Разное

Сверх я это в философии: Я — это… Что такое СВЕРХ-Я?

27.10.2020

Я — это… Что такое СВЕРХ-Я?

  • СВЕРХ — СВЕРХ, предлог с род. 1. Поверх, сверху чего нибудь, на чем нибудь, на что нибудь. Сверх полушубка надел тулуп. 2. Указывает на превышение какой нибудь меры, нормы, на выход за пределы чего нибудь установленного (книжн.). Расходы сверх сметы не… …   Толковый словарь Ушакова

  • сверх — СВЕРХ, предлог с род. 1. Поверх, сверху чего нибудь, на чем нибудь, на что нибудь. Сверх полушубка надел тулуп. 2. Указывает на превышение какой нибудь меры, нормы, на выход за пределы чего нибудь установленного (книжн.). Расходы сверх сметы не… …   Толковый словарь Ушакова

  • СВЕРХ — чего, предл. наверху, выше чего и на или над чем. Надень сверх полушубка армяк. Масло сверх воды плавает. Сверх земли небо. | * Выше чего, превосходя что. Сверх чаянья; сверх меры, чересчур; это сверх всякой вероятности. | Опричь, окроме, кроме.… …   Толковый словарь Даля

  • сверх-Я — (идеальное Я; идеал Я; Я идеал; Супер Эго; super ego) одна из компонент структуры личности в теории З. Фрейда. Сфера личности, состоящая из комплекса совести, моральных черт и норм поведения, кои контролируют действия Я и предписывают ему… …   Большая психологическая энциклопедия

  • СВЕРХ-Я — (супер Эго) понятие, охватывающее один из компонентов модели организации психической жизни личности; др. компонентами выступают, согласно Фрейду, Оно (Ид) и Я (Эго). Сверх Я высшая инстанция в структуре душевной жизни, выполняющая роль… …   Философская энциклопедия

  • Сверх-Я —  Сверх Я  ♦ Surmoi    Один из трех компонентов структуры личности (наряду с «Я» и «Оно») во второй топике Фрейда, компонент нравственности, идеалов, закона. Формируется в результате интериоризации родительских запретов и ценностей, воспринимаемых …   Философский словарь Спонвиля

  • сверх… — (без удар.) Первая часть составных слов, обозначающая: 1) превышение в чем нибудь предела, меры, напр. сверхштатный, сверхмерный, сверхсменный; 2) крайнюю, высшую степень какого нибудь состояния или качество (часто разг. шутл. или ирон.), напр.… …   Толковый словарь Ушакова

  • СВЕРХ — СВЕРХ, предл. с род. 1. кого (чего). Поверх кого чего н., на что н. Положить книгу с. тетрадей. Надеть плащ с. пиджака. 2. чего. Указывает на превышение какой н. меры, нормы; свыше чего н. Стараться с. сил. Продукция с. задания. 3. кого (чего).… …   Толковый словарь Ожегова

  • сверх… — сверх… СВЕРХ…, прист. Образует существительные и прилагательные со знач. высокой степени или превышения признака, напр. сверхзадача, сверхпроводимость, сверхготовность, сверхмарафон, сверхбоевик; сверхнизкий, сверхновый, сверхпрочный,… …   Толковый словарь Ожегова

  • сверх — вне, поверх, выше, вдобавок, вопреки, супер, через, кроме, свыше, помимо, без Словарь русских синонимов. сверх предл, кол во синонимов: 14 • без (9) • …   Словарь синонимов

  • Если говорить простыми словами, что такое «Я», «Оно» и «Сверх-Я» по Фрейду? Чем отличаются все эти понятия?

    «Оно» представляет собой полностью бессознательную часть психики, в которой остаются все вытесненные влечения индивида. Это неизведанная, недоступная часть личности, в которой нет никаких моральных установок, нравственных оценок, понятий добра и зла.

    «Оно» — это то, что является основой личности любого ребенка. Им движут первичные биологические потребности, желания, эмоции. Поэтому дети, особенно в возрасте до 5-6 лет, в большинстве своем, эгоистичны и капризны. Со временем от родителей ребенок узнает, что правильно, а что нет. Формируется его система ценностей, норм, правил поведения. Уже будучи в школе, ребенок учится взаимодействовать с другими людьми, соблюдать религиозные, моральные и правовые нормы, действующие в обществе. Это влияние родителей и социальной сферы жизни общества и обуславливает формирование «Сверх-Я».

    «Сверх-Я» является подавляющим элементом. Являясь полной противоположностью «Оно», «Сверх-Я» олицетворяет совесть, идеалы, социальные нормы и все то, что ограничивает индивида, делает его цивилизованным и позволяет жить в человеческом обществе.

    По своей природе «Сверх-Я» ближе к «Оно» чем к «Я», просто потому, что также бессознательно, только в отличие от «Оно», которое является своего рода наследственным, «Сверх-Я» — приобретенное бессознательное.

    И «Оно» и «Сверх-Я» проявляют себя через третью психическую инстанцию — «Я».

    «Я» — это уже сфера сознательного. Оно выступает посредником между «Оно» и «Сверх-Я».

    Таким образом, олицетворяя здравый смысл и благоразумие, оно контролирует психические процессы, происходящие в сознании.

    Но из-за своей роли «Я» постоянно испытывает давление и со стороны «Оно» и со стороны «Сверх-Я».

    Чрезвычайное влияние любого из них ведет к негативным последствиям. Например, в случае, когда ребенка воспитывают в строгости, постоянно наказывают и заставляют чувствовать вину за его поведение, постепенно давление родителей сменяется давлением «Сверх-Я». Наказание извне заменяется на наказание изнутри. Становясь взрослым, такой человек часто впадает в депрессию, чувствует вину и испытывает муки совести. При этом «Сверх-Я» становится настолько тираническим, что человек винит себя не просто за прошлые деяния, которые он считает недостойными, но даже за недостойные мысли. Таким образом, вина и укоры совести такого человека часто обусловлены не объективной оценкой своих поступков, а сформировавшимся представлением человека о том, что он этого заслуживает, что он виноват и т.д.

    Примеров того, что бывает с людьми, у которых наибольшим влиянием обладает «Оно», еще больше. Не нужно рассказывать о людях, которые игнорируют общественные ценности, нарушают правила и не считаются с чувствами других.

    Таким образом, нарушение баланса между тремя основными составляющими психики приносит личности страдания, а порой приводит и к нарушениям психики, возникновению неврозов. Препятствовать этому пытается «Я». 

    Я — это… Что такое Сверх-Я?

    — один из компонентов структуры личности в теории З. Фрейда, Высшая, но принадлежащая бессознательному, инстанция структуры психического, выполняющая роль внутреннего цензора. Складываясь в раннем детстве под влиянием воспитания, С.-Я представляет собой систему моральных чувств и требований к поведению, поступкам и решениям Эго («Я») субъекта. Механизмом формирования С.-Я выступает идентификация со С.-Я родителей и других воспитателей. Отсюда следует, что С.-Я является носителем традиций и ценностей, передающихся из поколения в поколение, и трудно поддается изменениям. С.-Я присущи несколько взаимосвязанных функций. К ним относятся: функция совести, функция самонаблюдения как необходимая предпосылка контролирующей деятельности совести, и функция формирования Я-идеала. Если Эго поддается чрезмерному желанию наслаждения под давлением Оно (Ид) и делает что-либо вопреки велению совести, то неизбежно наказание Эго в форме чувства стыда и раскаяния. Одной из функций С.-Я выступает формирование Я-идеала, с которым Эго (Я) соизмеряет себя, к которому стремится и чье требование постоянного самосовершенствования старается выполнить. С.-Я находится в постоянном антагонизме с Оно (Ид), запрещая Эго выполнять его стремления и желания.


    * * *
    – понятие, использованное в классическом психоанализе для обозначения играющей важную роль в жизни человека части, сферы или инстанции психики.

       Впервые понятие «Сверх-Я» было использовано З.



    Фрейдом в работе «Я и Оно» (1923). Этим термином он назвал такую инстанцию в структуре Я, которая как бы отделилась от Я и выполняет роль наблюдателя за ним, став вполне самостоятельной. Одной из ее функций является совесть, другой – самонаблюдение. Сверх-Я предъявляет строгие требования к Я: оно как бы ругает, унижает, истязает Я, которое боится строгих наказаний. Стало быть, Сверх-Я представляет собой требования морали.

       В понимании З. Фрейда Сверх-Я погружено в Оно (бессознательное). Я (сознание) черпает Сверх-Я из Оно. Если Оно олицетворяет собой влияние наследственности, а Я определяется собственным опытом человека, то есть случайными, текущими событиями, то Сверх-Я отражает «влияние того, что взято от других людей».

       С точки зрения основателя психоанализа, бессознательное Оно аморально, Я пытается быть моральным, Сверх-Я может стать гиперморальным и тогда оно терроризирует Я, выступает против него с беспощадной яростью. Сверх-Я содержит в себе разрушительные силы и как бы включает в себя садизм, агрессивность, инстинкт смерти. С образованием Сверх-Я значительное количество агрессивного инстинкта «фиксируется внутри Я и действует там саморазрушающе». Между Я и Сверх-Я развертывается страх смерти.

       Исследуя Сверх-Я, З. Фрейд показал, что эта инстанция олицетворяет собой авторитет родителей: оно точно так же наблюдает за Я, руководит им и угрожает ему, как это делали ранее родители в отношении ребенка. Сверх-Я представляет собой особую формацию, в которой пролонгируется родительское влияние. «Это родительское влияние, конечно же, включает в себя не только индивидуальности фактических родителей, но и передаваемые через них семейные, расовые и национальные традиции, а также требования непосредственного социального слоя, который они представляют». Словом, в ходе развития человека Сверх-Я получает вклады не только от родителей, но и от предшествующих поколений, а также более поздних преемников и заместителей родителей, включая учителей и различные образы из общественной жизни.

       Согласно З. Фрейду, Сверх-Я тесно связано с эдиповым комплексом: оно окончательно оформляется у ребенка после прохождения стадии этого комплекса на основе эмоциональных отношений между ребенком и его родителями, то есть тех отношений, которые характеризуются амбивалентностью, включающей в себя чувства любви и ненависти, привязанности и страха. Формирование Сверх-Я происходит по мере изживания эдипова комплекса. В процессе преодоления эдипова комплекса Сверх-Я удерживает «существенные черты интроецированных лиц, их силу и суровость, их склонность к надзору и наказанию», в результате чего Сверх-Я, действующее в Я как совесть, может «стать жестким, жестоким, неумолимым по отношению к опекаемому Я».

       Наряду с совестью и самонаблюдением З. Фрейд наделяет Сверх-Я еще одной функцией: Сверх-Я – носитель идеала-Я. Я соизмеряет себя с этим идеалом, стремится к нему, пытается достичь совершенства, а сам идеал является отражением ранних представлений ребенка о родителях, которыми он восхищался.

       Согласно З. Фрейду, Сверх-Я ребенка обладает той особенностью, что строится не по примеру родителей, а по родительскому Сверх-Я. Оно несет в себе традиции расы и народа, включает ценности поколений. В нем продолжает жить прошлое.

       Проводя аналогию между индивидуальным и культурным развитием, З. Фрейд выдвинул предположение, согласно которому у общества, как и у человека, формируется некое Сверх-Я. Сверх-Я общества оказывает влияние на развитие культуры. В свою очередь, Сверх-Я культуры формирует собственные идеалы и выдвигает требования, находящие свое отражение в этике.

       Изучение и терапия неврозов привели З. Фрейда к выводу, что индивидуальное Сверх-Я содержит такие суровые заповеди и строгие запреты, которые делают Я несчастным. Не выдерживая тирании Сверх-Я, несчастное Я спасается «бегством в болезнь». И если в ранних работах основателя психоанализа возникновение неврозов соотносилось с патологическими конфликтами между Я и бессознательными влечениями человека, находящими отражение в Оно, то в 20-е годы он стал придерживаться точки зрения, согласно которой при всех формах психических заболеваний необходимо принимать во внимание «поведение Сверх-Я». По его мнению, меланхолия является типичным примером конфликта между Я и Сверх-Я, суровое Сверх-Я невротика постоянно относится к Я, как строгий отец к ребенку, а примитивные нравственные нормы Сверх-Я проявляются в жестоком наказании Я. «Болезнь применяется в качестве одного из средств такого «самонаказания», невротик должен вести себя так, словно он находится под влиянием чувства вины, которое для своего удовлетворения в качестве наказания прибегает к болезни».

       В конечном счете З. Фрейд пришел к убеждению, что довольно часто Оно и Сверх-Я занимают общую позицию против Я. Если эти две силы становятся слишком сильными, то им удается расшатать и изменить организацию Я таким образом, что его нормальная связь с реальностью оказывается нарушенной и даже прерванной вовсе. Это может иметь место как в сновидениях, так и в случае невротического заболевания. Основываясь на подобном понимании возникновения невротических заболеваний, З. Фрейд заключил, что «невроз перенесения соответствует конфликту между Я и Оно, нарциссический невроз – конфликту между Я и Сверх-Я, а психоз – конфликту между Я и внешним миром».

       Одна из целей психоаналитической терапии состоит в том, чтобы понизить уровень притязаний Сверх-Я по отношению к Я. Этому способствует явление переноса, при котором пациент может ставить психоаналитика на место своего отца или матери и наделять его той властью, которую его Сверх-Я имеет над Я. У обновленного Сверх-Я появляется, по выражению З. Фрейда, «возможность для некоторого рода последующего образования невротика», поскольку оно может исправить ошибки, ранее допущенные родителями при обучении ребенка. Однако психоаналитик не должен забывать, что его задачей является укрепление ослабленного Я пациента, а не стремление стать для него учителем, примером и идеалом. Если же произойдет последнее, то «аналитик лишь повторит ошибку родителей, которые сокрушили своим влиянием независимость ребенка, и врач лишь поменяет прежнюю зависимость пациента на новую», в то время как цель психоанализа – создать психологические предпосылки для становления пациента зрелым, независимым от аналитика и способным самостоятельно, с сознанием особенностей своего Оно и Сверх-Я решать внутрипсихические конфликты.

       Сходное положение, по мнению З. Фрейда, имеет место и в культуре. Культурное Сверх-Я предъявляет слишком большие требования к людям: оно отдает приказы, не заботясь о том, насколько они выполнимы. Так, культурная заповедь «возлюби ближнего» на деле оказывается неисполнимой. (Несмотря на эту заповедь, религиозные распри являлись постоянным спутником истории развития человечества.) Она, полагает З. Фрейд, способствует агрессивности и является примером непсихологической действенности культурного Сверх-Я.

       Но если это так, то не должны ли мы признать многие культуры невротическими? Поставив этот вопрос, З. Фрейд не дал развернутого ответа на него. Однако, рассматривая роль Сверх-Я в культурном развитии, он выразил надежду на то, что однажды кто-нибудь решится на изучение патологии культурных сообществ.


       Высказанные в работе «Я и Оно» представления З. Фрейда о Сверх-Я получили свое дальнейшее отражение в таких его работах, как «Невроз и психоз» (1924), «Экономическая проблема мазохизма» (1924), «Некоторые психические последствия анатомического различия между полами» (1925), «Проблема дилетантского анализа» (1926), «Симптом, торможение и страх» (1926), «Новый цикл лекций по введению в психоанализ» (1933), «Конечный и бесконечный анализ» (1937), «Расщепление Я в защитном процессе» (1940), «Очерк о психоанализе» (1940).

    Энциклопедический словарь по психологии и педагогике.
    2013.

    Я — это… Что такое Сверх-Я?

  • СВЕРХ — СВЕРХ, предлог с род. 1. Поверх, сверху чего нибудь, на чем нибудь, на что нибудь. Сверх полушубка надел тулуп. 2. Указывает на превышение какой нибудь меры, нормы, на выход за пределы чего нибудь установленного (книжн.). Расходы сверх сметы не… …   Толковый словарь Ушакова

  • сверх — СВЕРХ, предлог с род. 1. Поверх, сверху чего нибудь, на чем нибудь, на что нибудь. Сверх полушубка надел тулуп. 2. Указывает на превышение какой нибудь меры, нормы, на выход за пределы чего нибудь установленного (книжн.). Расходы сверх сметы не… …   Толковый словарь Ушакова

  • СВЕРХ — чего, предл. наверху, выше чего и на или над чем. Надень сверх полушубка армяк. Масло сверх воды плавает. Сверх земли небо. | * Выше чего, превосходя что. Сверх чаянья; сверх меры, чересчур; это сверх всякой вероятности. | Опричь, окроме, кроме.… …   Толковый словарь Даля

  • сверх-Я — (идеальное Я; идеал Я; Я идеал; Супер Эго; super ego) одна из компонент структуры личности в теории З. Фрейда. Сфера личности, состоящая из комплекса совести, моральных черт и норм поведения, кои контролируют действия Я и предписывают ему… …   Большая психологическая энциклопедия

  • СВЕРХ-Я — (супер Эго) понятие, охватывающее один из компонентов модели организации психической жизни личности; др. компонентами выступают, согласно Фрейду, Оно (Ид) и Я (Эго). Сверх Я высшая инстанция в структуре душевной жизни, выполняющая роль… …   Философская энциклопедия

  • СВЕРХ-Я — ’СВЕРХ Я’ (Супер Эго, Идеальное Я, Идеал Я, Я Идеал) понятие и гипотетический конструкт; традиционно используется представителями интеллектуальных направлений, постулирующих идею о принудительно репрессивном характере по отношению к человеческому …   История Философии: Энциклопедия

  • сверх… — (без удар.) Первая часть составных слов, обозначающая: 1) превышение в чем нибудь предела, меры, напр. сверхштатный, сверхмерный, сверхсменный; 2) крайнюю, высшую степень какого нибудь состояния или качество (часто разг. шутл. или ирон.), напр.… …   Толковый словарь Ушакова

  • СВЕРХ — СВЕРХ, предл. с род. 1. кого (чего). Поверх кого чего н., на что н. Положить книгу с. тетрадей. Надеть плащ с. пиджака. 2. чего. Указывает на превышение какой н. меры, нормы; свыше чего н. Стараться с. сил. Продукция с. задания. 3. кого (чего).… …   Толковый словарь Ожегова

  • сверх… — сверх… СВЕРХ…, прист. Образует существительные и прилагательные со знач. высокой степени или превышения признака, напр. сверхзадача, сверхпроводимость, сверхготовность, сверхмарафон, сверхбоевик; сверхнизкий, сверхновый, сверхпрочный,… …   Толковый словарь Ожегова

  • сверх — вне, поверх, выше, вдобавок, вопреки, супер, через, кроме, свыше, помимо, без Словарь русских синонимов. сверх предл, кол во синонимов: 14 • без (9) • …   Словарь синонимов

  • Я — это… Что такое СВЕРХ-Я?

  • СВЕРХ — СВЕРХ, предлог с род. 1. Поверх, сверху чего нибудь, на чем нибудь, на что нибудь. Сверх полушубка надел тулуп. 2. Указывает на превышение какой нибудь меры, нормы, на выход за пределы чего нибудь установленного (книжн.). Расходы сверх сметы не… …   Толковый словарь Ушакова

  • сверх — СВЕРХ, предлог с род. 1. Поверх, сверху чего нибудь, на чем нибудь, на что нибудь. Сверх полушубка надел тулуп. 2. Указывает на превышение какой нибудь меры, нормы, на выход за пределы чего нибудь установленного (книжн.). Расходы сверх сметы не… …   Толковый словарь Ушакова

  • СВЕРХ — чего, предл. наверху, выше чего и на или над чем. Надень сверх полушубка армяк. Масло сверх воды плавает. Сверх земли небо. | * Выше чего, превосходя что. Сверх чаянья; сверх меры, чересчур; это сверх всякой вероятности. | Опричь, окроме, кроме.… …   Толковый словарь Даля

  • сверх-Я — (идеальное Я; идеал Я; Я идеал; Супер Эго; super ego) одна из компонент структуры личности в теории З. Фрейда. Сфера личности, состоящая из комплекса совести, моральных черт и норм поведения, кои контролируют действия Я и предписывают ему… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Сверх-Я —  Сверх Я  ♦ Surmoi    Один из трех компонентов структуры личности (наряду с «Я» и «Оно») во второй топике Фрейда, компонент нравственности, идеалов, закона. Формируется в результате интериоризации родительских запретов и ценностей, воспринимаемых …   Философский словарь Спонвиля

  • СВЕРХ-Я — ’СВЕРХ Я’ (Супер Эго, Идеальное Я, Идеал Я, Я Идеал) понятие и гипотетический конструкт; традиционно используется представителями интеллектуальных направлений, постулирующих идею о принудительно репрессивном характере по отношению к человеческому …   История Философии: Энциклопедия

  • сверх… — (без удар.) Первая часть составных слов, обозначающая: 1) превышение в чем нибудь предела, меры, напр. сверхштатный, сверхмерный, сверхсменный; 2) крайнюю, высшую степень какого нибудь состояния или качество (часто разг. шутл. или ирон.), напр.… …   Толковый словарь Ушакова

  • СВЕРХ — СВЕРХ, предл. с род. 1. кого (чего). Поверх кого чего н., на что н. Положить книгу с. тетрадей. Надеть плащ с. пиджака. 2. чего. Указывает на превышение какой н. меры, нормы; свыше чего н. Стараться с. сил. Продукция с. задания. 3. кого (чего).… …   Толковый словарь Ожегова

  • сверх… — сверх… СВЕРХ…, прист. Образует существительные и прилагательные со знач. высокой степени или превышения признака, напр. сверхзадача, сверхпроводимость, сверхготовность, сверхмарафон, сверхбоевик; сверхнизкий, сверхновый, сверхпрочный,… …   Толковый словарь Ожегова

  • сверх — вне, поверх, выше, вдобавок, вопреки, супер, через, кроме, свыше, помимо, без Словарь русских синонимов. сверх предл, кол во синонимов: 14 • без (9) • …   Словарь синонимов

  • Сверх Я

    Нем.: Ober-Ich, – т– Франц.: surmoi (или sur-moi). – Англ.: super-ego – Исп.:superyф. – Итал.: super-io. – Португ.: superego.

    Одна из инстанций личности во второй фрейдовской теории психического аппарата: по отношению к Я Сверх-Я играет роль судьи или цензора. Сверх-Я, по Фрейду, ответственно за нравственное сознание, самонаблюдение и формирование идеалов.
    Обычно Сверх-Я трактуют как наследника Эдипова комплекса; оно образуется в результате интериоризации родительских требований и запретов.

    Некоторые психоаналитики относят формирование Сверх-Я к ранним доэдиповским стадиям (М. Кляйн) или по крайней мере ищут предшественников Сверх-Я в очень ранних психических механизмах и формах поведения (например, Гловер, Шпитц).

    Термин Сверх-Я был введен Фрейдом в «Я и Оно» (Das Ich und das Es, 1923). Обозначаемая им критическая функция представляет инстанцию, которая обособилась от Я, но, по-видимому, властвует над ним, судя по состоянию патологической скорби и меланхолии, когда субъект становится объектом критики и упреков: «Мы видим, как одна часть Я противополагается другой, подвергая ее критике и превращая в объект».

    Понятие Сверх-Я относится ко второй фрейдовской топике. Однако еще до ее вычленения психоаналитическая клиника и теория уже признавали (например, в понятии цензуры сновидения) особую роль в психическом конфликте той инстанции, которая запрещает осознание желаний. Более того, Фрейд изначально признавал (и это отличает его концепцию от традиционных представлений о нравственном сознании), что эта цензура может действовать бессознательно. Он отмечал также, что при неврозе навязчивых состояний самоупреки не всегда осознанны: «Субъект, страдающий от принуждений и запретов, ведет себя так, словно он испытывает чувство вины, которое можно назвать безотчетным или неосознанным, несмотря на очевидное противоречие в терминах».

    Однако именно изучение бреда преследования, меланхолии и патологической скорби привело Фрейда к вычленению в личности одной части Я, направленной против другой – Сверх-Я, играющего для субъекта роль образца и судьи. Впервые Фрейд выявил эту инстанцию в 1914–1915 г., обнаружив в ней две подструктуры: собственно Идеол-Ятл критическую инстанцию (см.: Идеол-Я).

    Понятие Сверх-Я в широком и общем смысле слова (ср. «Я и Оно», где, напомним, этот термин используется впервые) обозначает и запрет, и идеал. При сохранении Идеол-Я в виде отдельной подструктуры Сверх-Я становится воплощением одновременно и закона, и запрета на его нарушение.

    По Фрейду, формирование Сверх-Я связано с угасанием Эдипова комплекса: отказываясь от исполнения запретных желаний, ребенок преобразует нагрузку родительских персонажей в (само)отож-дествление с родителями и интериоризует запрет.

    При этом Фрейд подчеркивал различие между мальчиком и девочкой: у мальчика комплекс Эдипа неизбежно сталкивается с угрозой кастрации, вследствие чего возникает «строгое Сверх-Я». У девочки, напротив, «…комплекс кастрации не только не устраняет Эдипова комплекса, но напротив, подготавливает его появление […]. Эдипов комплекс у девочки сохраняется надолго и затем устраняется, хотя и не полностью. При таких условиях страдает процесс образования Сверх-Я. оно не достигает той мощи и той независимости, которых требует его роль в культуре».

    Таким образом, именно отказ от любовных и враждебных эдиповских желаний лежит в основе формирования Сверх-Я, которое, по Фрейду, впоследствии обогащается также социальными и культурными требованиями (образование, религия, мораль). Впрочем, еще и до формирования Сверх-Я в традиционном смысле слова уже возникают либо ранние формы Сверх-Я, либо непосредственно приводящие к нему стадии. Так, ряд авторов считают, что интериоризация запретов происходит гораздо раньше угасания Эдипова комплекса: в частности, раньше усваиваются некоторые педагогические требования и среди них, как отметил Ференци в 1925 г., определенные требования к работе сфинктера [Zur Psychoanalyse von Sexualgewohnheiten]. Для последователей М.Кляйн Сверх-Я существует уже на оральной стадии: оно складывается в результате интроекции «хороших» и «плохих» объектов, причем жестокость его объясняется детским садизмом, наиболее сильно развитым именно в этот период. Другие авторы, не признающие доэдипова Сверх-Я, тем не менее показывают, что формирование Сверх-Я начинается очень рано. Р.Шпитц, например, вычленял три главные предпосылки этого процесса: навязанные извне физические действия, овладение жестикуляцией через (само)отож-дествление с другими людьми и, что всего важнее, идентификация с агрессором.

    Довольно трудно определить, какую роль играют в образовании Сверх-Я Идеал-Я, Я-идеальное и просто Я.

    «Установление Сверх-Я может рассматриваться как случай успешного (само)отождествления с родительской инстанцией», – пишет Фрейд в «Новых лекциях по введению в психоанализ» (Neue Folge der Vorlesungen zur Einfьhrung in die Psychoanalyse, 1932). Выражение «родительская инстанция» означает, что механизм образования Сверх-Я не следует понимать как (само)отождествление с конкретными лицами. Вот одно из разъяснений этой мысли: Сверх-Я ребенка складывается не по образу родителей, но по образу Сверх-Я родителей: оно наполнено теми содержаниями, традициями и ценностными суждениями, которые передаются из поколения в поколение.

    Чаще всего антропоморфизм второй фрейдовской топики подвергался критике именно в связи со Сверх-Я. Однако Д.Лагаш, напротив, считал заслугой психоанализа выделение роли антропоморфизма в возникновении и функционировании психики с ее «анимистическими вкраплениями». Клинический опыт психоанализа показывает, что Сверх-Я действует в «реалистической» манере и как независимая инстанция («плохой» внутренний объект, «грубый голос» (Я) и т. д.). Вслед за Фрейдом ряд авторов подчеркивали, что Сверх-Я весьма далеко отстоит от. действительных запретов и наставлений родителей и воспитателей, так что «строгое» Сверх-Я может даже противоречить их установкам.

    Я — это… Что такое Сверх-Я?

  • СВЕРХ — СВЕРХ, предлог с род. 1. Поверх, сверху чего нибудь, на чем нибудь, на что нибудь. Сверх полушубка надел тулуп. 2. Указывает на превышение какой нибудь меры, нормы, на выход за пределы чего нибудь установленного (книжн.). Расходы сверх сметы не… …   Толковый словарь Ушакова

  • сверх — СВЕРХ, предлог с род. 1. Поверх, сверху чего нибудь, на чем нибудь, на что нибудь. Сверх полушубка надел тулуп. 2. Указывает на превышение какой нибудь меры, нормы, на выход за пределы чего нибудь установленного (книжн.). Расходы сверх сметы не… …   Толковый словарь Ушакова

  • СВЕРХ — чего, предл. наверху, выше чего и на или над чем. Надень сверх полушубка армяк. Масло сверх воды плавает. Сверх земли небо. | * Выше чего, превосходя что. Сверх чаянья; сверх меры, чересчур; это сверх всякой вероятности. | Опричь, окроме, кроме.… …   Толковый словарь Даля

  • сверх-Я — (идеальное Я; идеал Я; Я идеал; Супер Эго; super ego) одна из компонент структуры личности в теории З. Фрейда. Сфера личности, состоящая из комплекса совести, моральных черт и норм поведения, кои контролируют действия Я и предписывают ему… …   Большая психологическая энциклопедия

  • СВЕРХ-Я — (супер Эго) понятие, охватывающее один из компонентов модели организации психической жизни личности; др. компонентами выступают, согласно Фрейду, Оно (Ид) и Я (Эго). Сверх Я высшая инстанция в структуре душевной жизни, выполняющая роль… …   Философская энциклопедия

  • Сверх-Я —  Сверх Я  ♦ Surmoi    Один из трех компонентов структуры личности (наряду с «Я» и «Оно») во второй топике Фрейда, компонент нравственности, идеалов, закона. Формируется в результате интериоризации родительских запретов и ценностей, воспринимаемых …   Философский словарь Спонвиля

  • СВЕРХ-Я — ’СВЕРХ Я’ (Супер Эго, Идеальное Я, Идеал Я, Я Идеал) понятие и гипотетический конструкт; традиционно используется представителями интеллектуальных направлений, постулирующих идею о принудительно репрессивном характере по отношению к человеческому …   История Философии: Энциклопедия

  • сверх… — (без удар.) Первая часть составных слов, обозначающая: 1) превышение в чем нибудь предела, меры, напр. сверхштатный, сверхмерный, сверхсменный; 2) крайнюю, высшую степень какого нибудь состояния или качество (часто разг. шутл. или ирон.), напр.… …   Толковый словарь Ушакова

  • СВЕРХ — СВЕРХ, предл. с род. 1. кого (чего). Поверх кого чего н., на что н. Положить книгу с. тетрадей. Надеть плащ с. пиджака. 2. чего. Указывает на превышение какой н. меры, нормы; свыше чего н. Стараться с. сил. Продукция с. задания. 3. кого (чего).… …   Толковый словарь Ожегова

  • сверх… — сверх… СВЕРХ…, прист. Образует существительные и прилагательные со знач. высокой степени или превышения признака, напр. сверхзадача, сверхпроводимость, сверхготовность, сверхмарафон, сверхбоевик; сверхнизкий, сверхновый, сверхпрочный,… …   Толковый словарь Ожегова

  • сверх — вне, поверх, выше, вдобавок, вопреки, супер, через, кроме, свыше, помимо, без Словарь русских синонимов. сверх предл, кол во синонимов: 14 • без (9) • …   Словарь синонимов

  • 10 шагов к развитию осмысленной жизненной философии

    Я считаю, что есть несколько вещей более ценных, чем построение осмысленной жизненной философии. Хотя это может звучать как вопрос, который лучше всего решать богословам и великим мыслителям, в сущности, это практический вопрос: Какова ваша стратегия жизни?

    Ваши критерии могут отличаться, но я считаю, что все хорошие жизненные философии имеют четыре основных параметра:

    1. Выживание. За исключением редких случаев, большинство хороших философий удовлетворит ваши основные потребности.Обычно это не является большой проблемой, поскольку большинство из нас живет далеко за минимальным порогом, необходимым для простого выживания.
    2. Счастье. Философия хорошей жизни должна заставить вас чувствовать себя хорошо. Великие философии будут держать вас счастливыми даже в неприятных обстоятельствах. Виктор Франкль в своей книге «Человек в поисках смысла» продемонстрировал, как даже в невероятных страданиях концентрационных лагерей он все еще может терпеть из-за мощной стратегии жизни.
    3. Значение. Счастье редко может существовать без смысла. Хорошая философия должна заставить вас чувствовать себя полезным и ценным, иначе, когда исчезают приятные моменты, у вас ничего не остается.
    4. Независимость от обстоятельств. Ваша жизненная философия должна применяться в любых ситуациях и обстоятельствах. Ваша стратегия получения смысла и счастья должна продолжаться даже после распада, смерти родственника или безработицы.

    Каждый человек имеет философию жизни, осознает она это или нет.Процесс совершенствования этой философии подобен строительству корабля. Он перенесет вас в трудные времена и позволит вам легко плавать в приятные моменты. Вот несколько советов по уточнению вашей стратегии на жизнь:

    1. Самоанализ . Жизненная философия не может быть передана на аутсорсинг. Хотя многие основные религии объединяют готовые философии, работа по созданию стратегии жизни принадлежит только вам. Размышление о ваших убеждениях и стратегиях — единственный реальный способ сделать это. Я рекомендую вести дневник или медитацию, чтобы направить ваше мышление, чтобы прийти к реальным решениям.
    2. Изучите другие философии . Соберите философию от других людей и книг. Я стараюсь быть как можно более широким, когда подвергаю себя другим способам мышления. Я не верю, что вы можете быть искажены новым мышлением, поэтому не ограничивайте себя изучением философии, которая соответствует только вашим текущим ожиданиям.
    3. Сосредоточьтесь на ответственном . Философия должна быть практичной. Это означает, что нужно меньше фокусироваться на неразрешимых вопросах, которые просто приводят вас в круги.Я атеист, но мое мнение таково, что вопрос о том, есть ли человек в облаках, не имеет значения. Здесь нет великой правды, только сейчас и опыт. Ответы на вопросы:
      • «Что я должен сделать, чтобы иметь осмысленную жизнь?»
      • «Как мне смотреть на болезненные моменты, чтобы они не подавляли меня?»
      • «Как мне действовать в отношениях с другими людьми?»
    4. Не совершать . Создание философии — это непрерывный процесс совершенствования, а не конечный результат.Я никогда не ожидаю найти окончательный ответ, просто все лучше. Мой подход заключается в том, чтобы рассматривать любые стратегии, которые у меня есть на данный момент, как лучшие из доступных на данный момент, но я всегда открыт для нового понимания.
    5. Ищите ссылки . Опыт может выработать вашу стратегию жизни. Я стремлюсь найти как можно больше широкого опыта, чтобы использовать его в качестве ориентира при разработке жизненной философии. Это не значит, что вам нужно курить много наркотиков или жить в пустыне в течение года.Просто вы не должны ограничивать себя рутиной своей повседневной жизни.
    6. Общайтесь с другими . Обсудите свою философию и найдите философию других людей. Я делаю все возможное, чтобы зарезервировать суждение и просто наблюдать. Я слышал совершенно разные жизненные философии от моей собственной, и каждая из них является ценным источником новых идей. Не останавливайте поток, проповедуя или судя тех, у кого другое мировоззрение.
    7. Эксперимент . Философия должна быть практичной.Они должны влиять на то, как ты думаешь и что делаешь. Поэкспериментируйте с различными подходами и посмотрите, какой из них лучше всего сочетается с четырьмя критериями, которые я упомянул выше.
    8. Соберите новые функции . Линзы и метафоры являются важным компонентом стратегии жизни. Прочтите эту статью о создании библиотеки мыслительных функций, чтобы узнать больше.
    9. Держите противоречивые идеи . Я полагаю, что именно Аристотель сказал: «Это знак образованного ума — держать в голове две противоречивые идеи, не принимая ни того, ни другого.
    10. Будьте терпеливы . У меня далеко не идеальная стратегия для жизни. Я ожидаю, что процесс совершенствования жизненной философии займет десятилетия, возможно, всю мою жизнь. Окончательных ответов нет, только слегка оптимизированные.

    Бонус: не принимайте это всерьез! Стратегия жизни важна, но она не должна восприниматься как тяжелое бремя. Великие философии заставляют вас чувствовать себя взволнованными возможностями, приключениями и возможностями. Хорошая лодка должна уметь справляться с бурным морем, но она также должна быть удобной, когда вода спокойная и солнце отсутствует.

    Вам понравилась эта статья? Вот еще кое-что, что вы можете найти интересным:

    ,

    за гранью добра и зла: предисловие

    Резюме

    Ницше начинает с провокационного вопроса: «Предположим, что истина — это женщина — что тогда?» Ницше полагает, что догматизм большинства философов — очень неуклюжий способ завоевать женское сердце. В настоящее время ни один догматизм не кажется вполне удовлетворительным, и философия еще не победила правду.

    Несмотря на всю серьезность догматизма, серьезного его предназначения, Ницше предполагает, что основы всего догматизма основаны на детских предрассудках или предрассудках.В качестве примеров он приводит «суеверие души», которое остается даже в атеистической философии «суеверием субъекта и эго», а также соблазн грамматики или грубых обобщений, основанных на узком наборе фактов.

    Догматизм был ответственен за ## Платоновские идеалы чистого духа и Форму Добра, которую Ницше называет «худшей, самой стойкой и самой опасной из всех ошибок», а также обвиняет христианство в «платонизме». для «народа». «Однако борьба с этим догматизмом создала напряженность в духе современной Европы, и, как предполагает Ницше,« с таким напряженным луком мы теперь можем стрелять для самых отдаленных целей.«Он обвиняет иезуитов и демократов в том, что они пытаются ослабить это напряжение, а не считают его необходимостью, средством достижения цели. Это« великолепное напряжение »ценится людьми Ницше:« хороших европейцев, и свободных, » очень свободных духов. «

    Комментарий

    Ассоциация Ницше философии с догматизмом была более уместной в его дни, чем у нас, но, к его чести, он частично отвечает за отказ философии от догматизма. Немецкая философия девятнадцатого века была особенно изобиловала «системными» философами, величайшим из которых был ## Гегель ##, — которые разработали из нескольких базовых принципов обширные, сложные системы, которые должны были дать полное и всестороннее объяснение человека опыт.Поскольку это было философское настроение его времени, мы не должны удивляться, что Ницше был склонен видеть всю историю философии в систематических терминах, в которых его современники интерпретировали ее.

    В частности, Платон во многих отношениях далеко не догматик, хотя многие настойчиво пытаются прочесть его как таковой. В результате влияние Платона в значительной степени распространялось согласно догматическим прочтениям. Чтение Платона, которое Ницше связывает с догматизмом, интерпретирует Платона как высказывание, что мир чувств иллюзорен, и что истина и реальность находятся в невидимых, вечных и неизменных формах, которые лежат в основе и оживляют менее реальные материальные объекты, которые мы воспринимаем.Этот Платон, оказавший огромное влияние на христианство, предполагает, что наши тела являются лишь временными, физическими вещами, но у нас есть чистый дух или душа, которая бессмертна и которая нас оживляет. Платон также определяет Форму Добра как высшую из всех Форм, которая является конечной основой для всей реальности. В результате наша задача как людей состоит в том, чтобы следовать и приближать форму добра, и именно на этой задаче основывается вся мораль.

    Ницше определяет догматизм в этой вере в «чистый дух» и Форму Добра.Эти убеждения являются догматическими для Ницше, потому что они служат основой, которая сама по себе не допускает критики. Согласно популярному чтению Платона, Форма Добра является якорем для всей остальной платоновской «системы» философии. Если мы можем верить в форму добра как абсолюта, из этого следует все остальное. Точно так же вера в абсолютность и вечность чистого духа внутри нас позволяет сделать ряд выводов о человеческой природе, человеческом обществе и человеческой морали.

    ,

    Воплощенный разум и его вызов западной мысли Джорджа Лакоффа

    «Понимание, подобно глазу, в то время как оно заставляет нас видеть и воспринимать все другие вещи, само по себе не замечает: и ему нужно искусство и усилия, чтобы поставить его на дистанцироваться и сделать его своим собственным объектом … »- Локк

    « Аспекты вещей, которые наиболее важны для нас, скрыты из-за их простоты и привычности. (Человек не в состоянии что-то заметить, потому что это всегда у него на глазах.) Реальные основы его исследования совсем не поражают человека.”- Витгенштейн

    Труднее всего увидеть объектив, через который мы видим все. Осознание этого объектива, каковы «реальные основы [нашего] расследования», является целью этой работы. Это не что иное, как попытка четко сформулировать само собой разумеющиеся концептуальные «основы», на которых мы бессознательно (и некритически) опираемся, всякий раз, когда мы формируем представление о мире и о себе. Разъяснение структуры концептуальной системы фильтрации, с помощью которой мы формируем наши миры опыта, является основной целью когнитивной науки, но она также была темой большого философского теоретизирования.Эта книга — важная попытка сравнить заметки, собранные этими двумя совершенно разными способами теоретизирования, и исследовать способ создания плодотворного перекрестного опыления между ними, чтобы создать способ теоретизирования, который объединяет их сильные стороны, одновременно отсеивая их слабые стороны через постоянную взаимную критику. Но, прежде всего, плод труда понимания — это растущее самопознание читателя.

    Эта работа принадлежит (наряду с другими гигантами, такими как «Неполная природа» Дикона и «Ум в природе» Томпсона) к этому уникально современному жанру, посвященному переоценке парадигмы.Такие работы пытаются сделать рефлексивный скачок над любой существующей парадигмой, чтобы исследовать, что вовлечено в сам феномен формирования парадигмы. Мне нравится называть этот жанр «перспективным», так как он стремится создать концептуальную линзу, с помощью которой мы можем размышлять о природе всех других наших линз, на которые мы опираемся в более специализированных исследованиях. Подделывание того, что можно назвать критической «мета-линзой», является его предметом и целью. Это метапознание на уровне культурного сознания и, как таковое, интересное развитие более крупного проекта поздней современности.

    Лакофф и Джонсон полагают, что больший прогресс в философии возможен, если мыслители будут придерживаться эмпирически ответственного способа философствования. Такое эмпирическое взаимодействие с открытиями когнитивной науки, по их мнению, может поставить философствование на более существенную основу, придав ей дополнительную тягу. Они настаивают на том, что нынешний прогресс как в философии, так и в науке, по-видимому, связан с отсутствием «когнитивного реализма», а именно с недостаточной осведомленностью о распространенности и ограниченности наших систем когнитивной фильтрации.Центральные принципы мировоззрения, которые мы извлекли из греческих философов, такие как теория соответствия истины и сопутствующее понятие автономного, «бестелесного» разума, которые ранее обосновывали и воплощали наши рациональные исследования в реальность, должны быть пересмотрены в свете выводы из эмпирического исследования разума. Альтернатива, которую они представляют, заключается в том, что философия остается застрявшей в собственном концептуальном пузыре на неопределенный срок, причем каждый ответ является функцией наших собственных конструктов.Как они выразились:

    «[T] все начинание философского исследования требует предварительного понимания концептуальной системы, в которой задано начинание…. Пока эта работа не будет сделана, мы не будем знать, отвечают ли философы дать их вопросы являются функцией концептуализации, встроенной в сами вопросы ».

    Несмотря на то, что мы видим все через сеть кровеносных сосудов, наложенных на сетчатку, мы склонны считать себя прозрачными, наслаждаясь прямой, неопосредованной и беспроблемной связью с нашими мирами.L & J показывает нам здесь кропотливые детали того, как единство, структура и последовательность нашего феноменального мира являются конструкцией, осуществляемой нашим бессознательным концептуальным аппаратом. Они приносят домой то, как каждая структура, которую мы воспринимаем в любой ситуации, является абстракцией, то есть прагматическим упрощением. Эта абстракция неизменно является функцией структуры системы когнитивной фильтрации в игре. Каждый фильтр возвращает нам форму, которая отражает структуру фильтра. Таким образом, каждое понимание реальности, будь то опыт или знание, несет на себе отпечаток нашей формы и косвенно возвращает нам вместе с позитивным содержанием видения также косвенное напоминание о наших ограничениях — о том, что мы не можем видеть и знать вещи иначе.

    Некритическая вера в самоотдачу структур, с которыми мы сталкиваемся, понятна в суете повседневной жизни, но она становится обязательством для любого вида теоретика. L & J радикально заявляет, что незнание этой ошибки является наиболее определяющим фактором в истории философии. Они пишут целую интеллектуальную историю, показывающую, как концептуальный аппарат различных мыслителей является их неизвестной судьбой. Они показывают, как это приводит их к положению онтологий, которые проектируют и подтверждают его структуру, таким образом определяя траекторию развития их систем с самого начала.В руках L & J мы можем оценить, что самый критический игрок, дающий структуру интеллектуальной истории — когнитивное бессознательное и его диапазон возможностей — еще предстоит описать. Это то, что на самом деле работает, генерируя структуру явных систем и ограничивая диапазон их возможных перестановок.

    Центральное место в деятельности L & J занимает их «когнитивная наука философских идей», которая стремится обнажить принятые как само собой разумеющееся концептуальные инструменты философы, на которых косвенно опираются и которые подвергают анализу когнитивную семантику.Мне кажется, что это начинание оживляет философские исследования, давая философам еще один инструмент для самоконтроля. L & J стараются «вновь открыть основные философские проблемы», часто блестяще показывая, как в основе множества проблем, которые формируют явный традиционный предмет философии (например, различные парадоксы, полученные из наших противоречивых представлений о причине, времени, пространстве или себе), далеко более фундаментальные проблемы, касающиеся разграничения самого проблемного поля когнитивным бессознательным.Они показывают, что настоящие проблемы философии часто являются теми проблемами, на которых мы обычно фокусируемся, и что они часто неадекватно формулируются и исследуются из-за отсутствия адекватного инструмента. Они утверждают, что когнитивная наука — это всего лишь инструмент, который нам не хватало, позволяющий нам «детально описать» эту неуловимую местность. Критический проект, инициированный такими философами, как Кант, может быть эмпирически осуществлен.

    Возможно, самый основной, самый фундаментальный элемент ЛЮБОЙ парадигмы — это модель разума, с которой она работает; процесс избирательного, абстрактного упрощения начинается здесь, с этого фундаментального выбора (по существу нормативного характера, особенно без эмпирической поддержки) привилегированного способа понимания разума.Этот выбор позволяет определенным образом относиться к реальности, в то же время блокируя другие, и именно на этом уровне L & J считает необходимым уделять больше теоретического внимания. Аргументы явно во многом связаны с теоретическими возможностями, открывшимися после критического поворота Канта, и по сути сводятся к следующему: какие концептуальные структуры нам неизвестны, мы спроецируем на мир и принудительно воплотимся в укоренившиеся мировоззрения и институты.

    Они видят эту динамику в работе в западной интеллектуальной истории: привилегированная модель «бестелесного» разума, взятая некритически, побудила мыслителей, принявших ее, спроектировать мировоззрение, воплотившее человеческие концептуальные формы (то есть «законы» природы, структуры, формы, сущности, принципы, основы) как конечные онтологические сущности в представлении, которое они называют «бестелесным» реализмом, который они принимают за базовую позицию традиции.Чтобы поддержать онтологию, была создана эпистемологическая теория, которая поддерживалась любой ценой посредством бесчисленных пересмотров теории соответствия истины. Теория соответствия оказывается нейронально неосуществимой фикцией эпистемического желаемого мышления. Ирония, которая сияет в этой книге, состоит в том, что классический реализм был нормативом, но имел целью быть описательным. Он был создан для того, чтобы избежать проблем с эпистемизмом, возникающих при рассмотрении перспективности истины.

    Их центральный аргумент в книге состоит в том, что вся эта надстройка рушится, когда вы смотрите эмпирически на то, как причина — фактически — работает. Оказывается, что разум воплотился вопреки традиционному взгляду, и что концепции, с которыми он работает, не соответствуют нормативным требованиям традиционной модели, которая диктовала, что понятия должны быть буквальными, монолитными, однозначными, пропозициональными и способными соответствовать необходимые и достаточные условия. Вместо этого он структурирован в соответствии с бессознательными метафорическими отображениями.

    Так в чем же заключен разум? Он является органическим, эволюционным, экологически встроенным, социокультурно расположенным, исторически сложенным, в значительной степени бессознательным, образным, метафорическим, перспективным, информированным эмоциями, интерсубъективным и взаимосвязанным насквозь. Традиционные дихотомии, такие как воображение / разум, эмоция / разум или действие / разум, растворяются. Разум не автономен, он состоит в том, чтобы позиционировать себя в среде, как культурной, так и экологической.

    При формировании нашего мышления, наиболее решающим фактором, наряду с нашей моделью разума, является наш способ построения категорий. Это фундаментальный предтеоретический акт, который предопределяет область любой явной теории. Итак, чем же категории воплощенного разума отличаются от категорий разума, которые традиционно представляются?

    Оказывается, что большинство человеческих концепций не имеют пропозициональной структуры и не могут быть полностью отображены в соответствии с необходимыми и достаточными условиями, потому что «структура концептов включает в себя прототипы, а каждый прототип включает в себя различные способы рассуждения.И, что наиболее важно, возможно, что каждое скелетное понятие почти никогда не является монолитным или полностью буквальным, поскольку оно обретает полный смысл благодаря множеству несоизмеримых метафор.

    Они утверждают, что наши самые элементарные, интуитивные, близкие знания о мире закодированы в «первичных метафорах» — связях между различными нейронными доменами, сформированными в нашем раннем сенсомоторном взаимодействии с окружающей средой. Интересно, что эти основные метафоры являются универсальными, которые изучаются, и они формируют основу нашего межсубъективного общего мира, а также связывают нас со стабильными структурами в окружающей среде, которые имеют отношение к нашему функционированию.Эти метафоры являются основой всего нашего последующего познания мира и предоставляют материалы по любой причине, независимо от уровня ее абстракции или сложности. Они показывают, как большая часть наших самых абстрактных рассуждений импортирует логические схемы из этих ранних сенсомоторных связей.

    В качестве примера своего анализа они показывают, как рождение формальной логики было основано на метафоре категорий как контейнеров, которая получена из нашего сенсомоторного опыта пространства. Таким образом, мы говорим о членах данной категории как о «внутри» метафорически спроектированного контейнера.Отсюда вытекает понятие предикации или «включение» «в» категорию. Таким образом, в центре логики Аристотеля (и большей части нашей) лежит метафора «Предикатив — сдерживание», с помощью которой мы используем образную схему сдерживания, чтобы сформировать нашу связь утверждений. Логика использует наш телесный опыт космоса и проецирует его паттерн на области, выходящие далеко за пределы исходного опыта.

    Что делает вещи очень неудобными для преданного логика, так это относительность этих концепций, с которыми нам приходится работать: множественные и потенциально противоречивые метафорические конструкции возникают из нашего воплощенного сенсомоторного опыта нашей среды, и все они могут быть правдой в разных контекстах! Они снова и снова показывают, как один и тот же философ развивает множество линий рассуждений с помощью нескольких непоследовательных метафорических отображений.Они также показывают, какой вес эти метафоры действительно несут в философской системе, и как каждая из них допускает различные способы рассуждения:

    «… [P] гилософские теории структурированы концептуальными метафорами, которые ограничивают то, какие выводы могут быть сделаны в этой философская теория. (Обычно бессознательные) концептуальные метафоры, которые составляют основную часть философской теории, имеют причинно-следственный эффект ограничения того, как вы можете рассуждать в этих философских рамках ».

    А как насчет математики, которая казалась бы настолько «чистой», насколько это было возможно от всех телесных помех?

    «Математика позволяет нам моделировать метафорические теории и точно рассчитывать выводы о категориях базового уровня.Такие выводы могут затем быть спроецированы на научные темы, чтобы дать объяснительные объяснения для существующих данных и сделать прогнозы. Это позволяет то, что метафорические теории могут иметь буквальные последствия базового уровня ».

    Насколько я могу понять из их работы, математика и логика не освобождаются от общего правила; Это также инструменты, которые в значительной степени определяются когнитивно-бессознательными метафорическими моделями вывода, основанными на сенсомоторном опыте. Похоже, это говорит о том, что наша способность к разуму намного превосходит компетенцию этих формализованных систем, что истинные принципы, которыми мы руководствуемся, намного превосходят те, которые в настоящее время определяются формальной логикой.Таким образом, логика не может быть окончательным основанием для претензий на истину, так как она сама по себе не является основанием. Поскольку эти принципы нам пока в значительной степени неизвестны, мы в основном движемся ими неосознанно. Таким образом, когнитивная семантика становится бесценным инструментом для раскрытия нашей полной способности к рациональному пониманию. Однако то, на что именно была бы похожа логика, основанная на метафорических понятиях, неясно, как и то, как конкретно она относится к логике, какой мы ее знаем. Также неясно, из чего состоит именно «метафорическая правда».

    Поскольку разум воплощен не только в относительном постоянстве природной среды, но и в постоянно меняющихся культурных средах, он подвержен историческому развитию и определенной степени относительности. Они прилагают все усилия, чтобы отвергнуть универсальность, которую традиционная философия позиционирует в качестве ее характеристики — настаивая на том, что в природе нет ни «рациональной структуры», ни каких-либо готовых категорий, — вместо этого настаивая на ее перспективности. Действительно, они рассматривают эту предполагаемую структурную «универсальность» как овеществление, проекцию наших когнитивных категорий на мир.

    Тем не менее, хотя нет никаких перспективных универсалий, таких как априорная философия, о которой мечтал а-ля Кант, чтобы обосновать наши рассуждения, Лакофф и Джонсон считают, что, тем не менее, есть общие места, на которые мы можем ступить, и что они возникают из общего структура нашего воплощения, и из закономерностей нашего взаимодействия с большей естественной средой, в которой многообразие культуры было вынуждено развиваться. Похоже, они коллективно поддерживают эти когнитивные основы как новый критерий, устойчивую точку отсчета, в соответствии с которой можно оценивать и сравнивать системы, чтобы избежать релятивистского потока.

    Каковы онтологические последствия всего этого?

    Все, что остается после концептуальной работы по сносу L & J, — это когнитивный, «воплощенный реализм», коренящийся в нашей сенсомоторной связи с окружающей средой, закодированной в категориях базового уровня. Эта непосредственная связь происходит только на этом уровне. Авторы отмечают, что «эволюция не требует от нас быть настолько точными выше и ниже базового уровня (категоризации), как и на базовом уровне, и поэтому мы этого не делаем.Таким образом, более общие понятия, которые обеспечивают арсенал всего нашего теоретизирования и науки, основаны только косвенно, через базовый уровень. Они утверждают, что наука и техника «расширяют базовый уровень», но остается вопрос о том, как, если они правы, мы можем законно экстраполировать наш опыт, обобщая его паттерн далеко за пределы экологической ниши, к которой приспособлен наш когнитивный аппарат. как у нас в науке?

    Они настаивают на том, что вопреки бестелесным реалистам (из которых философы-аналитики являются последней мутацией), «что шляпа всегда делала науку возможной — это наше воплощение, а не наше превосходство над ней и наше воображение, а не наше уклонение от нее». ,И все же я не совсем уверен, что аргументы авторов успешно доказали, что эта форма реализма является чем-то большим, чем прагматизм. И если это не более чем прагматизм, как здесь основываются математика, логика и наука? Очевидно, что наши математические модели обладают большой предсказательной силой. Это, кажется, требует подгонки за базовый уровень, который, согласно их теории, не гарантирован. Насколько я понимаю, эта эпистемическая банка глистов еще не решена.

    Критическая ясность L & J удается осуществить окончательное уничтожение антропоморфизма (сохраненное в утонченных метафорах, таких как «законы» природы, «фундаментальная математическая структура» вселенной, «компьютерные программы» в мозге, « машины »в теле,« информация »в квантовой сфере или« в »ДНК и т. д.), которая была целой целью науки, по крайней мере с Оккама. Напротив, господствующий метафорический механоморфизм и вычислительный характер стандартного материализма кажутся антропоморфизмом в драг.Снова и снова они показывают, что не только философы страдают от ошибки антропоморфизма, но и ученые. «Концептуальные смеси — это норма в науке», — с сожалением отмечают они. Их пример вычислительной нейробиологии демонстрирует модель, которую они считают универсальной в науке: различные типы редукционизмов оказываются не чем иным, как воплощениями и проекциями концептуальной моды или предпочтительных метафор теоретика.
    Их когнитивная критика подделывает бесценный эпистемологический инструмент, который, я согласен, должен стать функциональной частью ЛЮБОГО теоретического инструментария.Саморефлексивность, которую он приносит, в конечном итоге освобождает.

    Возможно, источником их критической строгости является именно эта готовность воздерживаться от проецирования онтологий просто для облегчения эпистемологических болей. В шутку было бы интересно увидеть, как они пишут продолжение, в котором история метафорического мышления основывается на научной практике. Я подозреваю, что это не будет очень популярно.

    Чего не хватает, так это применения этого метода к описанию других философских традиций. Было бы интересно увидеть, как каждый из них по-разному использует ресурсы когнитивного бессознательного.Также отсутствует понимание того, что их работа является следствием гораздо более крупного философского проекта, инициированного критическим поворотом Канта. Рассматриваемый как дополнительный проект к трансцендентальной феноменологической критике, которая стремится отобразить то, что Чалмерс назвал точкой зрения от первого лица, L & J действительно предлагает хорошее отображение того, как действовать от третьего лица, эмпирической точки зрения разума. Реальный вопрос будущего, возможно, состоит в том, какая карта большего размера содержит два. Ни одной стороны не достаточно.

    Этот крупномасштабный акт сноса имеет конструктивную функцию: он заменяет ограничивающую модель разума той, которая более верна нашей полной способности проникновения в суть как воплощенное существование. L & J показывают, что традиционная модель бестелесного, буквального разума строго ограничивает диапазон возможного философского понимания, а также истощает материалы разума. Их работа открывает путь к модели разума, которая может реально использовать нашу способность к пониманию и которая более полно интегрирует весь спектр нашего опыта.Это изменение в нашем понимании разума открывает не только новые возможности для связи с нашим миром, но и для нас самих. В конечном счете, авторы правы побуждают нас читать это не просто как философский трактат, а как руководство к самопознанию.

    Episode 15 Transcript — Философия это!

    Это расшифровка подкаста Эпизода 15 о философии Плотина.

    Мне легко вспомнить важные элементы философии Плотина и неоплатонизма в целом, когда вспоминаешь об этом и вспоминаешь его в связи с одним общим вопросом о Боге. Это вопрос, который люди по понятным причинам задают всякий раз, когда происходит какая-либо серьезная трагедия в новостях или во всем мире, и на самом деле … из всех аргументов, которые люди приводят против существования Бога, это один из самых распространенных, и я думаю, слабые аргументы вокруг.Как может существовать всемогущий, любящий Бог, и все же позволить злу существовать? Или … с менее узким представлением о том, кто такой Бог, вы могли бы спросить … как могут зло или плохие вещи возникать из совершенно доброй силы … той, у которой нет зла ​​с самого начала? Вы знаете … если мы живем в упорядоченном и гармоничном Космосе, как в основном думали греки … и добро — это нечто, что кажется последовательным и важным для того, что поддерживает этот порядок и гармонию … тогда почему вообще существует зло?

    У Плотина был действительно хороший ответ на это.К сожалению, просто объяснить, как Плотин ответил бы на вопрос, когда его задавали ему … недостаточно … и не все его философии в любом случае сосредоточены вокруг этого вопроса. Но что я здесь получу … если вы помните ответ Плотина на этот вопрос … и почему он думал, что это правда, то, вспомнив один вопрос … вы можете использовать его, чтобы вспомнить самые важные вклады Плотина и начало Неоплатонизм внес в философию в целом. Подумайте обо всей философии Плотина как о вашем гардеробе.Этот вопрос похож на гардеробную … Вместо того, чтобы хранить всю одежду в огромной куче на полу … морщинистой … достать рубашку или штаны, когда они вам нужны … вы можете иметь их аккуратно и аккуратно в прогулка в шкафу … здесь вы можете носить свою летнюю пляжную одежду … свою зимнюю одежду там … и ваши старые выпускные платья, спрятанные глубоко за всем остальным … вы знаете, где это, и это имеет смысл в отношении всего остального. Этот вопрос представляет собой гардеробную, которая поддерживает организованную философию Плотина … и мы будем ссылаться на нее в течение всего эпизода.

    Во-первых, давайте немного подготовим почву … Я хочу, чтобы вы, ребята, вернулись к тому, на что было похоже жить в период Плотина, потому что, понимая это, вы можете понять, откуда приходит Плотин.

    Вы окажетесь в 250 году нашей эры. Поздняя античность … Прямо в период Римской империи с большим количеством бедствий и хаоса, который был вне контроля среднего гражданина, чем почти в любое другое время в истории Рима. Этот период времени обычно называют «кризисом третьего века» … так что только название дает вам представление о том, что происходит … Это пара сотен лет ПОСЛЕ эллинистического века … Опять, еще один пример создания философии огромные успехи во времена политических и культурных беспорядков.Жизнь была ужасающей и трудной в это время … Постоянные войны и болезни убивали население … и когда все это было сказано и сделано, историки считают, что население сократилось на 33%. и это еще не все … выжившее население, даже в районах, где не было войны … этим людям все еще приходилось платить за постоянную войну. Налоги выросли, и многие люди были вынуждены переехать куда-то еще, потому что они больше не могли позволить себе быть гражданином Рима. Представьте, что ваше современное правительство требует от вас денег и вынуждено в течение месяца идти в одном направлении, чтобы добраться до места, которое вы действительно можете себе позволить.

    На самом деле, забудьте этот пример, просто представьте себя кем-то, живущим в Риме около 250 года нашей эры, во время всех этих проблем … и у вас есть кость, которую можно выбрать с Плотином. Вы только что прозрели! Вы думаете о себе … как может существовать всемогущий Бог, когда в мире так много зла? Вы думаете, что это удивительный момент, и вы собираетесь отнести его к Плотину … мудрейшему, самому уважаемому мудрецу-мудрецу и сказать: «Давайте посмотрим, что он скажет по этому вопросу …»

    Хорошо, забудьте, на что был похож Плотин секундочку … давай поговорим о тебе.Мало того, что все это происходило на политическом уровне … но вы бы обнаружили, что живете в мире вскоре после того, как произошел огромный сдвиг в том, как обычный человек рассматривал себя как существо в этом мире. Или, точнее, что значит быть человеком … кто ты? Подумайте об этом на секунду, когда вы думаете о своем «я», что вы? Вы бы сказали, что ваше тело является частью того, кто вы есть? Вы только тело? состоит только из атомов во вселенной, которая также состоит только из атомов? Может быть, вы думаете, что это ваше тело именно там, где вы сейчас проживаете … в этом физическом существовании.Так что ты? Вы ум, обладающий способностью рассуждать, управляющий этим телом? Тебе нравятся рейнджеры, управляющие мегазордом… что-то, сделанное из физических вещей, контролирующее что-то еще, сделанное из физических? Это не простой вопрос.

    Вспомните, я полагаю, во втором эпизоде ​​подкаста, когда я произвел ужасное впечатление вычурного англичанина, спрашивающего, что такое философия… и затем я считаю, что произвел ужасное впечатление на профессора Снейпа, просто чтобы придать ему ясность хороший баланс плохого разброса вокруг … вероятно, мой наименее любимый момент в истории шоу, но я думаю, что с тех пор я стал намного лучше … хорошо, я хотел бы повторно затронуть этот вопрос на минуту, потому что я думаю, это актуально и может что-то добавить сюда.

    Люди используют слово философия невероятно свободно. Это может означать … тонны вещей. Поскольку у всех разные определения, когда разные люди настраиваются на такое философское шоу, у людей разные ожидания относительно того, каким будет контент. Послушай, правда … это не чья-то вина. Люди видят, как слово «философия» используется повсеместно вокруг них… как, например, Говард Шульц пишет на обороте чашки Starbucks: «Моя философия заключается в том, что каждый заслуживает горячую, вкусную… идеально приготовленную чашку кофе», но, очевидно, это не то, о чем говорили о здесь.

    Мы движемся в место в истории философии, где оно начинает двигаться вместе с историей религии, особенно на западе с монотеистической религией христианства.

    Так что, если вы пытаетесь выяснить, что такое философия, то было бы неплохо начать с того, что эксперты говорят, что это … и если вы получаете степень по философии в университете … или вы читаете обзор философии … Не все университетские программы охватывают христианство … не все обзоры книг рассматривают христианство как заметную часть философии.Лично я не согласен с этим, я думаю, что он внес несколько заметных этических изменений, но я не совсем не согласен с мнением, что это не одно и то же. Я имею в виду, почему у нас есть два имени для них, если они были точно такими же?

    Есть книга под названием «Краткая история мысли» парня по имени Люк Ферри… это одно из тех ОЧЕНЬ ОБЩИХ, ШИРОКИХ ВЗГЛЯДОВ, знакомящих с некоторыми основными понятиями философии. Он не является исчерпывающим, его целевая аудитория — это люди, которые мало или совсем не имеют философского опыта, и он просто пытается проявить интерес или дать вам скелет для работы, когда вы продвигаетесь в своем образовании.Люди просят меня все время читать по электронной почте, вот один из них. Я уверен, что это на Audible … почему бы и нет. Это бестселлер. Но я определенно рекомендую это, но на протяжении всей книги он утверждает, что философия и религия — это две совершенно разные вещи, которые пытаются решить одну и ту же проблему.

    Он говорит, что мы люди. В отличие от любого другого животного в животном мире, мы обладаем уникальной способностью использовать префронтальную кору нашего мозга и смотреть в будущее и беспокоиться о том, какие ужасные вещи могут случиться с нами в будущем.У нас есть возможность смотреть в прошлое и сожалеть о том, что мы сделали или, возможно, не сделали. Эта уникальная способность людей представляет для нас совершенно уникальную проблему … она вызывает беспокойство. Это вызывает страх. Люк Ферри утверждает, что то, чего мы боимся, это смерть … но его определение смерти не является узким определением, где он говорит только о конце нашего телесного существования … он думает, что смерть лучше описать термином необратимости. Будучи людьми, мы беспокоимся обо всем плохом, что может случиться с нами, когда существование больше не будет прежним.вы беспокоитесь о том, что ваша рука оторвана проезжающим поездом или автобусом … вы можете беспокоиться о том, что ваша девушка покинет вас … а потом вы просто будете оглядываться на «ту, которая ушла» на всю оставшуюся жизнь … мы страх необратимости. Ну, и религия, и философия помогают нам избавиться от этого страха. Религия утверждает, что смерть — это иллюзия … и разные религии говорят об этом по-разному, но большинство из них говорят, что смерть — это только конец этого препятствия, в котором мы находимся, и затем ИСТИННОЕ существование начинается или возобновляется. … в каком-то высшем мире.

    Когда происходят, казалось бы, плохие вещи, христианство скажет, что это все часть провиденциального плана Бога, поэтому вам не стоит об этом беспокоиться, Бог посылает вам сообщение через этот опыт.

    Люк Ферри говорит, что философия, с другой стороны, это «спасение без религии». Он считает, что философия — это способ объективно взглянуть на себя и преодолеть страх смерти и необратимости, используя только те механизмы, которые вам даны как человек разумный, живущий на планете Земля.Вам не нужен сверхъестественный Бог, который говорит вам, что смерть — это действительно нечто великое, чтобы преодолеть ее, вы можете прийти к миру со смертью ВСЕМ самостоятельно. До сих пор мы видели множество примеров этого … у нас есть эпикурейцы, которые говорят, что нет причин бояться смерти, потому что все, что вы есть, — это совокупность атомов, которые просто прекратят существовать … у нас есть стоики и буддисты, говорящие очень похожие вещи о том, что если вас убьют или произойдут плохие вещи, они будут внешними по отношению к вам и полностью вне вашего контроля, поэтому нет причин беспокоиться об этом.

    Очень быстро, вы можете задаться вопросом, почему такие вещи, как физика и метафизика, важны в философии, если вы думаете так … ну, чтобы узнать лучший или мудрый способ действовать в любой конкретной ситуации, одна очень важная информация, которая вам нужна, это знаю, где ты. Я имею в виду, что правильный способ действовать в библиотеке совершенно отличается от правильного способа действовать в ночном клубе … или в боулинге. Люк Ферри говорит, что мы можем думать о физике и метафизике как о способе точно понять, где мы находимся, чтобы мы могли делать дальнейшие выводы.

    Теперь, если вы думаете об этом так, тогда философия и религия, очевидно, ОЧЕНЬ отличаются друг от друга. Из этого правила есть исключения, которые он изложил … но в целом это действительно хороший способ классификации информации в философии. Это идея, почему многие университетские учебные программы и книги не рассматривают христианство или другие религии как философию. И действительно, могу ли я просто сказать, что как хороший человек, который не хочет ничего, кроме того, чтобы развлекать и вдохновлять людей своим голосом, идея сделать эпизод исключительно о христианстве — это повторяющийся кошмар, от которого я просыпаюсь.Христианство во времена Иисуса, а затем и Римской империи, НАМНОГО отличалось от христианства сегодня. Плюс, потому что это все еще влияет на МНОГИЕ люди, есть ВСЕ ВИДЫ различных интерпретаций того, что случилось, как это случилось, как христианство сделало свое господство и его отношения с правительством. Это абсолютный кошмар … просто спрашивать, чтобы люди обиделись … или чтобы люди защищались, предлагая другую интерпретацию. Сама религия является довольно большой частью философии на протяжении многих лет, и у нас будут эпизоды о философах, которые были христианами, которые смотрели на принципы христианства сквозь призму философии.Но сделать эпизод об ОСНОВАНИИ религии не очень актуально и не очень хорошая идея.

    Подумайте о любой другой истории, которая у нас есть в этот период времени или раньше. Я имею в виду просто привести пример … мы говорили о Сенеке в нашем эпизоде ​​о стоической этике. Он жил поколение ПОСЛЕ, когда Иисус ходил по земле … он был якобы важным государственным чиновником … советником Императора Нерона … и мы даже не знаем наверняка, что он существовал. Знаки указывают на «да», но есть неопределенность… Многие люди думают, что его произведения могут быть двумя или тремя разными людьми, приписываемыми только одному парню, которого они называют Сенека.

    Подумайте о волшебных и сумасшедших историях, которые мы слышали о таких людях, как Пиррон … или Пифагор … я имею в виду, сегодня мы поговорим о Плотине, который жил во ДВУХ ОБЪЯВЛЕНИЯХ … и есть всевозможные истории он вызывает духов и противостоит заклинаниям магов … мы должны немедленно сбрасывать со счетов эти истории, как будто они совершенно не соответствуют действительности и принимать чудеса, которые Иисус совершил, как исполнение пророчества. Суть, которую я пытаюсь подчеркнуть, заключается в том, что ВСЕ источники из этого периода шатки и спорны, и как хозяин подкаста я не думаю, что было бы справедливо в любом случае показывать основание христианства.

    Одна вещь, которую вы не можете оспорить, — это ОГРОМНЫЙ всплеск популярности христианства, и это действительно соответствовало тому СДВИГУ, как среднестатистический человек того времени видел себя. Помнишь, что я на самом деле? Было множество ответов на этот вопрос, которые возникли до этого периода времени 250 г. н.э. … Я имею в виду, что почти каждый греческий философ прежде имел что-то сказать по этому вопросу … и действительно … у всех них было одинаковое количество реальных доказательств сделать эти заявления о том, что мы были … они ничего не имели.Ну, теперь появилась НОВАЯ модель мышления, растущая в популярности. Люди решили, что они не были телом или разумом … они думали, что они просто сознание, которое контролирует тело в этом физическом мире.

    Люди решили, что они действительно были чем-то похожим на духовное существо … не просто духовное существо … но заключенное в духовное существо … ограниченное, прикованное к телам в этом физическом мире. Ваше тело принадлежит вам, но это не вы. Вроде как ваш смартфон … он принадлежит вам … он играет важную роль в вашей повседневной жизни … но ваш смартфон не вам.

    Ваше истинное я — это просто сознание, которое управляет этим телом. Важно отметить, что, когда все эти другие греческие философы говорили о душах … не было никакого смысла обязательно, когда эта душа путешествовала в какой-то духовный мир после вашей смерти … были очень редкие случаи, когда они упоминали какую-то загробную жизнь … но для В подавляющем большинстве из них душа была полностью совместима с физическим миром, во много раз большей частью вашего тела, чем ваши руки или ноги.Если ваши руки были частью вашего тела, которая держала вещи … или касалась вещей … тогда душа была просто частью вашего тела, которая … рассуждала … или чувствовала эмоции … или множество других вещей, в зависимости от того, какой философ говорил на время.

    Просто представьте на секунду, если вы почувствовали это. Тогда люди все больше и больше начинали видеть себя как сознание … пойманное в порочное физическое тело … существующее в этом порочном физическом царстве, которое приносит вам страдания … просто умирающее, чтобы вернуться к РЕАЛЬНОМУ существованию в этом высшем царстве, которому нечего делать с физическим миром.

    Просто представьте, что вы чувствуете себя таким образом. Вы в основном главный герой в фильме «Планета обезьян» … вы разбиваетесь о землю на чужой планете … на самом деле … предупреждение о спойлере … вы разбиваете землю о том, что вы думаете, чужая планета … ваш корабль уничтожен … вам нужно заменить некоторые разделить или найти новый корабль, чтобы вы могли покинуть планету и вернуться к своему истинному существованию … но в то же время … вы попали в ловушку этого враждебного инопланетного мира … просто пытаясь извлечь из этого максимум.

    Это было бы вашей реальностью.Это было бы реальностью Плотина. Итак, что начало происходить, так это то, что люди начали искать способ получить некоторое облегчение от этой «реальности», как они ее видели, не говоря уже о тревоге смерти и всех других проблемах, с которыми вы сталкиваетесь как человек в этом мире… и было несколько повествований, которые приобрели популярность в то время, чтобы попытаться достичь этого чувства облегчения. Вы видели, как восточная философия за это время стала немного популярнее на Западе … Было несколько языческих подходов … но ни один из них не набрал оборотов, потому что они не сразу улучшили жизнь людей, следовавших за ними, как христианство.Кроме того, христианство предлагало личное спасение, оно было очень привлекательным для людей, обеспокоенных собственной смертностью.

    Самое важное, что мы должны понимать ПРЯМО СЕЙЧАС … это то, что в течение этого времени, когда жил Плотин, были различные попытки создать систему, которая помогла бы людям справиться с этой новой идеей о том, что такое человек. Чаще всего это было сделано путем создания различия между существованием в этом физическом мире … и тем, что они называли ИСТИННЫМ существованием … вы знаете … отворачиваясь от нашего телесного существования … и к более высокому царству существования.Неоплатонизм был одним из них.

    Но вернемся к нашему примеру. Вы живете в это время, вы видите себя как сознание, которое заперто в этом низшем физическом царстве…. У вас есть прекрасная идея, указывающая на то, что Бог не может существовать, потому что в мире есть зло, и вы хотите поговорить с Плотином , Хорошо, основываясь на историях, которые у нас есть о нем … довольно ясно, что Плотин был довольно интересным парнем … он жив слишком поздно, чтобы иметь супер экстремальные истории о нем, где он практически сам бог … у него есть своего рода уменьшенная версия такое отношение к людям, как Пифагор … это не так экстремально … в конечном итоге он звучит чуть менее как Пифагор и чуть больше как правитель Северной Кореи … вы знаете, он получает истории типа «он изобрел игру в баскетбол и набрал 500 очков в его первая игра «Есть история о Плотине, когда он довольно молод, и один из его одноклассников очень завидовал ему и наложил на него заклинание… он был как злой волшебник… и Плотин получил удар заклинанием, а его тело — все жестко, но потому что у Плотина был такой мощный дух, защищающий его … заклинание отскочило от него и отразилось обратно на человека, который его сотворил.По сути, замените всю начальную последовательность книг или фильмов о Гарри Поттере этим разделом жизни Плотина … Я имею в виду, давай … любовь его мамы защитила его … Заклинание Волдеморта отразилось, и затем он должен был получить гериатрическую помощь в течение следующих 15 лет … Я просто говорю, давайте не будем полностью исключать, что Джоан Роулинг украла эту историю у Плотина.

    То, что я говорю, — у нас очень ограниченное количество историй о Плотине, с которыми можно работать … и подобные истории повторяются снова и снова.В свое время его считали мудрецом … он не ел очень много … он не очень много спал … он находился на грудном вскармливании до 8 лет … и ясно, что, по крайней мере, была какая-то причина полагать, что у него были такие мудрые качества и способности, потому что он обладал уровнем трансцендентного знания. Он столкнулся с чем-то интеллектуально, что сделало его … отличным от всех остальных. Он достиг того чувства облегчения, которого все искали. И не то, чтобы он просто не испытывал чувства того, что он оказался в ловушке на чужой планете, как все остальные … он тоже это чувствовал … есть история о том, что кто-то хочет сделать что-то похожее на него, чтобы его вспомнили.Вы знаете, что они хотели нарисовать его… и он поворачивается к парню и говорит:

    «Разве этого недостаточно, чтобы носить с собой это изображение? Должен ли я передать изображение этого изображения как достойное внимания? »

    Он имел в виду, что это тело, в котором он обитает в этом физическом мире … это не высшая форма существования … это тело, в котором он находится, уже просто низшая копия … это просто изображение. Почему ему нужно нарисовать картину этого ложного изображения … это просто низшая копия низшей копии.Это все равно, что сфотографировать Polaroid или Polaroid. В чем смысл?

    Плотин был очень уважаем. И если бы вы спросили его… Как может существовать Бог, который является добрым и могущественным и все же позволяет злу существовать в мире? Как это может быть так? Он сказал бы, что это потому, что ЗЛО не существует. По крайней мере, так, как вы думаете об этом, это не так.

    Видите, Плотин услышал бы ваш вопрос и сказал бы:

    «как существует зло в мире? это легко … я сделаю тебя лучше … как НИЧЕГО плохого существует в мире вообще? »

    Не только … почему Бог допускает существование серийных убийц … но также и почему люди рождаются с врожденными дефектами? почему люди заболевают раком? Такие вещи.В самом деле, Плотину не нужно бросать вам вызов, но слово, которое он использовал для греческого зла, лучше переводится в наше время на что-нибудь «плохое» … так что просто соглашайтесь с этим.

    Он сказал бы, что причина, по которой вы так озадачены существованием зла, заключается в том, что вы смотрите на него неправильно. Когда в мире существуют плохие вещи … когда случаются плохие вещи … это не присутствие зла или зла … это ОТСУТСТВИЕ добра.

    Потому что, что бы это ни было … если что-то совершает злой поступок или имеет плохие качества … эти качества или поступки могут существовать только ОТНОСИТЕЛЬНО чего-то хорошего.Мы использовали пример с Гарри Поттером ранее … ну, лорд Волан-де-Морт … мы все видели его изображение в фильмах … он, конечно, совершает свою справедливую долю злых действий … но он не сможет совершить ни одного из них, если он не не имеет определенного уровня … мужественности. У него ХОРОШЕЕ тело … не хорошее тело, как у модели Abercrombie и Fitch … его тело … это хорошо. У него достаточно здоровья и подвижности, чтобы преследовать Гарри Поттера и пытаться делать что-то плохое. Вы не можете быть злым диктатором на уровне лорда Волан-де-Морта в раунде зависания.хорошо? Есть и другие примеры лорда Волан-де-Морта … у него действительно нет носа. Ну, по крайней мере, не как нормальный человек. Похоже, он потерял его в результате несчастного случая на стройке … но у него есть пара щелей … если мы назовем это НОСОМ, то он все равно позволит ему дышать. Если хороший нос — это тот, который хорошо выполняет функции носа, то есть, по крайней мере, НЕКОТОРЫЕ хорошие подарки в отношении его ПЛОХОГО носа. Если бы не было, то носа не было бы, и он был бы мертв. Все зло или зло на самом деле следует считать добром, а не таким хорошим, каким оно может быть.Потому что если бы что-то было ПОЛНОСТЬЮ лишено ЛЮБЫХ хороших качеств … этого бы не было и НЕ МОГЛО существовать. Физическая материя, из которой сделаны вещи, также играет большую роль, и чуть позже мы поговорим о том, как материя влияет на все это.

    Гениальность этого заключается в том, чтобы сказать то же самое по-другому. Если вы забрали что-то хорошее … тогда плохое всегда удаляется с ним. Так что плохое существует только по отношению к добру и поэтому является просто отсутствием добра.

    И возникает вопрос: почему вообще должно быть отсутствие?Это перекресток, который можно объяснить остальной философией Плотина. Это удобная точка опоры … потому что, объясняя отсутствие добра, мы тем самым объясняем его самый большой вклад в философию и философскую систему, которая позволила ему получить облегчение от попадания в ловушку на чужой планете.

    Видите, эта инопланетная планета — это физический мир. И философия Плотина начинается с вопроса о том, что кажется чем-то вроде странного вопроса … Как мы можем сказать, когда что-то является чем-то … Какое качество есть у всего, что есть что-то? Чтобы ответить на этот вопрос, Плотин рассматривает множество разных отдельных вещей…

    Он говорит:

    «Существо — это существо, благодаря единству.Это в равной степени относится и к вещам, существование которых является первичным, и ко всем, которые в какой-то степени можно пронумеровать среди существ. Что может существовать вообще, кроме как одна вещь? Лишенная единства вещь перестает быть тем, что она называется: никакая армия, если не единство: хор, стадо, должно быть одной вещью. Даже дом и корабль требуют единства, один дом, один корабль; единство ушло, ни осталось … поэтому даже непрерывные величины не могли существовать без врожденного единства; разбейте их на части, и само их существо будет изменено в меру нарушения единства.

    Так что, если вы не уловили его, Плотин говорит, что каждая вещь имеет определенное количество единства. Чтобы считаться существом … вам нужно обладать определенным количеством единства. Я имею в виду, что делает оркестр один оркестр? Почему это не просто отдельные люди в действительно странных костюмах, которые специализируются на игре на разных инструментах? Есть качество ЕДИНСТВА, которое делает их ОДНЫМ оркестром. Если вы помните наш последний эпизод, когда мы сравнивали мир форм с IKEA, что делает книжную полку книжной полкой, в отличие от всех разных частей, которые вы получаете, когда открываете коробку, когда возвращаетесь домой? часы, а не просто куча разных отдельных винтиков и рычагов? Плотин говорит, что все эти общие черты заключаются в том, что они обладают единством, но все они не имеют одинакового количества единства.Уровень единства в чем-то сводится к идее, которую Аристотель излагает в своих четырех причинах … и, если вы помните, одна из этих четырех причин является эффективной причиной, которая в подавляющем большинстве случаев является просто причиной существования вещи , Что породило эту вещь? Хорошо, эффективная причина часов очень отличается от эффективной причины собаки. Я имею в виду, что люди искусственно создали единство этих часов … живые существа, такие как собаки, имеют присущее им единство … они родились с ним.Плотин говорит, что нечто, похожее на собаку, имеет большее единство, чем что-то вроде часов.

    И марширующие полосы … они имеют меньше единства, чем любая из этих вещей … по понятным причинам.

    Следуя этой линии рассуждений, Плотин говорит, что чем больше у чего-то единства … тем оно реальнее. Что ж, мы уже говорили об этой концепции реальности, не существующей в этом физическом мире … об этом телесном существовании … и о том, что наше истинное существование находится в более высоком царстве, которое надеется вернуться в один день … и для протокола, это совместимо с огромными понятиями, о которых говорил Платон… вспомните его аллегорию о пещере, о том, что реальность, как мы видим, можно представить как просто тени на стене пещеры.Что ж, те тени на стене пещеры, которые мы видим в нашем телесном существовании … низшие копии истинных форм всего … этой инопланетной планеты были тем, что почти каждый кусочек греческой философии до Плотина пытался заставить нас чувствовать себя лучше. Мы можем рассматривать философию этого периода как средство для достижения цели облегчения страданий физического мира в физическом мире … Греческая философия, которая была раньше, была сосредоточена на достижении счастья в этом физическом мире … но Плотин говорит нам обратиться от нашего телесного существования и к более высокому царству, где наша истинная реальность … и эта идея единства чрезвычайно важна.

    Эту часть мы НУЖНЫ помнить для будущей католической философии. Самая важная часть философии Плотина называется его «цепью бытия», которую иногда называют «иерархией бытия». Это своего рода то, как это звучит … это иерархическая система … Наиболее распространенные визуальные люди используют для описания того, как Плотин смотрел на существование, и, на мой взгляд, он действительно хорош, думая о нем как о многоуровневом фонтане. Ранее вы уже видели, где вода изливается из верхнего уровня, и она перетекает в следующий уровень, пока не перетекает в третий уровень, и так далее, и так далее … Что ж, подумайте о философии Плотина как о трехуровневом фонтане.На самом верху … верхний уровень этого фонтана … это Unity. Плотин иногда называет это «Единственным», он иногда называет это «добром», как возвращение к Платону… многие люди называют это «Богом»… но я не могу назвать это как угодно. Никто не должен называть это как угодно. Вы знаете, как первое правило бойцовского клуба, что вы не можете говорить о бойцовском клубе? Ну, первое правило «одного» заключается в том, что нельзя говорить об одном. Это не поддается описанию. В тот момент, когда вы пытаетесь классифицировать это словами и называть это чем-то, вы уже ошибаетесь.На самом деле, если бы это не было такой большой частью его философии, я бы даже не поднял это. Видите, мое единственное умение — классифицировать вещи и делать их связанными … но Плотин нашел мой криптонит. На самом деле, лучший способ для меня даже передать неточное значение, это сравнить его со вторым и третьим ярусами фонтана, поэтому я просто скажу вам, что это за все три яруса, а затем плохо объясню, как они связаны. друг другу. Верхний уровень — это «один», второй уровень — «интеллект», а нижний уровень — это душа, которая создает физический мир, в котором мы живем.

    Итак, вещи существуют в этом физическом мире. Правильно? Все они обладают разным количеством единства. И так же, как Платон говорил в своей аллегории о пещере и его мире форм … мы можем изучать такие вещи, как … деревья в этом физическом мире. Мы можем увидеть миллион деревьев и записать все характеристики о них, но мы никогда не найдем ИДЕАЛЬНОЙ формы дерева … и отчасти это объясняется … что такое древовидность? это не округлость … или если это сосна … это не СУЩНОСТЬ того, чтобы быть «Зеленым» … Это ПРОСТО ДЕРЕВО.Но мы никогда не сможем найти это здесь, в физическом мире. Неважно, как сильно ты выглядишь, у него всегда будут другие формы по отношению к нему: например, зеленость и округлость. Но совершенная форма древовидности ДОЛЖНА существовать где-то … даже если это только в мыслях. Как мы все знаем к настоящему времени, это МЕСТО, где существуют эти вещи, называется миром форм. Хорошо, что совершенная форма древовидности в мире форм — это наиболее унифицированная, совершенная версия дерева… и если чем-то более единообразным является нечто более реальное, то, как думал Плотин, тогда это дерево, даже если оно существует только благодаря интеллектуальной мысли … более реальна, чем любая из этих порочных теней на стене пещеры физического мира.

    Вот почему второй уровень фонтана называется интеллектом. Это мир форм. Вот где лежит истинное существование. Мы души, которые населяют физическое тело. Конечно, может показаться, что мы существуем в чувственном мире … вы знаете мир, который мы можем ощущать нашими органами чувств, но ИСТИННОЕ существование находится в интеллекте.

    То, что деревья в физическом мире выглядят как деревья, не означает, что они являются деревьями. Плотин думал о вещах в физическом мире как о большем количестве НЕБЫТИЯ, чем Бытия … потому что истинное бытие … объединенные, чистые формы всего существовали на уровне 2 … интеллект.Эти физические не-существа были тенями на стене пещеры, или, как видел Плотин, отражениями форм со 2-го уровня … отлитых душой … в НЕДОСТАТКИ, ужасной материи, которая искажает и растворяет все … и это мир, в котором мы живем. Душа — это третий уровень. Это функция души для Плотина, чтобы создать и организовать физический мир, будучи катализатором между миром форм и этой грубой физической материей, которая разрушает все. Плотину была дана разумная душа людям, которая была немного другой … и душа мира, которая сделала это для … всего остального.Для Плотина люди были просто чистым интеллектом с индивидуальной душой. Он думал, что целью интеллекта … было думать … и пытаться понять мир форм. Да, у нас есть все эти эмоции, амбиции и желания, но на самом деле, они не составляют того, что значит быть «мной»… это такая же часть нас, как и наши физические тела. НАШЕ истинное существование и истинное существование большинства вещей в этом отношении лежало на втором уровне … интеллект. Таким образом, из-за всего этого Плотин приходит к выводу, что цель философии, и в действительности то, что мы все должны делать, учитывая, что мы являемся интеллектом, мы должны отвернуться от этого телесного существования и к реальности, обдумывая и пытаясь понять формы и тогда, в конце концов, мы узнаем, насколько фальшив физический мир и что на самом деле всегда связано с истинным существованием, или уровнем 2

    Но на этом уровне 2, в мире форм, существует совершенная форма всего. Опять же, если мы думаем об этом как о IKEA, то есть совершенная форма книжной полки, идеальная форма столика … идеальная форма тумбочки … но даже у всех этих вещей есть одна общая черта. все они — единое целое в себе. это единство, о котором мы говорили … и из-за этого Плотин думает, что все они должны полагаться на что-то даже большее, чем они … то, чье все существо — это единство … это единство ….что-то, что рождает все. Это первый уровень. Единый … Хороший … Бог … как бы ты это ни называл.

    Через множество образов и историй Плотин говорит, что Единый переполняет и порождает интеллект, а интеллект переполняет и порождает душу, которая затем излучает отражения этих совершенных форм в ужасную физическую материю, которая составляет смысл способный мир. Отсюда и пример фонтана.

    Теперь не история о том, КАК все эти вещи происходят, что здесь важно, хотя он и углубляется во многие детали.Это не гайки и болты метода, при котором тот или иной человек перетекает в интеллект и так далее, и так далее. ВАЖНАЯ часть — то, что эта система значит для нас как существ, живущих в физическом мире. Понимая, как далеко мы находимся от «единого»… понимая, насколько разбавленный и несовершенный физический мир обусловлен тем фактом, что он создан из порочной материи и является третьим уровнем фонтана, который для всех намерений и целей является СУПЕР разбавленная версия первого яруса фонтана.понимая все это, мы можем понять, почему могут существовать злые и плохие вещи… почему может отсутствовать добро. потому что мир, в котором мы живем, является изображением Полароида или изображением Полароида.

    Очень быстро, это шкаф, который организует вклад Плотина. как может существовать зло или зло в мире со всемогущим богом? Ответ: это не так. Только отсутствие хорошего дела. хорошие вещи не так хороши, как могли бы быть. И это можно объяснить тем, что мы существуем в физическом мире, нижней ступени иерархии бытия Плотина.

    ,

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *