил и сжёг рыцарей из четырёх монастырей — за что их родственники причинили ему потом большие неприятности. Архиепископы Трира и Кёльна в 1310 году уступили свои полномочия по отношению к тамплиерам Бурхарду III Марбургскому за их земли. Архиепископ Майнца, Пётр навлек на себя недовольство Климента V за оправдание тамплиеров. У тамплиеров, в глазах архиепископа и тамошних обвинителей, были неоспоримые доказательства своей правоты: на созванный 11 мая 1310 года собор, командор Гуго Сальм явился сам и привел всех двадцать тамплиеров; их плащи бросили в костер и кресты на них не сгорели. Это чудо сильно повлияло на общественное мнение, и их оправдали. В той же Германии первосвященник Иоганн выступил в защиту тамплиеров, напомнив факты, когда во время голода при увеличении цены на хлеб с 3 до 33 су тамплиеры из монастыря в Мостере кормили по 1000 человек ежедневно. Тамплиеры были оправданы. Узнав о таком исходе дела, Климент V приказал Бурхарду III Марбургскому взять дело под личный контроль. По окончании Вьеннского собора 1312 года, архиепископ Петр вынужден был передать владения Тамплиеров в руки Госпитальеров (позже ставших именоваться Мальтийским Орденом), с условием, они будут возвращены, в случае восстановления папой Ордена Тамплиеров.

Официально Орден Тамплиеров прекратил существование 22 марта 1314 года, когда антипапа Климент V выпустил свою буллу Vox in excelso, запрещающую Орден навсегда. Папская булла Ad providam, которая передает собственность Ордена Храма – их давнему сопернику, Ордену Госпиталя св. Иоанна Иерусалимского (госпитальерам). Здания, монастыри, земельные угодья, храмы, часовни, кладбища, замки, мельницы, мастерские, цеха. Рассеянные по всему свету храмовники уже никогда больше не собрались в единую организацию.

В 2007 году Ватикан раскрыл документы, которые скрывались в течение 700 лет, доказывающие, что Тамплиеры были невиновны. Телекомпании и новостные сайты передали информацию, что Ватикан выпустил книгу (тираж — 799 экземпляров, цена — 5 900 € за экземпляр), полностью оправдывающую тамплиеров от выдвигавшихся против них обвинений.  Книга основана на сенсационной находке — Шинонском свитке, обнаруженном в архивах Ватикана в 2002 году.

3

Только вот документ этот каким-то образом «затерялся», и никто не видел его до 2002 года, когда он оказался «случайно» вдруг обнаруженным сотрудницей Секретного архива Ватикана, Барбарой Фрале, под номером 217, вместо «правильного» номера 218… И назывался этот документ «Пергамент Шинона» (Parchement of Chinon), Речь идет об оригинале заключения трех кардиналов — «апостольских комиссаров» Климента V, которые сняли тягчайшее обвинение в ереси с руководителей Ордена, находившихся в заключении в замке Шинон.

13-го марта 2015 года, по сведениям Бенджамина Фулфорда, Ватикан опубликовал повторный тираж этой книги.

Пятница, 13-го считалась несчастливым днем с тех пор, когда король Филипп IV Франции и антиПапа Климент V приказали арестовать сотни тамплиеров и заключить их в тюрьму на пятницу, 13 октября 1307. Тамплиеры умерли оклеветанными и замученными слугами короля и католической церкви. Но самым абсурдным было то, что умерли они напрасно, так как на момент своей казни были уже оправданы антиПапой Клементом V!

4

«В 1711 году Буонанни издал в Риме «Иллюстрированный каталог рыцарских и военных орденов». Рыцари Храма названы в каталоге «благороднейшим из орденов».

Согласно материалам НИИ ЦУС, в рамках 500 летней программы интервентской системы, и в связи с введением нового 441 генотипа мозга (1433 г. – 1841 г.), управляющим комплексом Альпы 1, в Европе через сотни лет после уничтожения Ордена Храма и Катаров, появились Масонские ложи. Которые, в попытке собственной легитимации, состряпали легенду, что якобы трем иераархам удалось бежать в Шотландию и продолжить функционирование Ордена. При этом называя Гуго Сальма, ключевой фигурой в организации побега. Сегодня существуют десятки тамплиерских орденов, масонских лож, клубов и кружков, лживо претендующих на репутацию и наследие того, чего они в принципе не имеют возможности, и способности понять.

Однако потомки Тамплиеров живут среди нас и по сей день. После приобретения Замка и получения полной информации — зачем и почему именно этот Замок ДОЛЖЕН был стать собственностью Николая Левашова (помимо родственного отношения предков Светланы), эти два предмета (два перстня), принадлежащие НАСТОЯЩИМ ТАМПЛИЕРАМ (а не описанным историками с искажениями правды) были вручены Н. Левашову родственниками Светланы. Эти родственники являются сегодня прямыми наследниками и потомками тех истинных Тамплиеров, которые знали про «тайну» Замка, но использовать всё это по назначению НЕ МОГЛИ. Николай восполнил это.

5

Мало кто знает, что «простой парень» из Бруклина – Дональд Трамп, потомок одного из иераархов древнего Ордена Тамплиеров — командора Гуго Сальма.

6

Дедушка и бабушка Дональда Трампа со стороны отца были немецкими иммигрантами: Фредерик Трамп (урождённый Фридрих Трумп, 14.03.1869, Кальштадт, Рейнланд-Пфальц — 30.03.1918) иммигрировал в Соединённые Штаты в 1885 году, получил гражданство в 1892 году; его жена — Элизабет Крайст (10.10.1880 — 06.06.1966). Поженились в Кальштадте, Рейнланд-Пфальц, в 1902 году.

А нынешнее противостояние в мире да и в Америке, не что иное как вековое противостояние двух Орденов — Тамплиеров и Госпитальеров. Впервые за несколько столетий в Америке пришел к власти тамплиер.

Стоит привести выдержку из списка высокопоставленных членов Мальтийского ордена, составленного специалистом по истории католических орденов и тайных обществ Эриком Самуэльсоном на основании официальных данных: Сильвио Берлускони, Тони Блэр, Майкл Блумберг, Джордж Буш-старший, Джордж Буш-младший, Джэб Буш, Прескотт Буш-младший, Уильям Кэйси, Билл Клинтон, Руди Джулиани, Генри Киссинджер, Руперт Мёрдок, Рональд Рейган, Дэвид Рокфеллер, Рик Санторум, Роберт Зелик и еще немало имен, не столь известных широкому кругу, но не менее влиятельных.

Однако, накануне Нового 2017 года, папа Римский Франциск успешно подавил мятеж приората Мальтийского Ордена в попытке монополизации контроля за банком Ватикана. Силы и влияние госпитальеров тают на глазах, в Европе и Америке.

Гийом Белибаст (1280—1321 гг.) — последний совершенный катар, восходя на аутодафе в Вильруже-Терменесе, произнес пророчество, которое сейчас стало намного реальнее: “Лавр зазеленеет спустя 700 лет. Катары вернутся.” Возможно, он был прав, и Катары и Тамплиеры вернутся …

 

SALVATORES SALVATOREM

2017.02.03

 

​ Генри Чарльз Ли, История Инквизиции в средние века. т.III 1887, переизд. 2016

​ Майкл Бейджент, Ричард Ли. Цепные псы церкви. Инквизиция на службе Ватикана

​ Светлана Левашова, Откровение. 
http://www.levashov.world/svetlana

​ Федор Шкруднев, Основные функции слоев атмосферы и формирование сознания людей.
https://shkrudnev.com/index.php/svetlyj-venik-n-levashova-v-bannom-dele-a-khatybova-i-trudovaya-lopata-blagodarnosti-predislovie-prolog-ili-pochemu-i-dlya-chego-prodolzhena-kniga/glava-12-osnovnye-funktsii-slojov-atmosfery-i-formirovanie-soznaniya-lyudej

​ Валерий Розанов, Тамплиер – Трамп.
http://www.osmthrussia.ru/novosti-smi/tamplier_tramp/

​ СМИ назвали Трампа потомком Рюрика Варяжского.
https://lenta.ru/news/2016/11/14/roots/

​ Дональд Трамп – потомок Рюрика Варяжского.
http://zavtra.ru/blogs/donal_d_tramp_potomok_ryurika_varyazhskogo

Сен-Клер и тамплиеры.: lady_dalet — LiveJournal

Эх, дороги, пыль да туман,
Холода, тревоги, да степной бурьян.
Знать не можешь доли своей,
Может, крылья сложишь посреди степей.

Не успела я еще рассмотреть подарок моему предку, когда на одном из поворотов в краю Гогенлоэ мне попался герб с ракушками, как тут еще один.

Орийа́к (фр. Aurillac, окс. Orlhac), традиционное чтение Аврилак, также Орильяк — город в центре Франции, префектура департамента Канталь. Население — 33,9 тыс. жителей.

Есть в этом месте и крепости, и старинные здания

A главное, город известен тем, что здесь родился Сильвестер, и было это временем Капетингов, которые свергнули Меровингов, якобы потомков Иисуса Христа.

Помимо того, что Герберту, так звали папу Сильвестра, дали такое странное имя, которым назвали языческий праздник ( ну, не для всех), это место на самом деле связано с серпантином

таким

таким

таким

таким

Понятое дело, никакой Сильвестр не обойдется без серпантина.

*   *   *

Итак, начало 11-го века, создание первого Ордена тамплиеров и Первый Крестовый поход. По одной из версий Первый Крестовый поход имел своей целью знакомство с утерянными знаниями и перенос их в Европу. Вдохновителем этого похода, пишут, был папа Сильвестер 2 или Герберт Орильякский.

Родился в 946 г. Родным городом был Аврилак (Орийяк (44.92611,2.44056)) на реке Жорданне (приток реки Дордонь). В 17 лет становится монахом, а в 21 год аббат отпустил его с графом Боррелем II в Барселону (41.38333,2.18333), которая в то время активно торговала с Кордовским халифатом и впоследствии отложилась от Франкского государства. В Барселоне Герберт благодаря активному общению с арабами делает успехи в изучении математики и астрономии. Изучает арабскую науку. Принимал участие в посольстве к халифу.

Из поездки привез много арабских документов и книг. Знаниями, которые Герберт получал в Барселоне, никто в Европе не обладал. Именно благодаря трудам Герберта Европа впоследствии перешла с римских цифр на арабские.

Ученый монах возобновил использование римского абака (счётная доска), разрабатывал конструкцию астролябии и продвигал использование армиллярной небесной сферы (демонстрирующей небесный экватор, тропики, эклиптику и полюса).

В 969 г. граф берет монаха в поездку в Рим, где тот знакомится с папой Иоанном XIII и императором Оттоном I Великим (сыном Генриха I Птицелова). В результате этого знакомства Герберт на несколько лет становится учителем Оттона II (будущего императора). В 972 г. Герберт преподает в монастыре Святого Ремигия в Реймсе, где у него учится Фульберт Шартрский, который позднее заложит основы Шартрской школы.

Тут уместно вспомнить собор Шартре

Став императором Оттон II назначает своего учителя аббатом монастыря Боббио в Северной Италии.

Герберт участвует в политике, препятствуя возвращению Лотарингии (отторгнутой Генрихом I Птицеловом) в лоно Западно-Франкского государства. В 999 г. сын его ученика, император Оттон III, делает Герберта папой Римским. Под именем Сильвестра II Герберт борется с коррупцией высшего римского духовенства (симония, конкумбинат).

* * *

Первым, кто возглавил Первый Крестовый поход был Готфрид Бульонский, герцог Лотарингский, он же был основателем Приората Сиона. По времени не совсем совпадает, потому что ко времени похода папы Сильвестра 2-го уже не было, он умер в 1003.

По другим данным первый Орден тамплиеров основал папа Урбан 2, который вскоре после захвата Иерусалима умирает, как умирает 39-летний Готфрид Б-Лотарингский (1099).

По интересным обстоятельствам как у Готфрида Лотарингского, так и у папы Сильвестра мы видим один и то же символ

Тау-крест

А также его «невидимое» присутствие на церемониях масонов (изображение слева)

Судя по книге Пикнетт Линн, Принс Клайв — Леонардо да Винчи и Братство Сиона — Тамплиеры, которые скрылись от инквизиции, вошли в Ордена Шотландии и Португалии. Тогда-то и могли Синклеры получить знания тамплиеров-катаров и в строительстве своей часовни воспроизвести некоторые из них в камне (1440 — 1456).

«Когда мы посетили Нивена Синклера, члена знаменитого семейства Синклеров, на нас буквально обрушилась масса свидетельств того, что они были не только тамплиерами, но и язычниками. Нивен, страстно интересующийся историей Синклеров и часовни Росслин, рассказал нам немало интересного о том, что произошло с утраченным знанием тамплиеров.

Он заявил, что знание было в зашифрованном виде записано в самой структуре сооружения часовни Росслин, чтобы таким образом сохранить его для будущих поколений.

По его словам, «герцог Уильям Сен-Клер построил часовню в те времена, когда книгу можно было сжечь или запретить. Он хотел оставить послание потомкам».

Тема явно увлекла его, и он продолжал рассказывать об изобретательности своего предка сэра Уильяма, создавшего эту книгу в камне.

В Средние века Синклеры активно пропагандировали языческие празднества и предоставляли приют цыганам (о которых говорят, что они относятся к числу последних активных почитателей языческой богини в Европе). По слухам, многие полагают, что ранее в склепе часовни Росслин была Черная Мадонна.»»

Культ Черной Мадонны ввел и распространил Бернард Клеворский.

С какой целью это делалось?

Лангедок был свидетелем самого первого геноцида в Европе, когда крестоносцы-альбигойцы (получившие свое имя по названию города Альби — главной крепости катаров) истребили 100 000 людей, зараженных катарской ересью.

Именно для искоренения этой ереси была создана инквизиция. Избиение происходило в XII веке, и, вероятно, поэтому известность этого события невелика, о нем редко упоминают в ряду с другими массовыми убийствами. Однако в этом районе рана еще не зажила, и некоторые местные жители считают, что до сих пор существует многовековое официальное замалчивание факта, заговор, направленный на то, чтобы катарская история не получила широкой огласки.

Помимо катарской ереси, район является и всегда был центром алхимии, и несколько деревень свидетельствуют о занятиях алхимией ее бывших жителей, в частности, в деревне Алет-ле-Бейнс около Лиму, где дома до сих пор украшены эзотерической символикой.

Именно в Тулузе и Каркассоне в 1330-х и 1340-х годах появились первые известные обвинения в участии в шабаше ведьм. В 1335 году шестьдесят три человека в Тулузе были обвинены в занятиях колдовством на основании признательных показаний, полученных с помощью обычных для того времени средств.

Главной среди них была молодая женщина по имени Анна-Мария де Жоржель, которая говорила и от имени других, рассказывая о свой вере. Она заявила, что видит мир как поле битвы между двумя богами, богом небес и богом всего мира. Анна-Мария и другие выступали на стороне бога всего мира, поскольку все они думали, что он победит. Это, по мнению судей-священнослужителей, и было «колдовством», но то был простой гностицизм. Другая женщина, которую подвергли такой же обработке, призналась, что посещала «шабаш», чтобы «прислуживать катарам за ужином».

В этой области сохранились многие элементы язычества, которые можно обнаружить в самых неожиданных местах. Хотя резные изображения «зеленого человека» — бога растительности, которому поклоняются во многих сельских районах Европы, — можно встретить во многих христианских церквях, таких как кафедральный собор Норвича. Как пишут А. Т. Манн и Джейн Лейн:

«В Пиренейском кафедральном соборе Сен-Бертран-де-Комминж в церковь проникла Лилит: здесь имеется резное изображение крылатой женщины с птичьими ногами, которая родит «Зеленого человека», фигуру, подобную Дионису».

Такой же «зеленый человечек» присутствует и в часовне Рослин

Этот же маленький городок претендует ни много, ни мало, как на то, что здесь имеется гробница самого царя Ирода Антипы, римского ставленника в Палестине, казнившего Иоанна Крестителя.

Согласно хронике иудейского историка Иосифа Флавия, трио злодеев — царь Ирод, его жена интриганка Иродиада и его падчерица Саломея, названная так за исполнение «Танца семи покрывал», — были сосланы в римский город Лугдунум в Галлию, который теперь стал городом Сен-Бертран-де-Комминж. Ирод исчез без следа, Саломея утонула в горной реке, а Иродиада по местной легенде продолжала жить и возглавила «стаю» ведьм, «летающих на помеле».

Другая красочная лангедокская легенда связана с «королевой юга» — (Reine du Midi), титулом графини Тулузской. Ее наиболее знаменитое появление на сцене произошло, когда Герберт Орильякский (около 940—1003), который позднее стал папой Сильвестром II, отправился в Испанию (???), чтобы выведать секреты алхимии.

Сильвестр, считавшийся «самым ученым человеком к востоку от Пиренеев», почерпнул свои знания от Меридианы, предложившей ему «свое тело, состояние и колдовские знания». Знания эти, видимо, были алхимические и эзотерические в некой форме, переданные через сексуальное посвящение. Американская писательница-исследователь Барбара Дж. Уокер считает, что имя Меридиана есть искаженное Мария-Диана, связывая тем самым языческую богиню с легендой о Магдалине в Южной Франции.

Кроме того, в Лангедоке была самая большая колония тамплиеров в Европе, пока их не разгромили в начале XIV века, — до сих пор здесь встречаются руины их замков и укрепленных пунктов.

Как-то похоже на разгром Тевтонского Ордена в 1410 г., в который тоже входили тамплиеры.

Сегодняшний Безье находится в округе Лангедок-Руссильон и представляет собой многолюдный город приблизительно в десяти километрах от Лионского залива Средиземного моря. В 1209 году за каждым уцелевшим жителем этого города крестоносцы-альбигойцы вели безжалостную охоту до полного уничтожения. Даже для пропитанных кровью — и часто откровенно странных — анналов этой продолжительной кампании этот эпизод превосходит другие по своей странности.

История эта рассказана несколькими современниками, но мы ограничимся свидетельством монаха-цистерцианца Пьера де Вокс-де-Ферра, записавшего ее в 1213 году. Лично он при этом событии не присутствовал, но составил хронику по рассказам крестоносцев, которые принимали в этом участие.

Безье стал центром ереси, поэтому, когда крестоносцы напали на него, там был анклав, насчитывающий 222 катара, в то время как остальное население ересью заражено не было. Неизвестно, был ли катаром сам граф Безье или просто симпатизировал им, но, несомненно, он не преследовал их, и это больше всего разгневало крестоносцев.

Они потребовали, чтобы городские жители либо передали им катаров, либо покинули город, чтобы можно было легко расправиться с оставшимися там катарами. Хотя требование была сделано под угрозой отлучения — немалое наказание в те дни, когда преисподняя была полной реальностью в умах людей, — а альтернатива была достаточно щедрым подарком, предоставлявшим католикам шанс избежать предстоящего избиения, случилось поразительное. Жители города отказались выполнить и то и другое требование. Как пишет Пьер де Вокс-де-Ферра, они предпочли «умереть как еретики, чем жить как христиане». Как сказано в отчете, отправленном папе его представителем, жители города дали клятву защищать еретиков.

В июле 1209 года крестоносцы без особого труда взяли город и убили в нем всех и каждого — мужчин, женщин, детей и священников — и сожгли город. Было убито от 15 000 до 20 000 человек, и только двести из них были еретиками: «не спасало ничто — ни крест, ни алтарь, ни распятие». Именно здесь прозвучала знаменитая фраза: когда папского легата спросили, как отличить еретика от благочестивого католика, он ответил: «Убейте их всех — Бог своих узнает».
http://lady-dalet.livejournal.com/663357.html

Что мы имеeм на этот момент:

— знания тамплиеров, которые будучи хронистами они получили в Первом Крестовом походе, были прихватизированы людьми, до сих пор правящими в нашем мире

Эх, дороги, пыль да туман,

Холода, тревоги, да степной бурьян.

Знать не можешь доли своей,

Может, крылья сложишь посреди степей

https://youtu.be/1n5gLpYR1yc

Ознакомьтесь с SBS

  • SBS Home
  • SBS по запросу
  • Руководство
  • Все программы
  • Радио
  • NITV
  • Новости
  • Мировая игра
  • Катание на велосипеде
  • спорт
  • Фильмы
  • питание
  • жизнь

Связаться с SBS

  • Связаться с SBS по запросу
  • 1800 500 727 (бесплатно)
  • комментарии @ СБС.com.au
  • Закрытая сумка 028, Воронье гнездо NSW 1585

Follow SBS On Demand

Свяжитесь с нами по

  • Get it on Google Play

Информация

  • авторское право
  • Условия и положения
  • Конфиденциальность
  • отказ
  • Ваши онлайн-предпочтения
  • Продажи и реклама
  • жалобы
  • Вопросы и ответы
  • Карьера
  • Наша история

ПОДЕЛИТЬСЯ

,

Рыцарь-тамплиер — Тайны рыцарей-тамплиеров

Все начинается с ночного полета из Ла-Рошели … Тамплиеры, некогда олицетворяющие крестовые походы, были объявлены вне закона Папой и королем Франции. Их сгоняли и сажали в тюрьму. Их активы были арестованы. Но в одном последнем тайном акте они перемещают священные и огромные сокровища из своей штаб-квартиры в крепости в Париже. В повозках это огромное богатство возили в замки, чтобы спрятать. Или погрузили на корабли, направляющиеся в дальние страны.

Что ж, это история, в которую многие хотели бы, чтобы вы поверили … Итак, если бы тамплиеры действительно прятали свои сокровища в замках по всей Европе, какие из них они выбрали бы? Я попытался ответить на этот вопрос. Читайте дальше…

ЗАМОК СОКРОВИЩ ХРАМ: Montségur

Отто Ран был нацистом, одержимым Святым Граалем. В 1930-х годах он путешествовал по Европе в лихорадочных поисках этого священного объекта. Во время своей одиссеи он вел дневник, который опубликовал под любопытным названием: Суд Люцифера: Путешествие еретиков в поисках Несущих Свет. Одно место, которое привлекло его, как мотылек к пламени, было Монсегюр, расположенный во французских Пиренеях.

При Дворе Люцифера Ран направляется в Монтсегюр в поисках Грааля. Это был центр восстания подрывной христианской группы, называемой катарами, которые отвергли авторитет Папы. На юге Франции они сопротивлялись Римско-католической церкви в 13 веке и разработали свои собственные обряды и ритуалы. Находясь там, Ран встретил другого исследователя, который сообщил, что неподалёку было похоронено огромное количество катарских сокровищ, а также оригинал Книги Откровений, заключительной части Нового Завета.

В 1244 году силы, верные католической церкви, штурмовали замок и сожгли более 200 катаров у подножия горы. Еще 400 мужчин, женщин и детей были заключены в тюрьму во все еще очень впечатляющем замке в Каркассоне (хотя в 19 веке он подвергался серьезным испытаниям).

Пастух сказал Рану, что Грааль был в замке. Это была не чашка, а камень, когда-то врезанный в корону Люцифера (прочтите другие мои сообщения в блоге об этом). Папа хотел вернуть этот камень короне Люцифера.Чтобы сорвать этот дьявольский план, женщина-лидер Катар по имени Эсклармонд бросила камень в ущелье, которое магическим образом открылось, и проглотила его. Она быстро превратилась в голубя и улетела, прежде чем ее удалось схватить.

Сегодня замок все еще стоит на вершине горы и возвышается над городом внизу. Однако большая его часть относится к более позднему средневековью. Это потому, что силы, захватившие катаров, также разрушили их замок. Но этого достаточно, чтобы дать вам представление о том, каким он был когда-то, а его окрестности пропитаны историей.

Интерес Рана к Святому Граалю в конечном итоге привлек к нему внимание Генриха Гиммлера. Их общий интерес к оккультизму привел к тому, что средневековая детективная деятельность Рана была поддержана нацистами и его вступили в СС, лидером которой был Гиммлер. Но открытый гомосексуализм Рана в конечном итоге обернулся его падением. Гиммлер отправлял геев в концентрационные лагеря, а Рану приходилось работать охранником в лагере Дахау. В конце концов, его замороженное тело было найдено на склоне альпийского холма в 1939 году, и официальным приговором было зафиксировано самоубийство.

Если все это кажется немного знакомым — выходки Отто Рана в какой-то мере повлияли на серию фильмов Indiana Jones . Ниже приведено изображение Рана, слева, который задается вопросом, нашел ли он что-нибудь…

ЗАМОК СОКРОВИЩ ХРАМ: Жизор

Этот замок сохранился до сих пор с его восьмиугольной башней и неприступными стенами. Он был построен норманнами, которые в то время также правили Англией. Это было в 12 веке, примерно в то время, когда были основаны тамплиеры.Перенесемся в начало 14 века, и у нас есть все те же рыцари-тамплиеры, попавшие в большие неприятности. Теперь замок находился в составе французского королевства, и король Филипп Прекрасный заключил в тюрьму столько рыцарей, сколько его войска смогли захватить.

Некоторых из захваченных тамплиеров держали в темнице в Гисоре, прежде чем пытали для получения признательных показаний, а затем казнили. Несчастные и, вероятно, пораженные болезнью, они высекли очень странные граффити на стенах. Некоторые считают, что на нем изображены сокровища, увезенные из парижского храма до прибытия королевских солдат.Предположительно, затем доставили в порт Ла-Рошели и увезли прочь.

Или было? Потому что в 1929 году смотритель в замке Жизор заявил, что нашел комнату, полную бесценных богатств. Но когда приехали местные власти для расследования, ничего не было. Ни одной золотой безделушки. Он был должным образом уволен. Однако почти сорок лет спустя французское правительство приказало провести новые раскопки с армией, призванной на помощь. И все же сокровищ тамплиеров нет.

УЗНАЙТЕ БОЛЬШЕ: сокровища тамплиеров спрятаны в Жизоре

ЗАМОК СОКРОВИЩ ХРАМ: Акко

Замок Акко в современном Израиле — потрясающий образец средневековой архитектуры, даже в его уменьшенном виде сегодня.Я побывал там в 2012 году и прошел по туннелям, змейшимся под замком. Недавнее расследование, проведенное группой под руководством доктора Альберта Лином и снятое на видео National Geographic, обнаружило сеть подземных переходов под улицами города. Похоже, они ведут к так называемой «Башне сокровищ», где, по мнению команды, рыцари копили свое богатство.

Акко продержалось против мусульманских армий во время крестовых походов до 1291 года. Затем он пал после кровавой осады, и эта потеря фактически положила конец крестовым походам.На самом деле, это также привело к тому, что часы отсчитали конец жизни тамплиеров. Без миссии на Ближнем Востоке вся причина их существования была фатально подорвана.

Замок сейчас находится в израильском городе Акко. Команда доктора Линя использовала лазеры и высокотехнологичные детекторы и смогла воссоздать первоначальную крепость. Большая часть этого сейчас была поглощена более поздним городом или была покрыта морем. Вы действительно можете увидеть стены под волнами на береговой линии, что является настоящим зрелищем.

ЗАМОК СОКРОВИЩ ХРАМ: Томар

Я уже говорил об этом в этом блоге и с радостью повторю это еще раз — нигде в мире рыцарей-тамплиеров так не вызывают в памяти, как Томар в Португалии. Если вы находитесь в Лиссабоне в отпуске, сядьте на двухчасовой поезд до Томара и остановитесь на ночь в отеле Dos Templarios. Затем вы переходите главную дорогу и поднимаетесь по крутой извилистой тропе к замку на вершине холма.

Перед вами находится восьмиугольная башня тамплиеров XII века, называемая «чарола», прикрепленная болтами к дворцовому монастырю XVI века.Район окружает стена с башнями времен тамплиеров. Сегодня город Томар находится в долине, окруженной рекой Набао. В 12 веке горожане очень мудро жили за крепкими стенами, построенными тамплиерами.

Томар находился на границе между христианскими королевствами северной Иберии и мусульманским халифатом, который все еще правил южной половиной полуострова. Этот регион переходил из рук в руки христианских и мусульманских правителей в зависимости от того, у кого было военное преимущество.В одном противостоянии огромная мусульманская армия сражалась с тамплиерами у стен, и один из входов в замок до сих пор называется — Врата крови.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ: португальский герой-тамплиер Гуалдим Паис

Когда тамплиеры были объявлены вне закона после 1307 года, король Португалии просто переименовал их в Орден Христа. Таким образом, они продолжали занимать Томар на протяжении веков. Это привело к предположению, что рыцари принесли свои сокровища в этот замок, так как он находился под защитой дружественного короля.Местные историки утверждают, что существует сеть туннелей, связывающих замок с другими ключевыми местами в Томаре, такими как церковь Санта-Мария-Оливаль, где были похоронены великие мастера португальских тамплиеров.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ: Я снимаюсь на канале History в Tomar

ЗАМОК СОКРОВИЩ ХРАМ: Замок Ле Безю

Назад к катарам! Замок Ле Безю является частью сети укреплений катаров на юге Франции. Он также находится в том же регионе, что и деревня Ренн-ле-Шато — место, тесно связанное с тамплиерами и их сокровищами.В ныне разрушенном замке жили лорды Альбедуна. Некоторые историки утверждают, что эта благородная семья была как горячими сторонниками тамплиеров, так и приверженцами ереси катаров.

Ле Безю и Ренн-ле-Шато — две высокие точки из пяти в районе, который называют Пентаграммой гор. Они были прославлены автором Генри Линкольном в 1970-х, который популяризировал идею основания тамплиеров теневой организацией под названием Приорат Сиона.Он стал соавтором бестселлеров «Святая кровь» и «Святой Грааль », которые повлияли на «Код да Винчи » Дэна Брауна. Раньше я подробно писал об этом в блоге, поэтому нажмите ссылку прямо под этим абзацем, чтобы увидеть полную историю.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ: Ренн-ле-Шато и Монастырь Сиона

На протяжении 20 века вокруг этих замков проводились официальные и неофициальные раскопки. К сожалению, некоторые раскопки нанесли ущерб.Я лично призываю людей не приходить со своими лопатками и металлоискателями. Но в то же время, пожалуйста, посетите эти очаровательные замки тамплиеров и посмотрите, сможете ли вы отыскать какое-нибудь сокровище.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *